Вера для чемпиона

07.02

Я решила пожить у Алины. Свою квартиру я сдавала и платить неустойку по договору, расторгнутому раньше времени, мне не хотелось. Такое случалось и раньше, в промежутке времени, пока я искала пациента. Но сейчас дома у подруги, всегда радовавшейся моему обществу, мне было неуютно. Алина вроде бы была не против моего приезда, но какое-то напряжение висело в воздухе. Не привыкшая ходить вокруг да около, на второй день своего пребывания на чужой территории, я в лоб спросила:
- Алина, в чем дело?
Подруга отвела глаза.
- Все нормально... Не обращай внимания, - помолчала, закусив губу и, наконец, с долгим вздохом ответила. - У меня появился мужчина. И, кажется, все серьезно.
Такое от подруги я слышала второй раз за всю историю нашей дружбы. Серьезно в ее понимании - это надолго, крепко и, возможно, с последствиями в виде совместного проживания и даже брака. О "серьезно" Алина никому не рассказывала, даже мне, пропадала надолго, наслаждаясь своими крыльями. Вот и теперь мир для нее перевернулся. Алина улыбнулась мне счастливо, но, спохватившись, снова отвела взгляд.
- Раньше мы встречались у меня... Вот и вся проблема.
- А почему ты сразу не сказала? У меня, вообще-то, есть квартира. И я тебе мешать не хочу. Совсем.
- Да ты и не помешаешь. Комнат ведь две.
Мы обе знали, что помешаю. Тем более Алина никогда не встречалась с простыми людьми.
Мы попили чай, а утром я, сказав, что мне, правда, так будет удобнее, отправилась на съемную квартиру, предварительно заехав на свою и расторгнув договор. У нынешних жильцов было две недели, чтобы подыскать себе новое помещение. Конечно, они не скрывали недовольства, но что тут можно было поделать. Неустойку я перевела сразу. За эту неделю я записалась на занятия по английскому и фитнес. Рисовать пока не бралась - не было настроения, да и опасалась испачкать казеное имущество.
С Мишей мы созванивались каждый день. Он рассказывал про тренировки, я слушала, мало что понимая, и иногда говорила о своих делах, которых, впрочем, почти не имелось. Мы болтали о погоде, о политике, о людях. Со временем была беда - часовые пояса здорово сказывались на тональности беседы. И хотя я фактически не уставала, Миша был измотан. Поэтому говорили мы ночью по Москве. 
Так продолжалось две недели. А потом все посыпалось. 
Из-за фактического безделия и поздних разговоров, меня начала мучить бессоница. Сначала я читала ночью, потом делала задания по английскому, потом решила смотреть сериалы. Сколько я ни придумывала себе занятий, у меня появилась прорва свободного времени. И его заполняли воспоминания, сводимые к одному итогу. Я снова и снова приходила к мысли, что меня окружают трагедии, и чем дальше от меня человек, тем лучше для него.
Чушь, но с тоски верилось.
А потом Михаил стал звонить все реже и реже. Просто один раз он спросил:
- Мне приехать за тобой?
- Нет, - резко и категорично ответила я. - Пока не могу...
Он помолчал, явно не понимая, почему я вдруг сорвалась, как-то стушевался и быстро закончил разговор. С тех пор он стал пропадать - на день, два. Если звонила я - иногда шепотом отвечал, что занят, и перезвонит сам. Бывало, забывал. Говорил, что весь в подготовке к новому бою. А мне советовал по ночам спать.
А я не спала. Я впадала в какое-то оцепенение. Если и засыпала, мне снилась больница, бабушка и собственная беспомощность после комы. Во сне я снова не могла внятно говорить. А ещё  меня не слушались руки и ноги. Просыпалась я с дикой головной болью и несообразным ситуации ощущением тревоги. Английский шел туго, как я ни старалась. Попросила Мишу поговорить со мной на его втором языке, а он зашпарил так, что я не поняла ни слова и окончательно расстроилась.
- Не переживай, - успокаивал меня Миша. - Здесь ты быстро всему научишься. Я знаю прекрасных репетиторов. Пока я буду заниматься, ты будешь учиться.
Не знаю почему, но мне не нравился такой расклад. Завязнув в пустоте за пару недель безделья, я всерьёз начала опасаться, что и  в США столкнусь с подобной проблемой. Миша будет всегда на виду. Смогу ли я везде следовать за ним? На вечеринки, мероприятия, фуршеты, презентации, бои?
Я каждый вечер пролистывала его бешено яркий инстаграм, который регулярно, стараниями Андрея, пополнялся новыми фото, и задавалась одним и тем же вопросом: как я найду место в мире Архангела, не зная ни его языка, ни его правил, неперенося бокс от слова совсем? Если бы я ехала с Маргаритой Васильевной, я бы ничего не боялась. Я бы и там была нужна и всегда занята.
А теперь что?
Пару раз мы ходили с Алиной в бар. Подруга чувствовала, что со мной что-то не так, но я отнекивалась, а у нас не принято было лезть друг другу в душу.
- Вера, ты на себя не похожа, - в итоге заметила Алина, и я понимала, что она права. Оставив работу, я потеряла опору, причину и себя.
Единственной моей ошибкой было то, что не уехала с Мишей сразу, не раздумывая. Теперь поездка в США вообще казалась мне неосуществимой. Я готова была ждать Мишу здесь месяцами, но жить своей жизнью и по своим правилам. Я никак не могла сказать ему об этом. Не по телефону точно. Он бы обиделся, а я не хотела этого. Ведь не Миша был виноват в моей трусости, а я. Только я, не имеющая ни сил, ни ума, чтобы изменить свою жизнь, сделать её ярче и лучше. Заполнить пустоту, а не свято хранить её, путая с памятью об ушедших любимых.
Возможно, с течением времени я бы пережила, переборола себя ради Миши, по которому скучала ужасно, но один случай окончательно выбил почву у меня из-под ног.
Прошло около месяца, как Михаил уехал. Последние пару дней мы не созванивались вообще. Миша говорил, что будет занят и что обязательно напишет или звякнет чуть позже. Я пыталась рисовать - ничего не получалось, только изводила бумагу. В итоге вышвырнула все эскизы в ведро и, по дороге взяла со стола мобильный. Двое суток абсолютной тишины казались для меня перебором - голос Миши, его спокойствие и уверенность были необходимы мне сейчас. Однако трубку Михаил не взял. Вздохнув, я отложила телефон, но почти сразу схватила вновь. Вопреки слову, которая дала себе - не заглядывать в инстаграмм Белоозерова, дабы не забивать голову всякой ерундой - полезла именно туда. 
И получила, что хотела.
На первом фото Миша обнимал за талию некую шикарную блондинку - стройную, естественную, идеальную. Я нахмурилась и, щелкнув по тегу, нашла страницу незнакомки.
И стоило мне открыть её инстаграм, как внутри меня будто что-то оборвалось.
С первой фотографии в ленте на меня искоса смотрел Миша, целуя в губы хозяйку странички, имя которой я даже не хотела знать. Я прокрутила ленту дальше - все загруженные за сегодня снимки были с некой вечеринки, где белокурая красавица с идеальными чертами лица и точеной фигурой всюду следовала за Мишей. Обнимала его, что-то крича, цеплялась за его плечи, улыбаясь во весь рот. А Миша... Миша был не против. Ему тоже было весело.
Подписи имелись. По-английски, конечно, но я примерно поняла о чем шла речь. "Когда ты и твой золотой клиент не просто коллеги, а ещё и... друзья???"
И тьма целующихся смайликов в конце.
Я сжала мобильный с такой силой, что заболели пальцы.
Оказывается, пустота внутри меня пока ещё не была безмерной. У нее было, куда прорастать.
Стараясь не накручивать себя раньше времени, я швырнула мобильный в сумку и заторопилась к Алине, без звонка и предупреждения, хотя был одиннадцатый час ночи. По дороге я искала оправдания - может, они всего лишь играли на камеру для какого-нибудь издания, может, и поцелуй не совсем уж и страстный.
Но разве Миша не знал, что все это увижу я?
Или недели моих отговорок окончательно убедили его в том, что между нами не океан, а пропасть, и он начал жить так, как умел?
"Только не пропадай, иначе пропаду и я," - теперь эти его слова приобрели совсем иной смысл. Если я не решусь ничего изменить - он тоже ничего не будет менять.
И окажется тысячу раз прав.
Когда Алина открыла дверь, я поняла, что не скажу ей ни слова. Подруга выглядела настолько измученной и расстроенной, что я со своими домыслами тут явно была лишней.
- Привет, что случилось? - спросила первой я, а не она.
Алина махнула рукой.
- Ничего особенного. Проходи. А у тебя что?
- Не могу больше сидеть одна.
Алина кивнула, глядя как я снимаю куртку.
- Пойдем на кухню.
На столе стояла чашка с кофе. Алина прошла к тумбочке у плиты и, обернувшись, покачала у меня перед носом бутылкой с виски.
- Будешь кофе по-ирландски?
- Давай. Если скажешь, что стряслось.
Алина скривила губы в подобии улыбки.
- Знаешь, я никогда не была фанатичкой, утверждающей, что все мужики - козлы. Честно, эта фраза из плохого шоу. Мужики - козлы! - спаясничала подруга. - А бабы - дуры. И пазл складывается.
Она повернулась к столу и, отодвинув свою чашку, поставила передо мной без малого кружку с терпко пахнущим виски кофе.
- Там виски больше, чем воды, - заметила я.
- Мне так хочется сегодня, - Алина выдвинула стул и, сев, закинула ногу на ногу. Поставила локоть на стол, подперла щеку рукой.
- У моего "серьёзно" есть жена. Она на двадцать лет его старше. Мне стоит говорить, что он с ней только из-за денег и карьеры?
Я опустила глаза на свой кофе.
- И что будешь делать?
- Да пошел он к чертям собачьим, - Алина отвернулась. - Сколько он мне мозги делал. А я, как малолетка, повелась. Макс хотя бы мне лапшу на уши не вешал в таких количествах. А с Витей до второго пришествия ролтона хватит.
Я поджала губы, сдерживая улыбку.
- Жена у него, видите ли, хочет от него только секса. Мегера, а не жена! С ума сойти! Он ещё жаловался мне, - Алина зажмурилась. - Мужик-жертва - вот это страшно. Я ему что, рыцарь? Спасать от жены-дракона? Мученик чертов...
- Алина...
- Да? - она открыла глаза и рассеянно посмотрела на меня.
- Ты его любишь?
- Люблю. Но это ничего не изменит. Он не рискнет карьерой, а я не хочу быть любимой любовницей. А что у вас?
- Да так, - я пожала плечами. - Пока не знаю.
- Тебе не надоело киснуть одной? Может, пора лететь к твоему красавцу?
- Я не знаю, что буду там делать. Я... Мне...
Алина прищурилась.
- Ждешь, когда он что-то изменит ради тебя? Ты вроде как готова все бросить, а он... нет.
- Что он бросит ради меня? Бокс? Ну, это глупо.
- Глупо думать, что ваши жертвы не равны, - Алина посмотрела свою уже пустую чашку. - У него будешь ты и бокс. А у тебя он и... И что?



Дасти Винд

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться