Вера. Пленница мрака

Размер шрифта: - +

Глава 5. Медианцы

- Совсем из ума выжила?! – красивый мелодичный голос запустил визгливого петуха, потеряв все обаяние и привлекательность. Девушка почти истерила.

- Только мне решать, с кем общаться, когда и как, – твердый ответ собеседницы вывел первую собеседницу из себя.

- Да на тебя и так все пальцем тычут, а сейчас совсем в изгоя превратишься! Ты просто недоразумение ходячее! Слушай меня, я плохого не посоветую, ты же сестра моя! Я не позволю, чтобы тень твоих поступков падала на меня! Мало того, что дома крутила хвостом да дурью маялась вместо того, чтобы взяться за ум, так еще и здесь меня вздумала позорить! Связалась с киборгшей, железноруким уродом, да еще и Ельской в придачу, что, будь она хоть триста раз красавицей, а не чучелом, каким есть, делает ее отбросом общества! Она же изгой, преступница, ее отец совершал чудовищные злодеяния! Да с тобой никто здороваться не станет, если ты будешь с ней якшаться! – Матильда кипела. Вериша, находясь в соседней комнате, осязала волны жгучей ненависти, презрения и, что хуже всего, страха.

- Видимо, это тебе надо быть киборгом – вставить слуховые протезы, раз с первого раза мои слова не дошли. Я сама выбираю себе друзей, – фыркнула Марианна.

- Ну попомни мои слова. Когда эта уродка расплющит тебе горло своей железной рукой ради собственного удовольствия, не обращайся ко мне за помощью! В ней течет кровь маньяка, больного и неадекватного человека!

- Если мне расплющат горло, Мотя, я уже ни к кому не смогу обратиться, – обидно рассмеялась Аня.

- Не называй меня Мотя! – взвизгнула Матильда и громко хлопнула дверью, перед этим издав звук, похожий на тявканье бешенной лисицы.

Вера сидела на диване с аккуратно разложенными на нем маленькими подушками с идеально ровной спиной. Она спохватилась, что люди так не сидят, откинулась, немного ссутулившись и быстро запихнув в уши наушники. Нужно сделать все, чтобы Аня не догадалась о невольной свидетельнице безобразной сцены.

Вериша не знала, как реагировать. Ей не впервой было выслушивать оскорбления в своей адрес, но в мире, где она прожила почти всю жизнь, ее уже воспринимали, как данность, все были привыкшие, и, поскольку она никого не трогала, ее тоже обходили стороной. В школе Веру побаивались, поэтому, кроме перешептываний за спиной, к которым она приспособилась и старалась игнорировать, ничем не оскорбляли. Не хотели с ней работать в паре, боялись смотреть в глаза, да и только. Дешевый потрепанный робот-учитель – человеческие образцы работали лишь в элитных учебных заведениях – не обращал никакого внимания на Веришу. Для него все были одинаково равны. Конечно, Вера была внесена в его реестр, как киборг с генами преступника, что относило ее к угрозе класса Б, но девушка молча поглощала информацию, не пыталась взломать систему робота, поэтому он никак не выделял ее на занятиях.

Однажды, правда, будучи еще совсем ребенком, Вериша получила разряд электрошока, что послужило для нее уроком и научило быть более сдержанной и скрытной.

На занятие пришел новый мальчик, добрый и симпатичный. Он не сводил с Веры заинтересованного взгляда и ободряюще улыбался. Девочка так жаждала внимания и мечтала хотя бы об одном друге, что с радостью повелась на знаки добросердечности. Когда ученикам было приказано разбиться на пары для выполнения задания на уроке биологии, новенький подошел к Верише. Она улыбнулась ему застенчиво, он ответил улыбкой. А затем взял баночку с жирными мускусными червями и вывалил их ей на голову с едким смехом, надолго засевшим в ее ушах.

- Недочеловечка, – выплюнул ругательство ей в лицо. Вера схватилась с места, как укушенная, не осознавая до конца, что делает, и запустила банкой в обидчика. Стеклянная посудина треснула, осыпав мальчика острыми осколками и заставив его повалиться на пол от силы удара. Робот расценил данный поступок, как угрозу здоровью ребенка, и ударил электрошоком Веришу.

Опекунша заплатила огромный штраф, высекла девочку розгой так, что падчерица еще неделю не могла садиться, а воспаленные рубцы спровоцировали трехдневную горячку. Только боязнь лишиться опекунских прав, а с ними и привилегий, положенных в Мире Угасающего Светила, заставила опекуншу на третий день смазать ранки обеззараживающим и заживляющим средством. Вера встала на ноги, но рубцы пониже спины остались ее верными спутниками и горьким напоминанием о человеческой жестокости и о том, что людям не стоит доверять. Этот случай стал переломным моментом, после которого девочка больше не делала попыток завязать ни с кем дружбу. Она училась прятать эмоции за деланным спокойствием и равнодушием, привыкала носить маску, улыбаться, когда хочется плакать, на обиды отвечать холодом.

- Ты идешь на занятие? – в спальню вернулась раскрасневшаяся и немного растрепанная Марианна, громко хлопнув дверью. Она была еще раздражена и старалась не смотреть на Веру, пряча отблески молний в глазах. Вериша, как ни в чем ни бывало, утвердительно ответила. Их ожидало первое практическое занятие. Оно должно было проходить во внутреннем дворике Академии, который больше не выполнял роль актового зала, а преобразился в полигон, где новобранцам придется столкнуться с первой практикой.

Девушки воспользовались помощью крышариков для того, чтобы в численных лабиринтах найти дорогу к месту проведения занятия. Аня с опаской тронула круглого робота:

- Эм-м… Здравствуйте! Нам нужно попасть на полигон. Не могли бы вы нам помочь?.. – девушка говорила неуверенно, чувствуя себя глупо, ведь для нее, как для среднестатистической землянки, разумная робототехника все еще оставалась чем-то за гранью фантастики.



Мария Троянская

Отредактировано: 14.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться