Верхний Ист-Сайд. Внутри

Размер шрифта: - +

Глава 16

По моей просьбе Джек зажёг камин на первом этаже, потому что в доме и вправду холодно, мы устроились на одном кресле, я сижу у него на коленях, положив голову на его грудь и держа его за холодную руку. Мы укрылись пледом и смотрим на огонь в камине, сейчас молчание очень уместно, но иногда мы всё же перекидываемся парой фраз. 
-Что это за часы? - пытаясь согреть холодную ладонь Джека, спрашиваю я, смотря на часы на его запястье.
На самом деле они не выглядят новыми, а наоборот, будто из прошлого века. Массивный белый циферблат с римскими цифрами оформлен в золотом корпусе и ремешок, как я понимаю, из натуральной кожи. Ясно, что часы не дешёвые, как и то, что они не новые. 
Джек делает тяжёлый вздох не сводя пристального взгляда со своих часов. 
-Жозефин подарила на день рождения, это часы моего деда, - с тяжестью в голосе отвечает мне Джек, всё ещё смотря на часы. - Она подарили их ему на первую годовщину их свадьбы, - с полуулыбкой продолжает Джек. - Дедушка умер четыре года назад, а часы Жозефин всё это время хранила у себя как память, а я ещё в детстве забирал их у деда и постоянно таскал в руках, потому что они спадали с моего маленького запястья, а вот сейчас... впору. 
-Настоящий антиквариат.
-И раритет, - переводит на меня взгляд Джек. - 1913 год Швейцария, здесь и гравировка есть... "Болвану Роберту от Жози" - найдя гравировку, смеётся Джек, а я немного удивляюсь. - Они тогда были в соре, - поясняет мне он. 
Я лишь умиляюсь, и вновь наступает тишина. Успокаивая Джека, находясь с ним рядом в такой момент, я вспоминаю себя, когда потеряла родителей и понимаю, что сейчас суверенностью могу сказать, что боль пройдёт, тоска останется и с годами она будет только сильнее, но боль от потери притупится, будет практически незаметна. 
-Клэр, похороны послезавтра, - вдруг говорит Джек, рассеивая тишину. Я поднимаю на него взгляд. - В Англии на нашем семейном кладбище. - Я в сметании, но всё же понимающе киваю. - Вылет уже завтра, ты можешь лететь со мной.
-Нет, - качаю головой я, смотря Джеку в глаза. - У меня работа, да и твои родители вряд ли обрадуются, ты справишься, я тебе там не нужна. 
-Нужна, - поджимает губы он и опускает взгляд на наши сцепленные руки. 
-Джек, - чуть приподнимаюсь я, чтобы хорошо видеть его лицо. - Я знаю что тебе больно, я вижу эту боль в твоих глазах, я знаю что ты ещё никогда  не чувствовал себя настолько одиноким, но знаешь что... ты справишься, я это точно знаю, поэтому я тебе там не нужна. 
Пораздумав, Джек с пониманием кивает мне и свободной рукой прижимает меня ближе к себе. 
-Останешься со мной? – тихо спрашивает он, не сводя взгляда с огня. 
-Конечно.
Ночь проходит спокойно, думаю, Джек, как и я, практически не спал, наверняка он тоже слушал тихий треск брёвен и шум дождя за окном. В такие моменты спать хочется меньше всего, как и говорить. В такие моменты тишина – лучший друг, главное, чтобы эта тишина была не в одиночестве. 
Поэтому утром мы практически не говорим, выпиваем по чашке кофе и едем в аэропорт, Джек на самолёт, а я его провожать, хотя он был категорически против этого. 
-Позвони мне, как приземлитесь, - прошу я Джека после долгого и пустого молчания уже в аэропорту перед его уходом.
-Хорошо, - тускло отвечает он, и я понимаю, что слова здесь и вовсе не нужны. 
Аккуратно обняв Джека за шею, я немного тяну его к себе, чтобы поцеловать.  
-Уверена, что не полетишь со мной? – снова спрашивает Джек и киваю, поджав губы. – Ладно, будь, пожалуйста, осторожна. 
-Как всегда, - всё ещё обнимая его, отвечаю я, не желая расцеплять руки. 
-Вот только давай не как всегда, - впервые за всё это время смеётся Джек, и я тоже не сдерживаюсь от улыбки. – Я серьёзно, ни во что не вляпайся, пока меня не будет. 
-Хорошо, хорошо, - тихо смеюсь я. – Иди уже, ты опоздаешь, - нехотя говорю я. – Обещаю, что буду осторожна. Я буду скучать, и ждать тебя здесь. 
-Идёт.
Джек ещё раз кротко целует меня и быстро уходит, не дав растянуть тоскливое прощание. 
Выходя из аэропорта, я включаю свой мобильник, который выключила ещё вчера вечером и проверяю пропущенные звонки. Как я и думала, Эд звонил мне сегодня уже шесть раз и понятно почему, уже одиннадцатый час, а я всё ещё не на работе. Надеюсь, он меня поймёт, когда я ему всё объясню. Также есть два пропущенных от Джессики ещё со вчерашнего вечера, но видимо она поняла, что я осталась у Джека, раз остановилась лишь на двух звонках. 
Без Джека сразу же становится тоскливо, но я не могла лететь с ним, я уважала Жозефин, она мне очень нравилась, можно сказать, она стала частью моей семьи, но я сомневаюсь, что выдержала бы присутствие родителей Джека, точнее, их отношение ко мне. Не знаю, когда вся эта ненависть закончится, но пока нам лучше держаться подальше друг от друга. 
Приехав на работу, я практически сразу ловлю на себе предупреждающие, вопросительные и даже сожалеющие взгляды своих коллег. Видимо Эд снова не в духе и сейчас меня в лучшем случае просто отчитают, ну а в худшем - уволят. Но я с уверенностью могу сказать, что не буду переживать по этому поводу, я никогда не мечтала стать юристом. 
Решив не терять времени, я иду прямиком в кабинет мистера Брауна, похоже,… я даже хочу, чтобы меня уволили, всё-таки офисная работа не для меня. 
-Удачи, - говорит мне секретарша, и я стучусь в дверь. 
-Войдите. 
Мне даже не страшно, наверное, я просто устала, ночь без сна дёт о себе знать.
-О, Кларисса, объявилась наконец-таки. Ну, и какое у тебя оправдание? – как-то слишком нагло спрашивает Эд, поднимаясь из-за своего стола и застёгивая пуговицу своего тёмно-синего пиджака. 
-Я провожала Джека на самолёт, его бабушка умерла, скажи «спасибо» что я не улетела с ним, - наглостью на наглость отвечаю я, оставаясь стоять у дверей. 
Внезапно Эд сменяется в лице, нет больше той наглой ухмылки и злости в глазах, неужели он мне поверил? Неужели его это задело? А ведь он ненавидит Джека. 
-Я закрою на это глаза, если ты выполнишь за сегодня всё, что у тебя накопилось, - тяжело сглотнув, говорит мне Эд, отводя от меня взгляд. 
-Хорошо, - подавив зевок, отвечаю я и после кивка моего начальника выхожу из его кабинета. 
Все дни без Джека проходят уныло и неимоверно долго, я постоянно чувствую тоску по нему и грусть. Не думала, что всего пару дней его отсутствия в моей жизни меня так… подкосят. А я ещё думала, что нам с Джеком пора немного отдохнуть друг от друга, но оказывается, я совсем не устала от ежедневных встреч и поцелуев. Я очень скучаю по нему. 
-Когда он должен вернуться? – спрашивает Джессика, примеряя уже, наверное, пятую или шестую шляпку из своей гардеробной. 
-Завтра, - сухо отвечаю я, лежа на кровати подруги скрестив руки на груди. 
-Отлично, - слишком уж радуется она, и я не сразу понимаю чему: этой новости или очередной шляпке. – Нам никто не будет мешать сегодня, - с широкой улыбкой на лице поворачивается ко мне подруга, и я мучительно закатываю глаза, и мне в лицо тут же прилетает одна из её шляп.
-А как же Сэм? 
-Он уехал к родителям на неделю…. Хватит киснуть! – кричит Джессика. – Мы всё-таки за платье идём, а не на похороны. 
Да, сегодня тот самый день когда мы пойдём выбирать Джессике свадебное платье, но я более чем уверенна в том что она его просто так не найдёт, а точнее не выберет, поэтому я и не в восторге. 
-Всё, идём! – выходит из комнаты Джессика. 
С нами идёт её мама, кстати о ней. Не знаю как, но родители Джессики меня простили за все те слова на видео, Джессика им всё объяснила и я теперь снова друг их семьи, а не одной лишь Джессики. Также с нами Барбара, я хочу спросить её насчёт Эда, но думаю сделать это чуть позже. 
С виду всё это кажется типичной вылазкой за покупками и мне, как и всем, должно быть весело, но мне ни черта не весело. У меня сонливость, я, кажется, хочу спать… или есть, но я сижу на диване уже битый час и пью третий бокал шампанского, а это только третий магазин. 
Джессика выходит в очередном пышном белом платье, оно самое обычное типичное свадебное платье, никакой оригинальности и изюминки. Никогда не думала, что Джессику можно сделать скучной или простой, но, похоже, это очень даже возможно. 
-Ты безумно красивая, - щебечет Барбара, а Джессика лишь крутиться у зеркала и, остановившись напротив нас, скрещивает руки на груди.
-Ты сказала это обо всех платьях, - отвечает Джесс, а Барбара лишь смеётся. 
Что там говорить про маму Джессики, она просто ревёт на каждом входе и практически ничего не говорит. 
-Опять «нет»? – поникшим голосом спрашивает у меня подруга, я едва киваю, и она мрачнеет на глазах.
Так, пора взять всё в свои руки иначе мы так платье не выберем вплоть до самой свадьбы. Я решительно поднимаюсь со своего места и подхожу к растерявшейся Джессике, беру её за руку и молча волоку в примерочную.
-Боже мой, кто выбирает для тебя эти ужаснее платья? – шёпотом спрашиваю у неё я.  – Это всё не то, слишком просо и скучно для тебя, тебе нужно что-то открытое, но в тоже время элегантное.
Джессика вдруг начинает сиять от мысли, что приходит в её голову и мне эта мысль уже не нравится.
-Как я раньше не додумалась!? – восклицает подруга, подпрыгивая на месте и хватая меня за плечи, а мне становится лишь страшнее. 
-Я не буду шить тебе платье! – опережаю её я, но, кажется, Джессика не об этом.
-Набросай мне пару эскизов моего идеального платья, нарисуй его! Пожалуйста! Ты же знаешь, что я так просто не могу, мне нужно сначала посмотреть кучу платьев, прежде чем выбрать что-то одно, а вот ты можешь выбрать его с первого раза, оно будто у тебя в голове. 
-Джесс, - устало начинаю я, понимая, какую ответственность могу на себя взять. – А что если оно тебе не понравится?
-Это же ты! Конечно же, мне понравится! – с надеждой произносит она. – Помнишь, ты уже шила мне платье на день рождения, и я была просто в восторге! 
-Ладно, - выдыхаю я и слышу радостный визг подруги. – Но для начала позволь мне предложить парочку из этих. 
Джессика воодушевлённо кивает, и я выхожу из примерочной. Немного повздорив в консультантами и представив пару известных имён меня всё же впускают в их некий склад, где всегда хранятся самые лучшие платья, но для особенных клиентов. Не знаю, почему Джессика Кроуфорд не входит в этот список «особенных», но Барбара входит и это значительно сократило мне время разборок с начальством. 
В этом бутике есть не только типично пышные платья, которые встречаются, чуть ли не на каждой свадьбе, здесь есть кое-что интересное, с чем можно поработать. 
Выбрав парчу платьев, которые лучше всего олицетворяют Джессику, я приношу их уже немного заскучавшей подруге и выхожу обратно в зал к остальным.
-Где ты была, мы уже начали волноваться, - спрашивает меня Барбара.
-Помогала с выбором, - улыбаюсь я, чувствуя, как поднимается моё настроение.
Всё-таки шмотки, - это моя стихия. 
Примерно через десять минут выходит Джессика и у меня впервые за весь день проходятся мурашки по телу. Она в белом платье в пол с очень длинным подолом, юбка не очень пышное, но и не простая. Поверх атласного платья идёт кружева светло-кофейного цвета и благодаря этому платье не выглядит дешёвым. Лиф мне очень нравится – глубокое декольте, которое прикрывает тонкая сеточка, платье, можно сказать без рукавов, они спущены чуть ли не до локтей и это придаёт платью и самой Джессике невероятной нежности. 
-Бог мой! – полностью поражённая платьем шепчет Барбара, смотря на Джессику словно зачарованная. 
-Это оно! – восклицает мама Джессики и вновь впадает в слёзы. 
-Мне безумно нравится, - говорит сама Джессика, смотря на себя в отражении огромного зеркала. 
Подруга находит меня в отражении и ещё более счастливо улыбается.
-Это не оно, Джесс, но уже куда ближе, - говорю ей я и подруга окрылённая счастьем вновь скрывается в примерочной. 
Второе платье куда более сексуальнее первого. Белое  атласное платье лишь с одним подъюбником так что особой пышностью оно не отличается, лиф платья уже совсем другой, он просто прямой, никаких вырезов и прочего, но лиф заканчивается достаточно низко, поэтому грудь Джессики выглядит просто бомбически и как минимум на размер больше. Также  открыты и ключицы и плечи Джессики, что придаёт ей тонкости, есть небольшой ремешок, полуоткрытая спина и самое главное вырез на левом бедре.
-Слишком, - морщится мама Джессики, и я усмехаюсь, а Сэму, могу поспорить, понравилось бы. 
Джессика соглашается с мамой, и я понимаю, что и вправду немного переборщила. 
Третье платье всем безумно понравилось. Оно достаточно пышное и длинное, скорее светло-бежевое, нежели белое что тоже визуально повышает цену платья. Поверх бежевой пышной юбки накинуто что-то вроде белой вуали с узорами внизу и цветами по всей юбке, лиф платья самый обычной как практически и у всех свадебных платьев с корсетом, но зато Джессика выглядит очень худой и тонкой в нём. Но изюминка платья даже не в корсете, а в жемчуге, разбросанном по всему платью, по юбке, по лифу и даже на перчатках. 
Пока Джессика бежит надевать последнее мною выбранное платье, мы с Барбарой, по её же просьбе, примеряем платья, которое Джессика выбрала для подружек невесты. 
У нас с Джессикой что-то вроде таланта подбирать потрясающую одежду друг для друга, наверное, это потому что со стороны всё видно намного лучше, ну или потому что Джессика прекрасно знает, какие фасоны мне идут. 
Я в невероятно сексуальном тёмно-красном платье в пол с нежно и свободно опущенными плечами, а на левом бедре есть огромный вырез.  Немного встряхиваю волосы и отставляю левую ногу вперёд, мне безумно нравится, неужели такие платья будут у всех подружек невесты? 
Когда я выхожу из примерочной, то сразу же натыкаюсь на Барбару в платье, как и у меня, но только нет спущенных плеч и цвет нежно-розовый, а так платье идентично. 
Вот и ответ на мой вопрос, такое платье только у меня, дабы выделить главную подружку, а у остальных как у Барбары, ну, я так думаю. И Джессика не поскупилась, в смысле… подружек обычно одевают не очень, а эти платье безумные, они шикарные, особенно у меня. 
-Красивое платье, - говорим мы с ней одновременно, а затем смеёмся, наверное, это выпитое шампанское начало действовать, теперь мне ясно, зачем его подают в каждом подобном салоне. 
Джессика выходит практически сразу после нас и сражает всех наповал. Это платье я выбрала так… для пробы, потому что оно не совсем стандартное. Пышная юбка белого платья похожа на воздушное облако или зефир, платье… можно сказать совершенно обычное, стандартный верх с корсетом и красивым декольте, кружевными рукавами до локтя и атласным розовым ремешком, но самое необычное в платье это градиент юбки. 
Пышная юбка с кучей подъюбников начинается с чисто белого цветам, но к низу начинается довольно резкий переход с белого к цвету тёмному оттенку цвета фуксии. 
Мы с Барбарой смеёмся, трогая пышную юбку, потому что это платье делает Джессику визуально полной и нам, почему-то стало очень весело. 
-Но ты выглядишь просто роскошно! – говорит мне Джессика, осматривая меня в этом потрясающем платье. 
-Да, спасибо тебе! – обнимаю её я, и когда открываю глаза, вдыхая любимые духи подруги, сначала не верю, тому, что вижу, но вдруг подскочившее сердце даёт понять что это явно не галлюцинации. 
Джек стоит в дверях, упёршись плечом о косяк, и с весёлой усмешкой наблюдает за нами, даже отсюда я вижу, как блестят от смеха его глаза. 
-Джек, - шепчу я с нарастающей улыбкой и, отстранившись от подруги, спускаюсь с подиума, подбегаю к Джеку на каблуках и вешаюсь ему на шею, крепко обняв. 
-Ты же говорил, что вернёшься только завтра, - не отрываясь от него, тихо спрашиваю я, даже не открывая глаз.
 Джек крепко обнимает меня, я снова могу чувствовать его запах, его руки, его объятия, так странно… мы не виделись всего пару дней, а такое ощущение, что прошло уже пару месяцев. 
-Обстоятельств немного сменились, ты не рада? Я вам помешал? – прекратив объятия, спрашивает Джек, с усмешкой посмотрев мне в глаза.
-А по мне видно, что я не рада? Ты не помешал, мы уже заканчиваем.
-Ты что выпила? – спрашивает Джек, улыбаясь и как-то подозрительно на меня посмотрев. 
-Джек, ты всё испортил! – кричит с подиума Джессика, и он переводит на неё смеющийся взгляд. – Ты не должен быть здесь! 
-Почему она похожа на зефир? – снова посмотрев на меня, спрашивает Джек и меня бросает в смех. – Какое…красивое платье, - наконец увидев, в чём я говорит он, и я игриво отстраняюсь от него. 
-Знаешь, Джек, Джессика права, тебя здесь быть не должно, - отходя от него всё дальше, важным тоном говорю я, стараясь не смеяться. 
Джек как-то устало, но всё же с улыбкой прячет руки в карманы своих джинс и терпимо ждёт, что мы выкинем дальше. Похоже, последний бокал шампанского и вправду был лишним. 
Я стараюсь как можно быстрее переодеться в свою одежду, отдать Джессике платье, со всеми попрощаться и, наконец, выйти к Джеку. К чёрту все эти нелепые игры, я скучала по нему. 
Пока мы едем в машине, он спрашивает меня, чем я занималась в его отсутствие и с одобрением кивает, когда слышит, что я лишь скучала без него. 
-Ты в порядке? Выглядишь нервным, - замечаю я.
Джек и вправду какой-то… скрытный. 
-Устал после перелёта, ничего более, - отвечает мне он, и я этому верю, честно сказать я и сама так думала. Теперь-то я понимаю, как можно устать после перелёта. – Клэр, - вдруг зовёт меня Джек, останавливаясь на стоянке его дома.  
-Что? – собираясь открыть дверь, спрашиваю я, почувствовав волнение. Боже мой, я так и знала, что всё-таки что-то случилось. 
-Через пару дней день благодарения и… - неуверенно говорит Джек и, открыв бардачок, достаёт какой-то конверт. – Возьми.
Я неуверенно беру конверт и ещё более неуверенно открываю его, но Джек не выглядит злым или грустным, на его лице играет неуверенная улыбка и это меня немного успокаивает. 
В конверте письмо, а точнее приглашение:
Дорогая Кларисса, приглашаем тебя на наш семейный ужин в честь дня благодарения, всей душой надеемся, что ты придёшь к нам. 
Тайлер и Мая Фостер. 
P.S. Я хочу многое исправить Кларисса, надеюсь, ты дашь мне ещё один шанс.
Майя»



svetlana

Отредактировано: 18.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: