Верея из Школы полудниц

Размер шрифта: - +

19. Она – кикимора!

Весь следующий день у Милицы Никитичны болела голова. И ни заговоры, ни зелья из целебных трав не помогали. Старуха Леонида посчитала, что это связано с использованием тарелки откровений, с помощью которой Милица попыталась в прошлое заглянуть – чтобы проверить, правду ли ей сказала Верея. Но ничего путного у нее не вышло – только перенапряглась, зазря кучу энергии потратила и слегла в постель.

Уроки были отменены, и ученицы ходили по терему на цыпочках. Кто-то предпочел забраться в библиотеку, чтобы изучать доступные им книги с несложными бытовыми заклинаниями. Кто-то играл во дворе. Кто-то наслаждался сном.

Дарина пристала к Верее после завтрака.

– Удобный момент. На заднем дворе – никого! Можно зайти за баню и переместиться. А я покараулю.

– А может, вместе переместимся? – предложила Верея и тут же пожалела о своих словах.

Но подруга покачала головой.

– Нет, лучше ты одна. Ты не подумай, я не боюсь. Но ты же знаешь, у меня плохо получается перемещаться. Я только тебя подведу. А ты за секунду на озере окажешься. Поговоришь с ним, и сразу обратно. Милица больна, а если девочки тебя спрашивать станут, придумаю что-нибудь.

Верея не заставила себя долго уговаривать. Спросила только:

– Что сказать-то ему?

Дарина в краску бросилась:

– Скажи, я в речке вчера искупалась, замерзла, приболела. А телефон родные вернуть заставили – нехорошо, сказали, чужой дорогой вещью пользоваться. А еще скажи – если получится, мы сами к ним в лагерь в гости придем. Может быть, мы сможем?

Она смотрела на Верею как зачарованная. И Верея не смогла не кивнуть.

– Попробуем. Милица успокоится, история с телефоном забудется. Нас снова станут отпускать из школы на выходные. А как окажемся на вашем болоте, кто же нас удержит?

Она прошмыгнула на задний двор. Там было пусто. Пробралась за баню и несколько раз обожгла руку о крапиву.

Быстро, пока никто не появился, прочитала заклинание.

Ап! Картинка сменилась моментально. Только что рядом были баня и заросли крапивы, и вот уже перед ней – озеро и дуб с дуплом. Чуть в стороне, за деревьями, были слышны детские голоса. Верея едва сразу туда не помчалась, но одумалась. Достала из дупла короткий сарафан, переоделась. Сняла лапти. Распустила золотистые волосы. Подошла к самой кромке воды, посмотрела на свое отражение.

Ребятишки опять суетились у палаток и у костра. Дети были уже постарше, но вожатым тоже приходилось им помогать. Дмитрий показывал им, как можно разжечь огонь через линзу, и Верею заметил не сразу.

А вот долговязый Валерий уставился на нее как на привидение. Даже очки снял, протер стекла и снова на нос нацепил. А потом сказал:

– Ого!

И Дмитрий поднял голову и тоже сказал:

– Ого!

А Марина с Ларисой ничего не сказали, но смотрели они на Верею отнюдь не с восторгом.

– Здравствуйте! – Валерий метнулся к ней, пожал ей руку. – Очень рад, что вы снова пришли. Правда, угостить нам вас пока нечем, но если вы подождете немного, то будут и морс, и грибной суп, и печеная картошка. Вот, садитесь сюда, пожалуйста.

И бросил свою куртку на большое бревно.

Но Дмитрий не дал ему покавалерить.

– Ты лучше покажи ребятам, как огонь добыть. У меня не получается.

Он передал товарищу линзу, и они с Вереей пошли в сторону озера.

– А где Дарина?

Верея выдала заранее приготовленную версию.

– У нее температура? – забеспокоился Дима. – У вас хотя бы таблетки есть? Я звонил ей вчера целый день, она не ответила. Вы вызвали врача? Я знаю, что это сложнее, чем в городе, но ведь возможно, правда?

Они проходили как раз мимо того пня, на котором Дарина телефон оставила. Верея наклонилась и сорвала веточку вейника, а заодно и телефон подняла. Мысленно она считала зайцев – чтобы не сорваться и не высказаться слишком резко.

– Не волнуйся ты так! Она просто чуточку простудилась. Так бывает. А на звонки не отвечала потому, что не хотела, чтобы родители знали, что ей кто-то телефон дал. Вот, она тебе вернуть его просила.

Она ступила босыми ногами в холодную воду, поежилась.

– У нее родители такие строгие? Извини, если бы я знал… Тогда, может быть, ты передашь Дарине записку?

Они отошли уже достаточно далеко от палаток, чтобы кто-то мог их услышать, и Верея не сдержалась.

– Да что ты заладил – «Дарина» да «Дарина»? Если бы она так сильно хотела с тобой пообщаться, то пришла бы – несмотря на простуду. Ну, скажи – я тебе что, совсем не нравлюсь? Разве я не красивая?

Дмитрий остановился, посмотрел на нее в упор. Она так и не смогла понять, что было в его взгляде – разочарование или грусть?

– Зачем ты спрашиваешь? Конечно, ты красивая. Ты и сама знаешь. Но мне казалось, ты понимаешь, что мне нравится Дарина. Извини, если тебе это неприятно. Я ни за что не начал бы этот разговор, но…

Было обидно до слёз. И стыдно за свою откровенность. Оказывается, это не Дарина наивная, а она сама. Вообразила, что они будут гулять, взявшись за руки, и рассказывать друг другу сокровенные тайны. Пусть не все тайны, но всё же…

– У вас все равно ничего не получится! – обида выплеснулась-таки наружу. – Ей не разрешат с тобой встречаться!

И только тут подумала, что ей и самой никто бы этого не разрешил. Но она бы придумала что-нибудь! Она не такая трусиха, как Дарина. Она бы сбежала из школы! И попробовала бы стать своей в мире людей. Говорят, у кого-то из полудниц это получилось.

– Не разрешат? – удивился он. – Почему же? Может быть, если они познакомятся со мной, то не будут так суровы.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 04.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться