Вересковый мёд

Размер шрифта: - +

Глава 25. Дорога в Ирвин

Эрика не думала, что расстаться будет так сложно. Когда Викфорд провалился в сон, вызванный действием ягод хмелёвника, она сидела и смотрела на него, пытаясь успокоить дыхание и отогнать непрошенные слёзы. То, что он сказал…

То, как он это сказал…

Его губы, его руки, его жар…

Всё разом перевернулось в ней от его слов, от прикосновения его губ, от осознания того, что всё это время она просто была слепа. И сейчас сердце надрывно билось от сумасшедшей радости и замирало от невыразимой тоски.

Он не был в Гранарде! Он не убивал её семью! И он… Он, кажется, её любит…

О, Триединая мать!

Эрика поняла не сразу — что-то произошло с ней в этот момент, что-то изменилось внутри неё… Изменилось разом, одной вспышкой, словно от того тепла, которым он поделился с ней, лопнула ледяная скорлупа вокруг её сердца.

И теперь она чувствует и слышит так много всего! Чувствует приближающуюся грозу и запах дождя, хотя он ещё далеко, где-то за рекой. Она слышит, как падают листья с деревьев, и слышит… слышит лес! Не просто слышит — чувствует, ощущает, как будто у неё за спиной развернулись огромные крылья, способные пройти сквозь стены и крышу и дотянуться до деревьев, до реки, до гор, и обнять их. И она одновременно и здесь, и в том лесу, и в реке, и в небе… Как будто она — часть огромного леса, сплетена с ним невидимыми ветвями и корнями, листьями, ягодами, травами, и слышит всё, что слышат они…

Шелест ветра, уханье филина, мягкую поступь волка по осеннему опаду и журчание ручья.

Как странно…

Как волнующе…

В ней было столько сил, что не хватало дыхания — так глубоко хотелось вдохнуть весь этот мир, попробовать его на вкус, узнать, погрузиться и раствориться в нём. Стать единым целым.

Она закрыла глаза, перевернула руки ладонями вверх, ощущая всё вокруг: как сквозь пальцы текут невидимые токи, и под кожей оживают тонкие ветви и стебли, тянутся и вьются, прорастают сквозь кожу, проникают в этот мир, распускаясь в нём цветами и вплетаются в такой же невидимый узор ветвей и токов, которыми пронизано всё вокруг. И которые она теперь видит, слышит и ощущает.

Так просыпается Дар.

Во всяком случае, было очень похоже на то, как это описывала её наставница.

О, Слава тебе, Ясноликая Эйне! Это и правда, день её рождения! Нового рождения, как фрэйи…

Эрика улыбнулась, сжимая ладони в кулаки, словно пытаясь удержать это волшебное ощущение, а потом её улыбка сразу же погасла. Она открыла глаза и посмотрела на Викфорда. Вспомнила слова, которые он сказал, поздравляя её сегодня. О том, что он останется с ней и будет её защищать. Но он отдаст её в руки Рябому — ведь он человек слова. Он поклялся привезти её в столицу…

И именно поэтому ей придётся с ним расстаться…

С тем, кто открыл в ней этот Дар. Придётся оставить его здесь и исчезнуть, ведь иначе вместе им не выжить. Ему не выжить рядом с ней.

Он отвезёт её в Кальвиль и думает, что сможет там защищать. Увы… Он не понимает главного. Пока они рядом — это невозможно. Сколько они протянут без того, чтобы не броситься в объятия друг друга? Час? Полдня? День?

Они станут любовниками. Она видела это сегодня в черноте его глаз. И даже если он не будет её первым мужчиной, он точно станет вторым, и останется единственным в её сердце.

А через сколько нежных взглядов между королевой и её командором король всё поймёт? Как скоро на них донесут услужливые придворные? И как скоро их казнят за это? Ведь этого нельзя будет не увидеть на их лицах. Но даже если они будут очень осторожны, если не выдадут себя ничем, что случится, если её обидит король? Оскорбит? Ударит? Викфорд просто не сможет удержаться и не вступиться за неё перед королем, и однажды это будет стоить ему жизни. А она не может этого допустить. Это будет не жизнь, это будет пытка…

Но как же это ужасно! Только-только обрести друг друга, чтобы снова потерять…

Почему Боги так жестоки с ней!

Она потянулась к Викфорду и провела по его щеке тыльной стороной ладони. По виску, по щеке, по губам. Это было так странно — прикасаться к нему. Это всё было странно, ведь ещё вчера вечером она ненавидела его, она хотела его убить, а сейчас мысль о том, что им придётся расстаться, просто разрывала её на части.

Эрика прилегла рядом, прижалась лбом к его плечу, и слёзы побежали из глаз сами собой, совершенно беззвучно. Вспоминала, как они вот так же лежали в пещере, как он вёз её на лошади сегодня утром, и как ей было хорошо в его объятиях... нашла его руку и переплела пальцы…

Она лежала так, впитывая эти прикосновения, вдыхая запах его кожи и молча глотая слёзы.

— Прости меня, но так будет лучше, — прошептала, наконец, вытерла мокрые щёки ладонями и встала. У неё впереди длинный и полный опасностей путь. И ей ещё предстоит обвести вокруг пальца Корина. — Прощай, Викфорд Адемар, — она склонилась к его лицу и нежно поцеловала в губы. — Я никогда тебя не забуду.



Ляна Зелинская

Отредактировано: 20.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться