Верхний Ист-Сайд. Внутри

Font size: - +

Глава 15

Новый день – новые проблемы. Как бы я не противилась, но мне всё же приходится вернуться на работу после недельного отпуска за мой счёт. Эдвард, разумеется, не хотел меня отпускать, но подкупив его ещё оной встречей с Барбарой, которая его, кстати, отшила уже во второй раз, он меня отпустил. И как раз из-за того что он Барбару не привлекает не то что как мужчина, а даже как старательный офисный работник, он злится не только на меня, но и на всех кого он вообще видит. Поэтому в офисе уж пару дней стоит практически мёртвая тишина перебиваемая кликами мышки и щёлком клавиатуры. Все кто работает в этом отделе, включая и меня, боятся не то, что подойти к Эду с вопросом, мы боимся сказать лишнее слово, лишь бы он не услышал. На самом деле это странно, что Барбара так сильно разозлила его своим отказом, может, она не просто отшила его, а ещё и передумала на счёт того важного приёма, где будет её отец, может, из-за всех намёков Эдварда она решила даже не приглашать его?
На меня вся эта офисная атмосфера кончено же давит, но не так сильно как на остальных, я полностью погружена в разбор целого завала бумаг, который накопился за неделю моего отсутствия. А вот на Меди вся эта ситуация действует, наверное, сильнее всех. Наши столы находятся совсем рядом, и я постоянно отвлекаюсь на топот её ноги или щелканье ручки, мы особо не разговаривали, но похоже, Эд завалил её работой по полной, и по офису ходит слух, что близится сокращение. 
-Может, уже хватит? – не выдерживаю я, когда снова слышу раздражающее щелканье её ручки. – Тебе скучно?
-Нет, мне страшно, - рывком отвечает Меди, переведя на меня мимолётный взгляд. 
-Что случилось?
-Меня уволят, - чуть ли не плача отвечает она, поджимая губы и не сводя взгляда с экрана компьютера. 
-Мистер Браун уволил тебя? – взволнованно спрашиваю я, честно сказать я думала, что всё это просто слухи, но, похоже, что нет…
-Ещё нет, но обязательно уволит! 
Я с облегчением выдыхаю, Меди опять за своё, наводит шуму на пустом месте.
-С чего ты это взяла? – сдержанно спрашиваю я, дабы не обидеть её.
-На этой неделе он вызывал меня к себе три раза, три, Клэр! – повернувшись ко мне, шёпотом говорит она, еле сдерживая эмоции. – И каждый раз он кричал на меня, что я работаю недостаточно быстро и  качественно и выгонял. 
-Не волнуйся, - коснувшись её руки, говорю я, пытаясь её успокоить. – У него просто… тяжёлое время. 
Я пытаюсь улыбнуться Меди, потому что она очень эмоциональна и достаточно впечатлительна, ей нужно быть немного проще, но это на самом деле странно, что такое отношение у Эда именно к ней. 
Меди кивает мне и переводит свой жалостливый взгляд обратно на компьютер. Меня вдруг начинает одолевать интерес, почему именно она и с чего Эд такой нервный уже далеко не первый день. Думаю, моё любопытство мне ещё аукнется, но что поделать, кто-то должен это сделать.
-Ты куда?  - заметив, что я поднялась со своего места, спрашивает Меди с явным волнением на лице. 
Не понимаю, как он может кричать на неё, она же словно… ребёнок. 
-Пойду, поговорю с ним,- отвечаю я, стараясь вести себя как можно увереннее. 
-Ты сошла с ума? – всерьёз спрашивает Меди, но я уже отхожу от наших рабочих мест и твёрдым шагом иду к кабинету мистера Брауна. 
Возможно, меня сейчас уволят, но какого чёрта мы должны это терпеть? Но прежде чем зайти к нему я сворачиваю в один из коридоров и набираю номер Джека на своём новом телефоне, на котором пока что всего пару номеров.
Джек не отвечает мне со вчерашнего дня и не перезванивает. Скорее всего, он, как и я разгребает завал на работе за неделю отсутствия, но неужели у него и минутки нет для того, чтобы скинуть мне лишь одно смс? Помню, когда он переписывался со мной на совещании, может, что-то случилось?
Я ненароком начинаю себя накручивать, Джек снова не отвечает мне, а через пару гудков просто скидывает звонок, вот теперь я по-настоящему волнуюсь. Нужно успокоиться, должно быть он просто на совещании или что-то типа того…
Убрав телефон в карман, я собираю всю свою уверенность в кулак и стучусь в кабинет мистера Брауна, поймав на себе неодобрительный взгляд его секретарши. Да, сейчас в напряжении весь наш отдел. 
-Он просил не беспокоить его, - с неким сожалением говорит мне девушка, но потом её перебивает грубый голос Брауна.
-Войдите.
Пытаясь выдохнуть вместе с воздухом всё своё волнение, открываю дверь и захожу в погрузившийся в серость кабинет. 
 -Какого чёрта происходит? – вдруг почувствовать небывалую прежде уверенность спрашиваю я, как только закрываю за собой дверь. – Я кончено всё понимаю, бывают у людей плохие дни, но все уже с ума сходят. Ты зачем Меди до слёз доводишь? 
Эдвард точно был не готов к таким моим словам, да ещё и с таким напором, честно сказать, я и сама не была к этому готова. 
Я стою напротив стола ошарашенного Эда и смотрю на него с можно сказать угрожающим взглядом. Он переходит уже все границы. 
-До слёз? – искренне удивляется он, и я сажусь на стул. – Я просто…
-Накричал на неё пару раз, знаешь, для таких как она этого вполне достаточно, чтобы впасть в серьёзную депрессию, - немного поостыв, говорю я. – Когда я пришла сюда работать, ты был идеальным начальником и так считали все, а сейчас что? Ты самый настоящий тиран! 
Эд вдруг опускает взгляд вниз, неужели у него всё так плохо?
-Что случилось? – терпеливо спрашиваю я, может, ему просто некому всё рассказать? 
Но Эд не собирается так быстро всё мне выкладывать и ещё пару минут даже не поднимает на меня взгляда, но я терпеливо жду. 
-Барбара исключила меня из списка, - наконец отвечает он, всё ещё смотря в пол. – Из списка приглашённых на вечер, где будут руководители практически всех крупных компании Нью-Йорка, а она пообещала мне, что я там буду. 
Я так и знала, но Эду я об это, естественно не говорю. 
-И всё? – протяжно спрашиваю я, не понимая, почему он так убивается из-за этого вечера. 
-И всё? – с усмешкой переспрашивает Эд, вдруг подняв на меня удивленные глаза. – Представь себе, - подавшись вперёд и упершись руками о стол, продолжает он. – Что сначала тебе подарили пригласительный на вечер, где соберутся все самые влиятельные дизайнеры и дома моды всей Америки, а потом у тебя забирают заветный пригласительный билет, о котором ты мечтала большую часть своей жизни, ведь на этом вечере тебя, наконец, могут заметить. Но в конченом итоге тебя только подразнили, а затем оставили ни с чем, как бы ты себя чувствовала?  
Пожалуй, теперь я понимаю, о чём он. Можно сказать, я была очень близка к тому, что сейчас чувствует и описывает Эдвард. Когда сорвали мой первый показ, который бы положил начало к осуществлению мечты всей моей жизни, я была не то чтобы разбита, я была в ужасе, я была потеряна. 
-Но не просто же так она исключила тебя из списка? – подумав, спрашиваю 
я.
-Знаю, я сам виноват.
-Что ты сделал? 
-Я не собираюсь говорить тебе, если так интересно, то может Барбара тебе расскажет. А теперь уходит, у меня и у тебя, кстати, тоже, много работы. 
Обратив всё своё внимание на папку с документами на столе, говорит мне Эд. Несколько секунд я е всё ещё сижу напротив него, но затем ухожу. Надеюсь, он понял, что ему не стоит вымещать злость на своих сотрудниках. 
Я так и не узнала, почему он отыгрывался именно на Меди, но я думаю, это потому что она одна не может дать отпор, когда на неё кричат буквально ни за что, её ранимость её когда-нибудь погубит. 
В течении дня я ещё несколько раз звоню Джеку, но его телефон выключен и вот я уже всерьёз начинаю волноваться за него и это волнение просто так не исчезнет. Почему он выключил телефон, почему не перезванивает? Теперь оправдание что он просто занят в компании – не работает. Значит, точно что-то случилось, но вот в чём вопрос: Случилось что-то у него или у нас?
Вернувшись домой, я не застаю Джессику, наверное, она у Сэма, я хотела попросить её, чтобы она позвонила маме Джека и узнала что-нибудь про него, может, случилось что-то и вправду серьёзное. 
На Джека это вообще не похоже, он всегда звонит мне сам и всегда мне отвечает, это очень странно и это меня пугает. Но я всё же надеюсь на благоразумность его родителей, надеюсь, что если с ним что-то стряслось, то они бы мне позвонили, поэтому, я надеюсь, что у него всё хорошо, потому что я совершенно ничего не знаю. 
Накрутив себе все возможные несчастные случаи, в которые мог попасть Джек, я не выдерживаю и решаю поехать к нему на квартиру. Может, он лежи там без сознания и никто об этом не знает! Боже мой, нет,… перестань, Клэр! 
Словив такси, я называю водителю адрес и всю дорогу пытаюсь успокоить себя. Чёрт, если с Джеком всё в порядке, я сама его прибью. 
Когда я приезжаю, я звоню ему ещё раз, но его телефон всё ещё выключен, поэтому я всё же решаю войти, но когда на пути к лифту меня останавливает охрана и спрашивает к кому я (хотя они прекрасно знают к кому). Мне отвечают, что Джек не появлялся здесь уже два дня. 
Полностью опустошённая и не знающая, что делать я возвращаюсь домой и вижу, что Джессика уже вернулась.
-Привет, Клэр, - улыбается она мне, когда я захожу к ней в комнату. 
Джессика в хорошем настроении и теперь я могу с уверенностью сказать, что она не притворяется, я бы это сразу поняла, а это значит, что она ничего от меня не скрывает по поводу Джека. 
-Привет, ты, когда последний раз разговаривала с Джеком? – как бы невзначай спрашиваю её я, садясь на край её кровати. 
-По-моему ещё до вашего отъезда, на его дне рождении, а что? – продолжая разгребать кучу свадебных журналов на своём столе отвечает Джессика. 
-Я не могу до него дозвониться уже второй день, и он не появлялся в своей квартире уже два дня, мне охрана сказала, я только что оттуда, - стараясь не паниковать, отвечаю я, и подруга уже куда более заинтересованно на меня смотрит. – Можешь позвонить его родителям, спросить, почему он отвечает на звонки. 
-Почему сама не позвонишь? – спрашивает Джесс, пытаясь найти свой мобильник. 
-Ты же знаешь, что они меня не переносят также как и я их, навряд ли они скажут мне правду или вообще хоть что-то скажут, - поясняю ей я, хотя она и сама это прекрасно знает. – Только скажи, что сама не можешь до него дозвониться, ничего про меня не говори, ладно?
-Хорошо, - терпеливо отвечает подруга и, набрав номер, подносит телефон к уху. 
По лицу Джессики понятно, что и она начала немного волноваться, наверное, раньше она могла бы подумать, что это вполне в его духе пропасть на несколько дней, улететь в другую страну, уйти в запой, но сейчас Джек не один и Джессика прекрасно понимает и знает что он бы просто так не исчез, оставив меня в неведении. 
-Миссис Фостер? – спрашивает Джессика, начиная ходить по комнате. 
Внутри тут же что-то ёкнуло, живот неприятно свело, чувствую, не к добру всё это. 
-Это Джессика Кроуфорд, я хотела спросить, где Джек, я просто не могу до него дозвониться, нужно поговорить с ним насчёт костюма на свадьбу, - смеётся подруга, дабы перевести всё в дружеский лад. 
Хорош придумала. 
-Что? – моментально меняется в лице Джессика став куда серьезнее и обеспокоеннее. – Какой… соболезную вам.
Что? Соболезнует? Боже мой, что случилось? В голову лезут просто ужасные мысли, а на глаза вот-вот готовы набежать слёзы. 
Джессика заканчивает разговор и с опаской переводит на меня взгляд.
Нет, нет, нет!
-Клэр, Жозефин, она…
-Боже, - вздыхаю я, прикрывая рот рукой. 
-Джек, как только узнал, сразу исчез, его родители думают, что он на Лонг-Айленд, - сев на кровать обнимает меня Джессика. 
Но как такое могло произойти? Ещё пару дней назад мы видели её абсолютно здоровой, она наоборот шла на поправку.… Недаром говорят, что перед смертью становится лучше. 
-Мне нужно поехать к нему, - решаю я, поднимаясь с кровати. 
-Думаю, он хочет побыть один, раз сбежал ото всех даже от тебя, - говорит Джессика, будто нехотя. 
-Да, он хочет, - уверенно отвечаю я, подруге сверля её взглядом. – Но сейчас ему нельзя быть одному, поверь мне, я знаю, о чём говорю. 
Джессика со мной не спорит, лишь поджимает губы и опускает взгляд. Взяв лёгкую куртку, я выхожу на улицу и, поймав такси, называю адрес, а точнее просто остров.
Понимаю как Джеку сейчас тяжело, Жозефин была для него не просто любимой бабушкой, можно сказать она была его маленькой семьёй, единственным светлым человеком из всех его родных. Я прекрасно понимаю, что  он хочет сейчас остаться один, сбежать ото всех и закопаться в собственных мыслях, это нормально – хотеть этого, но этого нельзя допускать. 
В своё время я тоже жаждала одиночества, и я его получала, я училась, работала, постоянно виделась с людьми и носила маску человека, у которого всё хорошо, но я была одинока. Я не показывала своего настоящего состояния, не говорила о своих чувствах, не показывала как мне больно даже Джессике. И когда дверь моей квартиры закрывалась, я затихала, как только я оставалась одна со своими мыслями я уже не могла справиться с ними, не могла контролировать мысли, которые убивали меня изнутри словно какой-то паразит. И если бы не Джессика, которая вопреки всем моим запретам ворвалась в мою жизнь и проводила со мной каждую свободную минуту,… не знаю, что бы в итоге со мной стало. Наверное, я бы превратилась в овощ, который только и делает, что винит себя в случившемся. Поэтому я должна помочь Джеку справиться с этим, должна помочь ему пережить первое время, я должна убедить его, что это не конец. 
Мы едем достаточно долго и когда машина, наконец, останавливается неподалёку от дома Джека, на улице уже темнеет. Расплатившись с таксистом, я продолжаю путь пешком, солнце уже садится, мне нужно успеть до темноты иначе я потеряюсь в этом «лесу». 
На сердце не спокойно, мне жаль Жозефин, мне жаль, что такое случилось, но я знала её всего год, а видела всего пару раз, поэтому мои чувств сейчас ничто по сравнению с тем, что сейчас чувствует Джек, но я всё равно понимаю его лучше, чем кто-либо другой. 
Двери открыты, это значит, что Джек и вправду здесь. Как только я ступаю на порог, то сразу же чувствую любимый запах, я поняла, Джек пахнет как этот дом, пахнет древесиной и лесом после дождя. Внутри стоит мёртвая тишина, могу поспорить на то, что Джек напился и теперь спит и это нормально – желать заглушить боль от утраты, уйти от неё. Только у кого-то это алкоголь и возможно наркотики, а у кого-то это работа и полная занятость, как у меня, например. 
Оставив сумку в коридоре я начинаю просматривать комнаты,  в гостиной, на кухне и в кабинете Джека нет и пройдя весь первый этаж я его не нахожу, значит, он на втором. Тихо поднимаясь по деревянной лестнице, которая немного поскрипывает, я сразу же его нахожу. 
Дверь в одну из спален настежь открыта, Джек сидит на кровати, сжимая в руке стакан, как я догадываюсь с алкоголем. Он смотрит на стакан в своей руке, а я даже с расстояния замечаю осколки на полу и его руку с уже засохшей кровью. 
-Зачем ты пришла? – переведя на меня мёртвый взгляд, спрашивает Джек голосом, от которого веет холодом за версту. – Неужели было не понятно, что я хочу остаться один?
По голосу можно сказать, что Джек совсем не пьян. Я игнорирую его слова, его тон и его грубость, сейчас он может сказать кучу глупостей и я должна их игнорировать. 
Я захожу в комнату и только сейчас замечаю как в доме холодно, неуверенно стоя в дверях, я не знаю, с чего начать и как вообще люди говорят о смерти? 
-Клэр, уходи, - сухо просит меня Джек и делает глоток содержимое стакана, что он держит в руке. 
-Я не уйду, - от волнения сорванным голосом отвечаю я, медленно проходя в комнату. – Джек, ты не один.
-Хватит! – чуть ли не рычи он, переведя на меня взгляд, на его руке я замечаю часы, которых раньше не было.
-Послушай, - быстро подхожу к нему я, сажусь рядом и беру Джека за холодную руку, которую пытаюсь согреть. – Я знаю, что ты испытываешь, знаю, какую пустоту ты сейчас чувствуешь, как тебе страшно и больно, но поверь мне...
-Перестань говорить мне, что я чувствую, - всё также холодно огрызается Джек, перебив меня он выдергивает свою ладонь из моей и выходит из комнаты, проходя прямо по осколкам. 
Я тяжело выдыхаю и иду за ним. 
-Джек, не закрывайся в себе, не отстраняйся от меня, от своей семьи, - идя за ним, говорю я, но тут Джек резко останавливается и, усмехнувшись, начинает сверлить меня ледяным взглядом. 
-Семья, Клэр? – усмехается он, подходя ближе ко мне. - У меня больше нет семьи.
И тут я не выдерживаю его наглости и даю ему хорошую пощёчину, моментально чувствуя жжению в ладони. Джек ошарашено смотрит на меня и, кажется, начинает приходить в себя. 
-Не смей говорить, что у тебя нет семьи, Джек - шиплю я, чувствуя невероятную злость, обиду и боль. 
Глаза наполняются слезами, но я всё ещё здесь и я не собираюсь уходить. 
-У тебя есть родители и что бы они не делали они любят тебя, у тебя есть друзья, которые переживают за тебя, у тебя есть я и я люблю тебя, Джек и не знаю кто я тебе, но ты - моя семья. И я бы сделала всё, я бы многое отдала, чтобы хотя бы попрощаться со своими родителями, и ты даже не представляешь какого это не иметь возможности просто взглянуть на них, и я не хочу, чтобы ты знал. Поэтому не смей так говорить, у тебя нет на это права!  
Я отворачиваюсь, приподняв голову, стараясь совсем здесь не разреветься, чувствуя разрывающую боль внутри от одной его халатности. Правильно говорят – мы не ценим, пока не потеряем. 
-Клэр, - после нескольких секунд молчания говорит Джек, и нежно взяв меня за руку, поворачивает к себе. – Прости, - шепчет он с поникшим взглядом.
Я  тяну Джека к себе и крепко, как только могу, обнимаю его, может, так я хоть немного возьму его боли себя, хоть как-то облегчу её. 
Мы несколько минут стоим в обнимку посреди коридора и не говорим ни слова. Когда смерть подкрадывается так близко и забирает дорого тебе  человека одному здесь не справиться, вдвоём всё переносится легче даже смерть. 
-Ты можешь пообещать мне одну вещь? – отстранившись от меня и заглянув мне в глаза, спрашивает Джек, и я киваю, ожидая его слов. - Обещай, что я никогда тебя не потеряю! Дай мне слово, Клэр.
Я лишь секунду смотрю на него, немного не понимая к чему эти глупости, но затем понимаю что это ему сейчас просто необходимо.
-Обещаю, - шепчу и вновь обнимаю Джека, поцеловав его в шею. 



svetlana

#6378 at Romance
#3376 at Modern romance

Edited: 18.11.2017

Add to Library


Complain




Books language: