Верхний Ист-Сайд

Font size: - +

Глава 68

Всю свою жизнь я думала, что экзамены это неимоверно сложно, нервно и важно, но, кажется, я ошибалась. Наверное, мне просто повезло, что я была одной из лучших на курсе, что я зубрила всё днями и ночами с самого первого дня занятий и готовилась к выпускным экзаменам ещё с первого курса. Но в один момент я сошла в того верного пути и, можно сказать, плюнула на учёбу и подготовку к экзаменам. 
Сдавать их было не так уж и трудно, как я думала, может быть, это было легче, чем казалось, потому что я совсем не волновалась и не нервничала? Я сдала совсем не плохо, но я знаю, что могла бы и лучше, но я довольна тем, что есть. 
Не знаю, как я собралась, как взяла себя в руки и отправилась в университет. Было сложно перестать думать о Джессике находящейся в паре шагов от меня, она постоянно бросала на меня настороженные взгляды. Мне казалось, она следила за каждым моим движением, и честно сказать меня это раздражало. Я злилась на неё за то, что она так уверенна в своей правоте о том, что я лгу ей. Но мне удалось настроить мысли на учебный материал и на экзамен, удалось забыть о ней и о Джеке, но, к сожалению, ненадолго. 
Каждый раз, когда дверь ателье закрывалась за мной я снова погружалась в мысли о них, но я больше не жалею ни, себя ни их, я больше не плачу и не думаю какие они все плохие. У меня достаточно проблем и мне срочно нужно искать их решение. 
Сегодня будет вручение дипломов, и я бы с огромным удовольствием пропустила это грандиозное мероприятие, которое я ждала на протяжении всего обучения, о котором я мечтала ещё в школе, но я пойду. Пойду не ради себя и не для того, чтобы позлить Джессику, я пойду ради родителей. 
Сейчас для меня самое главное это не закрываться в себе, я могу уйти в себя, плюнуть на всё и я не знаю смогу ли тогда вернуться в нормальную жизнь, уже не кому будет меня вытащить из той ямы, в которую я могу упасть и... я сомневаюсь, что смогу справиться со всем одна. 
Поэтому сейчас я стараюсь решать свои проблемы, что-то делать и не оставаться одной без дела на долгое время. Я продала в интернете пару своих шмоток, и часть денег заплатила за ателье и ещё... мне звонили с редакции "Vogue". Они звонили узнать, когда я смогу приехать к ним, чтобы дать интервью и я... отказалась. Если обо мне напечатают в журнале, то частично всё что я сделала, будет ради этой стать, а для Джека, и остальных это будет лишь подтверждение своих догадки. Если бы я согласилась, они бы уже никогда мне не поверили. И я не жалею что отказалась, я не хочу этих подачек, настанет время и "Vogue" без всяких просьб и связей сам захочет взять у меня интервью, просто это будет чуть позже. 
Сложнее всего мне ночью, когда я совершенно одна и в голове витают только плохие и даже жуткие мысли.  Ночью я слабею, начинаю думать о том, что потеряла и есть ли у меня вообще смысл оставаться здесь в этом городе. Я могу уехать сразу после вручения дипломов, оставить позади весь тот ужас и начать сначала, но я не хочу доставлять всем такого удовольствия, я не уеду только потому, что кто-то не хочет видеть меня. Я уже была одна, и я справилась, справлюсь и сейчас. 
У меня ещё не было времени убраться в ателье и разобрать вещи, но мне пришлось добраться до ванной комнаты, я всегда знала, что там есть ванная, но я не думала что она в таком ужасном состоянии. Не знаю, сколько ей лет и сколько ей уже не пользовались, но под слоем грязи и ржавчины она выглядела старше, чем Розмари. Но когда я её хорошенько отмыла, ванная буквально заблестела и засияла чистотой. 
Душа здесь нет, поэтому мне пришлось принять ванную и начать собираться на церемонию вручения дипломов.  Это странно... я одна, а если бы всё было хорошо то, скорее всего, я сейчас была бы с Джессикой, мы бы собирались вместе, а потом за нами зашли бы Сэм и Джек и мы бы все вместе поехали на вручение. 
Из-за этих мыслей я на время замираю, погрузившись в некие мечты. Внутри уже не пустота, а тяжесть, будто на мою шею повесили очень тяжёлый камень, завязали руки за моей спиной и заставили идти. 
Я хочу закрутить кудри, поэтому мне нужно хорошенько поискать свою плойку в куче этих коробок. На глаза попадается небольшая коробка, может мелочь вроде плойки для волос лежит именно там? 
Сев на пол и поставив на удивление тяжёлую коробку рядом с собой, я открываю её, и мои ожидания резко прерываются, а камень, который был у меня на шее, стал в разы тяжелее. В коробке лежит патефон, который я подарила Джеку на его день рождения. 
Проглатывая ком в горле, я скорее закрываю коробку и отставляю её назад. Не думала, что будет настолько тяжело получить его назад, видимо Джек решил избавиться от всего хлама, который напоминает ему обо мне. 
Открывая другие коробки, всё ещё пытаясь найти свою плойку, я снова натыкаюсь на подарок, который сделала Джеку. Это костюм, который я сшила ему сама. Я усмехаюсь и делаю глубокий вдох, а затем выдох, нельзя допустить того, чтобы мои слёзы вырвались наружу. 
Открываю очередную коробку и наконец, нахожу плойку. Мне уже начало казаться, что всё это знак, чтобы я не шла на вручение, осталась дома и впала в депрессию.
Завив волосы и заколов пару прядей, я начинаю наносить лёгкий и неброский макияж и дополняю его стрелками, которые всегда мне шли. Я хочу быть красивой, не хочу быть жалкой, пусть лучше все думают, что я жуткая стерва предавшая своих друзей, чем думали, что я жертва и нуждаюсь в их жалости. 
Белый шелковый топ на тонких лямках и с хорошим вырезом заправляю в  чёрную обтягивающую юбку до колена и наконец, моя мантия, она светло-синяя, у парней тёмно-синяя. Надеваю чёрные туфли на шпильке с ремешком на лодыжке, беру свою шапочку от мантии, сумку и, бросив взгляд в зеркало, выхожу на улицу. Никого вокруг, как и меня, не смущает то, что я в мантии, сегодня многие университеты вручают дипломы, поэтому в городе полно людей в подобном виде. 
Мне обидно от того что я не чувствую радости и неимоверного счастья как должна, я злюсь на Джека из-за которого я не чувствую себя счастливой в день, которого я ждала очень долго. Мне обидно от того что я одна сегодня, от того что я не заполню этот день хорошими воспоминаниями, обидно что мне пришлось пожертвовать собой ради друзей, а взамен ничего не получить, а даже наоборот – потерять. 
Но я всё же стараюсь улыбаться, стараюсь быть в порядке и радоваться тому, что есть, радоваться, что я выпускница и теперь полностью свободна от учёбы. Из-за последних событий в моей жизни мне придётся найти настоящую работу в какой-нибудь компании или фирме, мне придётся работать по специальности какое-то время, пока я не встану на ноги и не стану полностью обеспечивать себя самостоятельно, как это было раньше. Может это и не тот расклад, о котором я мечтала, но так я ни кому ничего не буду должна. 
Дохожу до университета и начинаю понимать, что улыбаюсь, смотря на толпу выпускников в мантиях и шапочках. Сегодня важный день, это наш день, наш момент, который я обязана запомнить и сохранить в памяти как один из самых лучших. Одна важная глава моей жизни подходит к концу или не одна…. Кажется, сейчас я прощаюсь не только с университетом и учёбой, но и с теми, кого знала, кого любила… и кем дорожила. 
Но одно уходи, а другое приходит, ведь так? 
Я иду на поле, на котором расположены стулья, небольшая сцена с кафедрой и когда делают объявление сесть на места, я ищу себе место. Конечно же я замечаю Джессику и её родителей, которые в отличии от неё, меня не увидели. В её взгляде что-то поменялось, она, кажется, больше не злиться на меня, она будто бы мне сочувствует и сожалеет. 
Неужели спустя неделю она поняла что натворила? Поняла, что я не лгала или мне просто показалось? Я сажусь на стул и пытаюсь обратить всё своё внимание на сцену, на которой стоит декан, ректор, секретари и ещё пару человек. 
Я сижу на третьем ряду и слышу, как родители сзади дают советы своим детям, фотографируют их и поздравляют, утирая слёзы счастья и гордости. Я рада за них, но это… приносит мне колющую боль в сердце. Я бы тоже хотела, чтобы мои родители были здесь со мной, чтобы они кричали, позоря меня перед всеми, просили меня встать у дерева, чтобы сфотографировать меня, чтобы мама плакала, поправляя мою шапку, а папа говорил, как горд. Мне этого не хватает и все эти люди, счастливые уже взрослые, но всё ещё дети со своими всё ещё родителями давят на меня со всех сторон и мои глаза быстро наполняются слезами. Боже… я бы всё сейчас отдала за то, чтобы они оказались здесь со мной, чтобы обняли меня и сказали что любят. 
Утирая скатывающиеся слёзы, пытаясь не повредить макияж, я вдруг вспоминаю Джека и его слова, когда он говорил что мои родители всегда со мной, что они всегда рядом, даже если я их не вижу. И я пытаюсь взять себя в руки, думаю, он был прав и мне нужно вести себя достойно хотя бы ради них. 
Но если бы рядом со мной был Джек… или Джессика, её родители всегда тепло ко мне относились, и сейчас это тепло бы мне не помешало, но я даже представить не могу, как они теперь меня ненавидят. 
Музыка вдруг становится тише, как и смех, голоса и крики радости, всех снова просят сесть на места. Я последний раз смахиваю слезу и искренне улыбаюсь, смотря на сцену, и осматриваюсь вокруг, желая запомнить этот момент и сохранить его в памяти, и тут я вижу его. 
Справа, через несколько рядов от меня, у деревьев, где стоят родители и все те гости, которым не хватило мест стоит Джек. Улыбка спадает с моего лица, а он, заметив, что я его увидела, переводит от меня взгляд, сжимая челюсть.
Я отворачиваюсь, чувствуя, как бешено, колотиться сердце, и пытаюсь думать о том, что сейчас говорит декан, но я не могу. Что он здесь делает? Неужели приехал к Джессике, чтобы поздравить её? 
Но он смотрел на меня, Джек отвёл взгляд лишь, когда заметил, что я его увидела. В голов промелькают мысли, что он приехал из-за меня, хотел увидеть меня, может Джек тоже начал понимать, что ошибался во мне?
Но как ни странно эти мысли исчезают также быстро как они и появились. Скорее всего, он приехал по глумиться надо мной и посмотреть, как я буду здесь одна уливается слезами горя. Пусть идёт к чёрту. Плевать, почему он здесь, я больше не дам ему себя унижать. 
Благодаря Джеку я прослушала речь ректора и декана за одно, сейчас на сцену пригласили Эмму, она должна сказать речь, которая раньше принадлежала мне и опять же из-за Джека и его проблем я отказалась от этого. 
-Спасибо, - говорит она в микрофон, когда аплодисменты стихают. – Это большая честь для меня…
Я пытаюсь слушать её, пытаюсь сконцентрироваться на её словах, но я не могу. Не знаю, паранойя у меня или нет, но я будто бы чувствую взгляд Джека на моей спине, мне кажется, что он смотрит на меня, но повернуться мне не хватает смелости. 
Я чувствую, как волнуюсь, чувствую дрожь в руках, но это не приятное волнение, оно мне не нравится. 
Эмма заканчивает свою речь, которую я благополучно пропускаю мимо ушей и начинается церемония награждения. Сначала награждает Эмму и после её имени начинается настоящий взрыв аплодисментов и криков, как я думаю, её друзей и родителей и вдобавок ко всему всё это сопровождается музыкой и вспышками фотоаппаратов. 
Эмма пожимает руку декану и ректору, забирает свой диплом, поворачивается для фото и спускается со сцены. 
-Кларисса Олдридж! – объявляет декан, и моё сердце подскакивает на месте. 
Аплодисменты не стихают ещё с выхода Эммы, на трясущихся ногах встаю со своего места и поднимаюсь по небольшой лестнице на сцену. Перед глазами всё плывёт, видимо я переволновалась, я волнуюсь, сердце стучит как бешеное, на лице искренняя и счастливая улыбка.
-Поздравляю, Кларисса, - говорит декан, когда я пожимаю ему руку. 
-Спасибо, - улыбаюсь я и, пожав руку ректору, принимаю свой заслуженный и долгожданный диплом. 
На мгновение повернувшись лицом к присутствующим я встречаюсь со взглядом Джессики, она слегка улыбается хлопая в ладоши, я иду назад к лестнице и снова вижу Джека. Он стоит всё там же, спрятал руки в карманы и со странным высокомерием смотрит на меня. И в этот момент все мои мысли о том, что он понял что ошибся - улетучиваются. Если он здесь и ради меня, то только для того чтобы по глумиться.
Звучит следующее имя, и я дохожу до своего места.  Держа в руках свой диплом, я думаю лишь о том, что хочу поскорее сбежать отсюда только, чтобы не видеть Джека, но я должна досмотреть церемонию. Спустя несколько минут аплодисментов и музыки на сцену, наконец, приглашают Джессику, я слегка улыбаюсь и хлопаю ей, если  я и потеряла Джека, и если ещё не смерилась с этим, то со временем обязательно смерюсь, но прощаться с Джессикой я пока не готова.
Нас ещё раз поздравляют с окончанием учёбы и церемония, наконец, завершается. Мысленно попрощавшись с этим местом, которое подарило мне миллион потрясающих эмоций и тысячу хороших воспоминаний, я иду к дороге.
-Кларисса! – кричит кто-то позади меня, и сначала я не узнаю голоса. – Клэри! 
Я оборачиваюсь и вижу Фреда бегущего ко мне.
Я уже сняла свою мантию в отличии от него и увидев это он тоже пытается избавиться от неё и не путаться в больших рукавах. Каким-то чудом я решаю подождать его, и меня даже не выворачивает от одного взгляда на этого человека. 
-Шикарно выглядишь, - подмигивает мне он, пытаясь отдышаться.
Я подавляю усмешку и вопросительно смотрю на него, но случайно фокусируюсь за его спину. Джек стоит рядом с Джессикой, она обнимается с родителями, затем они отходят, и она что-то говорит Джеку. Но он её почти не слушает, а чаще бросает взгляд на меня. 
-Хотел спросить, ты идёшь на вечеринку? – спрашивает Фред, привлекая к себе моё внимание, и я перевожу взгляд на него. 
-Вечеринку? – не понимаю я и поправляю лямки своего топа. 
-Ну, в честь выпускного. – Я вскидываю брови, мне никто не сказал… - Сегодня в шесть в ресторане Eleven Madison Park, - подав мне приглашение, говорит Фред. 
-Вечеринка в ресторане? – удивляюсь я, взяв приглашение. 
-Да, - усмехается он. – Будет что-то вроде фуршета. Так ты… придёшь?
Видимо, Фред очень заинтересован в моём приходе, он нервничает и ждёт моего ответа. 
-Да, - отвечаю я с улыбкой. 
-Хорошо, - радостно улыбается он, отходя на шаг. – Это очень хорошо. Увидимся! 
Он чуть ли не в счастливую вприпрыжку уходит от меня. Я усмехаюсь, вспомнив, как он воспользовался мной, теперь моя очередь. 
Вернувшись в ателье, я понимаю, что времени у меня остаётся крайне мало. Дольше всего я думаю о том, что мне надеть. Я хочу выглядеть не просто хорошо, я хочу выгладить потрясающе. Хочу быть сексуальной и желанной, так я прячусь от всех, одежда и то, как я выгляжу это моя маска, за которой я могу скрыть все свои настоящие эмоции и чувства. Может это и не очень хорошо, но сейчас мне так легче. 
В конченом итоге я выбираю красное обтягивающее платье, в котором я была на вечеринке по случаю дня святого Валентина, на котором Сэм сделал предложение Джессике. Я поправляю макияж и причёску обуваю всё те же чёрные туфли с ремешком и на шпильке. 
Встряхнув волосы, я смотрю в зеркало и не могу понять, что со мной происходит, кто смотрит на меня с отражения. Я не узнаю себя, даже внешне что-то не так, обычно я улыбаюсь, но сейчас из меня достаточно трудно выдавить искреннюю улыбку. 
Я отговариваю себя, говорю, что в порядке, что я думала, будет хуже, но это не так. Мне безумно тяжело, я отвыкла от одиночества и компании самой себя, я отвыкла от душевной боли, и если у нас с Джеком постоянно что-то происходило, то у меня всегда была подруга, у меня всегда был семья, а сейчас…  я одна. 
Я ожидала, что после расставания с Джеком у меня будет болеть сердце, а душа будет скучать, но всё не так…Он сделал мне предложение, и всего за два дня я с головой окунулась в ту жизнь, которая у нас должна была быть, а потом всё это обрушилось за считанные минуты. 
И сначала я чувствовала замешательство, я не могла поверить, что всё, что у нас было, может исчезнуть так легко и так быстро. Я и вправду искренне верила, что у нас всё наладится, но с каждым днём моё сердце болело всё больше, душа скучала всё сильнее, а вера в лучшее испарялась. И сейчас я чествую не просто боль в сердце, сейчас у меня ломит каждую мою кость, я чествую боль во всём своём теле. И мне страшно,… что если я уже никогда не смогу оправиться после Джека? Что если это навсегда? 
Я боялась думать об этом, казалось, если я не подумаю, этого и не будет. Отвожу взгляд от зеркала и прикусываю губу, чтобы не закричать прямо сейчас. 
Вдохнув поглубже, я выхожу на улицу и, словив такси, говорю адрес. Честно сказать не знаю, зачем я еду туда, чего я ожидаю от этого вечера. Наверное, просто хочу забыться, использовать Фреда, чтобы забыть о Джеке хотя бы на время.  
Такси подъезжает к высокому зданию, у которого стоит довольно много машин, я расплачиваюсь с таксистом деньгами, которые получила за одежду что продала и выхожу на улицу. Прохожу под огромную высокую арку, которая является частью здания и, подходя к дверям ресторана, достаю приглашения, что дал мне Фред и подаю его охраннику, стоящему у входа. 
Меня пропускают и даже провожают до нужного зала. Играет весёлая музыка, в одной части стоят небольшие круглые уже накрытые столы, у барной стойки уже скопилась очередь, а на пустом месте, рассчитанном для танцев, уже во всю выселяться пару выпускников. 
-Ты пришла? – пугает меня Фред, появившись, словно из неоткуда. 
-Да, пришла, - киваю я, пытаясь изобразить улыбку. 
Фред оглядывает меня с ног до головы, но я не чествую неловкости, пусть лучше он видит моё тело, чем моё реальное состояние.
-Если быть честным, то я думал, ты не придёшь, но ты здесь… - протягивает он, вводя меня в некий ступор. – Вы же с тем Джеком больше не вместе, так может…
Не знаю, что остановило меня от истеричного смеха, но я сдерживаю себя. Я хочу сказать, что он явно псих, раз думает, что я и вправду на это соглашусь, хочу напомнить ему, что мы никогда не будем вместе снова, но я решаю поступить иначе. 
-Всё возможно, - говорю я, наблюдая за его явно удивлённой реакцией. – Может, выпьем? 
-Да, конечно, - теряется Фред и пропускает меня вперёд к бару. 
Я смеюсь у себя в голове, это забавно обманывать его, раньше было наоборот. Фред заказывает напитки и что-то рассказывает мне, но я даже не слушаю его, мне плевать на него и на его болтовню. 
Я осматриваюсь вокруг и вскоре нахожу Джессику, она разговаривает с кем-то и не видит меня. К ней подходит Сэм, которого она, как я вижу, пригласила, они целуются и вместе отходят в сторону. 
Я выпиваю пару бокалов джина и спустя пару часов моего пребывания здесь я начинаю чувствовать приятное головокружение. 
-Идём, - тянет меня за руку Фред, который тоже уже пьян как практически и все кто здесь находится. 
-Куда? – смеюсь я.
-Танцевать, я устал сидеть.
Фред ведёт меня к месту, где все танцуют под громкую отдающую басами в голову музыку. У меня в планах не было напиваться, но я ещё не сильно пьяна и больше пить я не буду, не хочу, чтобы всё это закончилось каким-нибудь недоразумением. 
Фред трогает меня там, где не стоит и сначала я не против, но когда я чувствую его губы на своей шеи, я отстраняюсь. 
-Всё хорошо, - говорит он, притягивая меня к себе спиной. 
Я хмурюсь, потирая висок, в глазах начинает мутнеть, а к горлу подкатывает ком,…кажется, меня сейчас стошнит. 
Я оглядываюсь по сторонам, всё ещё терпя мерзкие касания Фреда, и не могу поверить свои глазам. Кажется, у меня начались галлюцинации, потому что я вижу Джека стоящего у барной стойки со стаканом в руках и сверлящим меня взглядом. 
Расцепив обнявшие меня руки Фреда, я буквально бегу в сторону уборной пытаясь не упасть на этих каблуках. Меня жутко тошнит, и я успеваю добежать до туалета. Прочистив желудок, я умываюсь ледяной водой пытаясь привести себя и свои мысли в порядок. 
Это была плохая идея, мне не стоило приезжать сюда и тем более пить с Фредом, теперь у меня совершенно крыша поехала, раз я вижу Джека там, где его вовсе не должно быть. 
Продышавшись и успокоившись, я оправляю платье, поправляю причёску и выхожу в зал. Мне нужно что-нибудь съесть и выпить воды, поэтому я иду к столу и съедаю два кусочка яблока, запив всё водой. 
-Эй, ты в порядке? – еле выговаривая слова, спрашивает Фред подсев ко мне.
-В полном, - грубо отвечаю я и отхожу от него. 
Я иду к выходу, но останавливаюсь в нескольких метрах от двери. Кажется, я ещё не сошла с ума, кажется, Джек был не галлюцинацией. Он здесь, стоит  справа от меня всё у той же барной стойки. Я вижу его краем глаза и не могу пошевелиться.
Зачем он здесь? Наверное, из меня вышел не весь алкоголь, потому что глаза моментально заполняют слёзы, и я прикрываю рот тыльной стороной ладони. Сердце разрывается просто от того что он стоит в паре шагов от меня и скорее всего просто наблюдает за происходящим. 
Я полностью разбита и он просто смотрит на это, прекрасно понимая, что это его вина. Я разворачиваюсь, мне снова нужно в уборную, нужно успокоиться иначе я просто попаду под машину, не видя ничего вокруг,… хотя может это и не так плохо. 
Повернувшись, я делаю шаг и врезаюсь в Джека. Он это нарочно, только зачем? 
-Забыла своего нового парня? – спрашивает Джек, не отходя ни на шаг.
Не секунды не колеблясь, я залепляю ему хорошую пощёчину и тут же чувствую, как ладонь начинает гореть. 
Сквозь пелену слёз я вижу, как Джек потирает челюсть и усмехается. 
-Ты пьяна, - со злостью на лице говорит он, посмотрев на меня. 
-А ты козёл! – я толкаю Джека в грудь, и он отходит на шаг назад.
Смахивая слёзы с щёк я стремительно обхожу его и доходя до уборной я останавливаюсь у самых дверей. В конце коридора приоткрыта дверь, на которой наклеен значок с лестницей. 
Не знаю, что сейчас мной движет, но единственное чего я сейчас хочу,   чтобы это прикатилось, чтобы это ломающая меня изнутри боль, наконец, закончилась, чтобы всё это просто прекратилось…
Открыв ту дверь, я захожу внутрь и попадаю на лестницу, ведущую наверх и недолго думая, начинаю подниматься. С каждым пролётом, как ни странно, я чувствую себя только легче. 
Я немного пьяна, ужасно расстроена, даже разбита и очень-очень одинока. 
Добравшись до последнего пролёта, передо мной появляется громоздкая железная дверь и она открыта…
Я выхожу на крышу, и мне открывается просто потрясающий вид вечернего города. Холодный ветер освежает горячую кожу, я прикрываю глаза и на миг, лишь на один миг мне кажется, что я совсем справлюсь, что пройдёт время и всё образуется, но эта секунда была лишь секундой. 
Я снимаю туфли и когда убираю их в сторону, замечаю стоящую на бетоне бутылку открытого вина. Видимо тот, кто здесь был и не закрыл двери. 
Я беру бутылку я подхожу к краю крыши и упираюсь руками о перегородку, которая отделяет меня от пустоты. Я всю свою жизнь боялась высоты, но сейчас она меня не пугает, сейчас я чувствую спокойствие, умиротворение и никакого страха. 
Я смотрю вниз и вижу дорогу, по которой едут маленькие машины и ходят маленькие люди, я поднимаю голову и, закрыв глаза, прогоняю слёзы, но ноющее сердце мне не угомонить. 
Я уже говорила, что никогда не думала о самоубийстве, даже когда погибли мои родители, я ни разу не думала что смерть – это выход. Но сейчас я… устала, устала бороться, успокаивать саму себя и просто устала жить. 
Вся боль, все страдания, все неудачи они копились во мне многие годы, и Джек стал последней каплей, сегодня он переполнил чашу моей жизни. 
Не убирая бутылки вина, я перебираюсь через перегородку и сажусь на самый край маленького приступочка идущего после неё. Я держусь рукой за перегородку и делаю глоток вина из бутылки… для храбрости. 
-Клэр, - слышу я запыхавшийся голос позади себя и вздрагиваю.
Бутылка выскальзывает из моей руки и летит вниз, надеюсь, никто не пострадал. Я не спешу оборачиваться, потому что и так прекрасно знаю кто там.
-Нет, не подходи, - говорю я, когда слышу приближающиеся шаги. 
-Клэр, пожалуйста, не делай глупостей, иди сюда, - говорит Джессика, и я усмехаюсь, повернувшись к ней. – Всё будет хорошо, я больше не злюсь на тебя и верю тебе.
-Правда? А если бы я не решила сброситься с крыши, сколько бы ты ещё обвиняла меня во лжи? Нечего сказать?
-Прости, но смерть это не выход! – мне кажется, или Джессика плачет? – Умоляю тебя, позволь мне…
-Нет! – я поднимаюсь на дрожащие ноги и упираю руками о перегородку, смотря на расплывчатый от слёз город.
Быстрые шаги позади меня и я резко оборачиваюсь. Джек стоит в паре шагов от края, он очень напуган, в его глазах я вижу лишь ужас и… злость.
-Не надо, - выдавливает он из себя на фоне рыданий Джессики. 
-Почему нет? Всем станет только легче, если меня просто не станет, тебе, то точно. – У меня мурашки по всему телу от всего этого, но сейчас я не вижу другого выхода. 
Голова начинает кружиться, но я держусь за поручни перегородки и смотрю на Джека. Зря я это делаю, зря говорю с ними, нужно просто… расслабить ладонь и уйти, но это не так просто как кажется. Мне страшно, сейчас, когда они тут мне вдруг стало страшно. 
-Ты хочешь уйти, потому что это проще чем бороться за то, что ты действительно хочешь, - говорит Джек, делая шаг в мою сторону. – И ты лучше других знаешь, что жизнь, это не сказка. 
-Мне больше не за что бороться, Джек, - шепчу я. – Всё, что мне было нужно, просто исчезло…
-Ты и вправду хотела сказочный финал? - усмехается он. – Могла бы просто сходить в кино.
Джек выдерживает на мне взгляд полный холода и обречённости, а затем просо отворачивается. 
Я вдыхаю, и поток холодного ветра касается каждого миллиметра моей покрывшейся мурашками кожи. Я готова…
Одна моя рука соскальзывает с перила, и я касаюсь, цепочки на своей шеи с подвеской в виде сердце. Я не спаривалась,… я поворачиваюсь лицом к городу и, закрыв глаза, отпускаю вторую руку. 
В ту же секунду я чувствую, как рука Джека обхватывает меня за талию и тянет назад через перила. Он обнимает меня, крепок прижимая к себе. Джек тяжело дышит, а моё сердце колотится слишком быстро. 
Джек опускает меня на пол и, схватив за запястье, ведёт к двери, ворча  непристойности себе под нос. 
Джессика что-то говорит, плетясь позади нас, но я ничего не понимаю, ни её слов, ни куда меня ведёт Джек. 
-Куда мы идём? – спрашиваю я, не успевая за ним, но Джек даже не собирается притормаживать, хотя я запинаюсь о собственные ноги каждые 15 секунд. 
Мы заходим в зал ресторана, но Джек так и продолжает грубо тащить меня за собой, он ведёт меня к выходу. 
-Джек! – кричу я, когда он сильнее сжимает моё запястье что мне становиться больно. 
Мы выходим на улицу, он останавливает такси и, открывает дверь, отпускает мою руку и с невероятной злостью смотрит мне в глаза. 
-Если ты ещё раз так сделаешь, то никто тебя уже не спасёт, потому что по-настоящему спасти себя можешь только ты сама, - со злостью говорит он.
Джек заталкивает меня в машину, закрыв дверь и назвав водителю адрес моего ателье, берёт Джессику под руку ведёт её за собой обратно в здание.
Машина трогается с места, я закрываю лицо руками и пытаюсь понять, что сейчас произошло. Я и вправду только что хотела сброситься с крыши? Спрыгнула бы я или просто попугала бы саму себя? Мне страшно об этом думать, страшно от того какие ужасные мысли пришли мне в голову. 
Может Джек и вытащил меня с края крышки, может, физически он и спас меня от смерти, но внутри я всё ещё балансирую на том самом краю. Я больше не знаю, кто я, не знаю, что мне делать дальше и как преодолеть всё это, как мне делать вид что всё хорошо и ничего не было.
Но за этот год я кое-что поняла, жизнь на Верхнем Ист-Сайде кажется раем лишь со стороны и только сами жители Верхнего Ист-Сайда знают по собственному опыту, через какой ад нужно пройти, чтобы создать эту иллюзию "Рая". Здесь правила не действуют, здесь их просто нет, в борьбе за богатство и статус, все средства хороши и быть богатым здесь ещё не значит быть счастливым.
И главное сейчас мне нужно понять что вещи меняются, друзья покидают и из-за этого жизнь не должна останавливаться. Мне нужно пытаться спать по ночам, просыпаться каждое утро, есть, перестать плакать, двигаться дальше и со временем всё забудется и наладиться. 
Скорее всего, мы с Джеком больше не увидимся, скорее всего я уже навсегда попрощалась с этими людьми и теперь единственное, что мы должны делать вместе, так это забыть друг друга и идти дальше уже по своим дорогам,... или нет.
Но я точно знаю, что как раньше уже никогда не будет, но значит, будет как-то по-другому и однажды, всё обязательно станет идеально, и тот момент окажется концом.



svetlana

#5668 at Romance

Text includes: молодежь, романтика

Edited: 04.08.2018

Add to Library


Complain




Books language: