Вересковый мёд

Размер шрифта: - +

Часть 3. Сумеречный лес Глава 20. Коварный план

Ей казалось, что она погружается в тёплую воду, и та обволакивает её медленно, нежно, согревает и ласкает, рождая внутри искру огня, которая растекается по телу, под кожей, по венам, и скручивается внутри в тугую жаркую спираль. Ей хотелось податься навстречу этому теплу, нырнуть в него поглубже, чувствовать его ладонями, губами, всем телом… Хотелось стянуть одежду, потому что она мешала прижаться, впитывая этот жар. И она знала, что это сон, всего лишь приятный сон, но такой странно реальный.

Эрика повернулась на лежанке, ища ладонями прикосновения, ощущая под ними грубую ткань рубашки, которая мешала. Она забралась под неё пальцами и прильнула щекой к этому теплу, обнимая, притягивая к себе, и засыпая глубоко и крепко, без сновидений…

— Госпожа? Госпожа? Просыпайтесь, уже утро, ехать надо!

Эрика резко открыла глаза.

Уилмор нависал, как скала, осторожно дотрагиваясь до её плеча, словно проверяя, жива ли она. Утренний свет проникал в пещеру, очаг совсем потух, и лишь большая куча золы напоминала о том, что всё, произошедшее вчера, случилось на самом деле. Эрика всё ещё не могла понять, где сон, а где реальность, но сознание возвращалось неумолимо, принося с собой воспоминания о вчерашнем и очень странные ощущения.

…Рогатый Бог и его спутница, море ледяного света, птицы, псы, видения… Викфорд… сон…

— О, Триединая мать! — простонала Эрика, прижимая ладонь к губам и не зная, от чего она сейчас в большем смятении: от явления Рогатого Бога или того, что спала вот здесь, на лежанке, так бесстыдно обнимая своего врага.

Эрика вскочила, ощупывая одежду дрожащими руками и думая о том, что…

О, Триединая мать! Да он же мог… Нет, не мог. Он бы не стал. Но… он же её обнимал! И как обнимал! О нет! Прижимался к ней… а она к нему… Как же стыдно теперь! Он же теперь будет насмехаться над ней…

И ей снова стало жарко от воспоминаний о том, как рука Викфорда обнимала её за талию и притягивала к себе, и как она чувствовала его всем телом, и его дыхание на шее, и тогда это было так приятно. Да и сейчас тоже эти воспоминания отдавались в груди приятным теплом...

А как он вообще остался жив после встречи со свитой Арауна?!

Но когда прошёл первый шок, когда сознание окончательно прояснилось, смущение отступило, и на Эрику навалились совсем другие мысли. О Рогатом Боге и увиденном вчера.

Уилмор принёс ей воды и стал складывать плащи, бормоча, как обычно, что-то себе под нос, а Эрика принялась осматриваться в пещере. Она прошла к большой арке в скале, куда вчера улетела свита Рогатого Бога, и остановилась на самом краю обрыва, глядя на далёкую гладь озера, обрамлённую тёмным бархатом елового леса в прожилках осеннего золота лиственниц.

В ярком утреннем свете всё произошедшее ночью казалось нереальным. Сейчас это были не врата, а просто дыра в стене. И пол, усыпанный птичьим помётом и каменной крошкой, никак не напоминал хрустальную дорогу, что расстилалась вчера перед божественной свитой. А недра пещеры позади Эрики были темны и дышали холодной сыростью.

Она прислонилась к каменной стене, медленно сползла по ней и обхватила руками колени, глядя на далёкий Север, простирающийся за водной гладью озера.

Что ей делать?

Теперь Эрике стало понятно, почему некоторые фрэйи и заклинатели сходили с ума после откровений Рогатого Бога, увиденных в этой пещере. Такое будущее, какое предстало перед ней вчера, может свести с ума кого угодно. А главное, что выглядело оно абсолютно беспросветным, ведь всё то множество вариантов, которое промелькнуло перед ней, заканчивалось одинаково — её смертью на эшафоте. Эшафот был разным: помост в Кальвиле с палачом и колодой, сосна в лесу с простой верёвкой, костёр на берегу озера… но итог везде был печальным.

Неужели Оракул ошибся? Если не ехать на север или на юг, то как же ей спасти Балейру без Тьена или милости Рябого короля? И выжить при этом.

Но то, что в видении было однозначно — если она не пробудит свой Дар, ей лучше не соваться в Кальвиль, не ехать на Север, лучше утопиться прямо вот в этом озере. Всё, что она видела вчера — её будущее без Дара.

Эрика внезапно вспомнила те камни, что упали ей под ноги, когда она задавала вопросы Рогатому Богу. Может, в них есть ответ? В подарках Арауна? Поднявшись рывком, она пошла к своей лежанке, опустилась на колени и в тусклом свете принялась шарить руками по полу пещеры.

Они были прямо здесь. Но это были не камни.

Эрика нашла горсть крупных желудей. Сгребла их в ладони и пошла к свету, чтобы их рассмотреть. Обычные желуди. Разве чуть больше и гораздо темнее. Неудивительно, что она приняла их за камни.

Пробуди свой Дар! Возроди силу дуба! Ответ прямо перед тобой!

И вот это ответ? Горсть желудей? Да как они ей помогут?!

Даже если она пробудит свой Дар, как ей возродить силу дуба? Что это вообще значит?! Да почему Боги не могут говорить простым языком! Что ей делать с этими желудями? Съесть? Посадить? Скормить королю, чтобы он подавился?!



Ляна Зелинская

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться