Верхний Ист-Сайд. Внутри

Размер шрифта: - +

Глава 30

У меня перехватывает дыхание от прочитанного и я решаю перевести дух и перевожу взгляд в темноту прикрывая глаза. Джек обещал мне не лезть в это, он обещал... он не мог мне снова солгать!
Я включаю настольную лампу, и теперь погружённый в темноту кабинет освещается тусклым светом настольной лампы. И я продолжаю читать, надеясь на то, что... Джек образумится. 
"-Фрэнк... тот самый? Клэр убьёт тебя!
-Она ничего не узнает, если кончено ты ей не скажешь"

Вот же... но я всё же узнала, интересно, что теперь мне скажет Джек? 
Я пропускаю их бессмысленную болтовню, но задерживаюсь на сообщении от Адама, в котором он отправляет Джеку местонахождение Фрэнка и я была права, он летал в Вашингтон не по работе, он летал в Вашингтон, чтобы разобраться с Фрэнком. Недалеко он спрятался.
Из дальнейшей их переписки я узнаю, что Джек ради этой бессмысленной мести нанял человека, который поймал Фрэнка, даже можно сказать похитил, он так сказать подготовил его для приезда Джека, но что сделал Джек я так и не узнаю, он ещё не успел рассказать это Адаму и именно это он и хотел узнать. Пару минут назад Адам заваливал его вопросами о поездке.
Я слышу приближающиеся шаги, раздающиеся в коридоре. Это Джек, но я не собираюсь убирать телефон и делать вид, что я ничего не знаю, пусть всё увидит сам. 
Я абсолютно спокойна, я не нервничаю, не боюсь и я даже не зла, мне просто обидно, что он снова мне лжёт. 
Входная дверь открывается и в кабинет заходит Джек. Всё его внимание устремлено на бумаги в его руках и только спустя несколько его шагов Джек поднимает на меня взгляд и тут же застывает на месте. Его лицо меняется с серьёзного и сосредоточенного на сконфуженное, неуверенное и даже напуганное. Джек стоит в паре шагах от стола, за которым я сижу с каменным лицом и держу в руках его телефон. Дума, Джек понимает, что я узнала. 
-Что ты сделал? – сорванным от неожиданности голосом спрашиваю я, разрушая пугающую тишину в этом тёмном кабинете. 
-Ты рылась в моём телефоне? – со злостью спрашивает Джек, медленно подходя к столу. – Зачем ты взяла мой телефон, кто давал тебе право читать чужие сообщения? 
-Ты обещал не искать его, зачем ты даёшь обещания, которые не выполняешь? – игнорируя его злость и его вопросы, спрашиваю я, всё ещё также тихо, чувствуя, как уже со страхом бьётся сердце. – Что ты сделал, Джек? 
От злости он сжимает челюсть и, положив бумаги на стол, отходит на несколько шагов назад, пытаясь глубоко дышать, чтобы успокоиться. 
-Клэр, - сдержанно начинает Джек. – Он навредил не только тебе, но и всем нам, ты можешь просить не трогать его из-за тебя, но ты не вправе решать за остальных. – Его спокойный тон и уклон от ответа на мой вопрос меня начинает раздражать и легкий страх от его резкой реакции уступает место нарастающей злости. 
-Да ответь мне уже! – срываюсь на крик я, ударяя ладонью по столу и поднимаясь с места. – Ты убил его? – чуть ли не проглатываю я эти страшные слова. 
Джек заливается пугающим хохотом.
-Я его почти не трогал, - подаётся он вперёд. – Я просто не оставил ему шансов на подъём вот и всё, это было его последнее падение, падать больше не куда. 
Он сказал почти... почти не трогал.
-Скажи прямо, - прошу я, пытаясь разглядеть в темноте его лицо.
-Ты разве не хочешь узнать, каким образом он нашёл Аманду и уговорил её согласится на сделку? – спрашивает Джек обманчивым тоном, делая несколько шагов вперёд. – Оказывается, о ней он узнал от Джессики, а уже с помощью своих связей разузнал её номер, нашёл её и взамен на сделку предложил совсем несущественную для неё сумму. Аманда отказалась от ненужных ей денег и сделала всё можно сказать бесплатно с учётом, что Фрэнк остаётся ей должен. Аманда сама была не прочь сыграть в эту игру и увидеться со старыми друзьями. 
-Зачем ты мне это говоришь? Мне, правда, плевать на это! Столько времени прошло, Джек, пора забыть те дни, а не ворошить прошлое, чем ты сейчас и занимаешься! – пытаюсь вразумить его я, но похоже Джек уже не может остановиться. 
-Я не трогал Фрэнка, Клэр. Его лицо немного подкрасил мой человек, а я просто забрал у него последнее, - с едва заметной улыбкой говорит Джек. – Фрэнк, после развода с женой и после того как его выкинули из Колумбийского перебрался в чужой город совсем один и практически с пустыми карманами. Но у него сохранились неплохие связи и благодаря им он смог вновь утроиться на работу и даже наладить отношения со своей женой, которая позволила ему видеться с ребёнком. Его месть состоялась, а жизнь стала налаживаться,… пока не пришёл я.
Джек садится напротив стола и я, медленно опускаюсь на стул, я настороженно смотрю на него, ожидая и боясь его дальнейших слов.
-Если коротко… - вздыхает он, сцепляя руки в замок, обдумывая, как и что мне сказать.  – Я, а точнее мои люди, профессионалы в своём деле пустили слух, что он… - Джек усмехается, потирая бровь. – Изнасиловал ребёнка, поэтому и переехал в Вашингтон, дабы избежать наказания…
Я теряю дар речи, дыхание словно перехватывает, а сердце замирает от шока. 
-Этот слух был не простой, а… с весомыми доказательствами, что это сделал именно он. У Фрэнка может и был неплохие связи, которые помогли ему подняться в чужом городе, в котором его никто не знает, но мои связи…- улыбается Джек,– не позволят ему дышать без моего разрешения. 
-Джек… - выдыхаю я, смотря в его чужие глаза полные злости, ненависти и, что более пугающее – удовольствия. 
-Сначала я настроил оставшихся друзей Фрэнка, его коллег и его жену против него. Это слух убедил её, а потом ещё и я что её ребёнку будет лучше и безопаснее, если он не будет общаться со своим отцом. Ну а дальше слухи, жёлтые газеты, а затем и полиция сделали всё за меня. Его посадят. 
– Ты сошёл с ума… - качаю я головой, не веря, что всё это сделал Джек, что он способен на такое. – Ты разрушил его жизнь. 
-Рад, что ты это поняла, - грубо говорит он. – Видела бы ты его лицо, когда я пришёл к нему и напрямую заявил, что всё это моих рук дело. Фрэнк был подавлен и зол и в тоже время он понимал, что уже ничего не исправит и ведь он прекрасно знал, с кем связывался. 
-Фрэнк попросил какое-то жалкое видео, а ты…
-Жалкое видео? Клэр, ты хоть слышишь себя? Ты помнишь, каковы были последствия его «жалкого видео»? А теперь представь где и кем бы мы сейчас были, если бы не было того «жалкого видео»! – Джек выходит из себя, поднимается с места, толкая стул, и тот с грохотом падает на пол. Джек отходит к двери, пока я пытаюсь переварить услышанное. 
-Ты обещал мне не трогать его, - тихо говорю я, смотря в пол. 
-Я не мог оставить его безнаказанным после того, что было, просто не мог…
Я несколько секунд смотрю на еле видное в темноте лицо Джека, а потом поднимаюсь с места, забираю с дивана своё пальто и иду к двери. 
-Я довезу тебя, - говорит Джек в мёртвой тишине кабинета, пока я иду в его сторону. – Или дай хотя бы вызвать тебе такси, - добавляет он, понимая, что я откажусь. 
-Не стоит, я доберусь до дома без твоей помощи, - совершенно спокойно и даже без грубости отвечаю я, проходя мимо Джека. – Просто дай мне немного времени. 
-Ты злишься на меня? – уже успокоившись, спрашивает он, не оборачиваясь на меня. 
-Нет, - открываю дверь я, но задерживаюсь. – Я просто разочарована… и, Джек, - он оборачивается на меня с какой-то надеждой в глазах. – Если Фрэнк, каким-то невероятным способом сможет отомстить уже тебе, а не мне, то запомни, что это будет уже твоя вина, только твоя. 
Джек  чуть вытягивает губы в своей привычке, опускает взгляд вниз и чуть кивает. Я выхожу из кабинета, тихо прикрыв за собой дверь, и иду к лифту.  
В голове не укладывается,… как Джек опустился до такого? Как он смог переступить через свою совесть и просто уничтожить его? Фрэнк сядет в тюрьму за преступление, которого он не совершал, он не сможет видеться со своим ребёнком, и уже точно не будет больше преподавать. Мне страшно представить какая теперь жизнь его ждёт. И честно сказать, мне жаль его, он просто хотел проучить девчонку, которая разболтала его жене, что он ей изменяет, а теперь…он просто стал никем. Но в каком-то смысле он сам виноват, связался не с теми людьми. 
Я решаю идти до дома пешком хоть на улице уже темно, но Нью-Йорк по-прежнему шумный, как и днём, а его огни ярко освещают улицы. Странно, но сейчас я вдруг возненавидела этот город, этот вонючий, вечно шумный и грязный город полный людей и крыс. Как странно, что одно и тоже место  может одновременно быть и самым любимым и самым ненавистным и как странно, что разделяющая их грань – лишь твоё настроение. 
Когда я возвращаюсь домой, Джессика уже крепко спит, хотя обычно она ложится намного позже. Я хотела ей всё рассказать, но теперь немного поостыв и подумав об этом, я решаю оставить всё это в тайне. Мы уже всё равно ничего не изменим, остаётся лишь наедятся на то, что от дел Джека не будет последствий, а дальше уже будь, что будет. 
На следующее утро я просыпаюсь уже уставшей и разбитой и отправляюсь на работу, понимая, что предстоит встретиться с Джеком, а я совершенно не знаю как себя с ним вести. Я не хочу с ним ссориться, не хочу бессмысленных обид, но я хочу, чтобы Джек перестал мне врать. Было бы лучше, если бы я узнала это от него, а не из смс в его телефоне. 
В офисе все как будто знают, что мы с Джеком в некой ссоре и смотрят на меня слишком пристально и подозрительно, ну или я накручиваю себе и всё это мне просто кажется. И скорее всего это так, потому что рабочий день начинается так и обычно, я разбираю и заполняю бумаги, и меня никто не беспокоит даже Джек. Когда ближе к обеду от него по прежнему тишина я начинаю всерьёз сомневаться в том, что он вообще в офисе, может, Джек решил сделать себе выходной? 
Мой рабочий телефон вдруг начинает звонить, и сердце замирает на миг. В голое проносится мысль, что это Джек, но возможно это и не он вовсе. 
-Да? – отвечаю я на звонок и первые несколько секунд слышу лишь тишину. 
-Я дал тебе достаточно времени? – спрашивает хриплым голосом Джек, а затем прокашливается. – Пообедаешь со мной?
Я молчу, не зная, что ответить. Услышав голос Джека, я поняла, что всё ещё таю на него обиду.
-Хорошо, - тихо отвечаю я, проглатывая ком в горле. – В кафе через дорогу.
-Идёт, - слышу я, как улыбается Джек, а затем лишь гудки. 
Когда наступает время обеда, я собираю свои вещи и спускаюсь вниз, странно, что мы с Джеком за всё это время даже ни разу не встретились, ни в коридорах, ни где-либо в офисе, он вообще выходит из своего кабинета? 
По пути в кафе, которое находится буквально через дорогу от компании, мне звонит Джессика.
-Сходим, пообедаем минут через пятнадцать-двадцать? - спрашивает у меня она, тяжело дыша в трубку, похоже, Джессика в тренажёрном зале. 
-Я уже иду обедать с Джеком, - отвечаю ей я, выходя на улицу. 
-Жаль, - протягивает она. - Я не слышала, как ты вчера вернулась, ты была дома?
-Да, ты уже крепко спала, - улыбаюсь я и перехожу дорогу. 
-Я вчера просто ужасно устала, мы с мамой бегали по магазинам искали ей платье, потому что ей вдруг разонравилось то, что мы уже ей выбрали, - тараторит Джессика. 
-Ладно, Джесс, - вздыхаю я, заходя в кафе, и сразу же замечаю Джека сидящего за столиком у окна. - Мне пора.
-У тебя всё в порядке? Голос какой-то грустный, - замечает она, хотя я стараюсь не подавать виду. 
-Тебе показалось, - отнекиваюсь я, не хочу, чтобы то, что я узнала, разошлось по всему Манхеттену. Я прохожу в зал, и Джек, повернув голову в мою сторону, сразу же меня замечает и поднимается со своего места. - Пока, Джесс.
Я скидываю звонок, дабы не дать ей возможности сказать что-то ещё. Джессика достаточно чуткая и она быстро поймёт, что я ей солгала, она поймёт, что я расстроена даже по голосу и поймёт, что виной этому Джек. 
В кафе как всегда приятная атмосфера, милая музыка и совсем мало людей, что странно. Я иду к столику, у которого уже стоит Джек и в сердце странная тревога, как будто я иду на первое свидание с незнакомым мне парнем, а не к человеку, которого я знаю уже почти два года. 
-Привет, - говорит мне Джек, когда я подхожу к столику, ставлю сумку на стул и снимаю своё пальто. - Ты всё ещё злишься? - спрашивает он всё ещё стоя в шаге от меня. 
-Я не злюсь, - сухо отвечаю я, вешая пальто, и Джек вдруг перехватывает мою руку. - Я просто устала от того, что ты мне лжёшь.
-А что я должен был тебе сказать? "Привет, Клэр, мне нужно уехать в Вашингтон на один день, чтобы лично удостовериться в том, что Фрэнка Ховарда посадят за педофилию"?
-Да хоть так! - раздражаюсь я ,пытаясь освободить свою руку, но Джек не отпускает, а лишь нервно вздыхает отводя взгляд в сторону. 
-Ладно, прости, - смотрит он на меня. - Что сделано, то сделано, этого уже не изменишь, а если даже изменишь, то я этого ни за что делать не буду, он заслужил. 
К нам подходит официантка и Джек, наконец, отпустив мою руку, садится за столик и делает заказ на нас двоих. 
Я недовольно вздыхаю и, скрестив руки на груди, сажусь за столик напротив Джека и закидываю ногу на ногу. Я молчу, пока Джек делает заказ и пока официантка не уходит, а потом просто жду, что Джек скажет дальше. 
-И долго ты ещё будешь дуться на меня? Я попросил у тебя прощения, - говорит Джек, желая по скорее всё это закончить. 
-Я не дуюсь! - раздражаюсь я. - Ты прав, что сделано, то сделано и если быть уже совсем честной, то мне плевать на Фрэнка и его дальнейшую судьбу, я его ненавижу! Но суть моей обиды в том, что я устала слушать твою ложь и верить тебе! Просто хватит! Неужели не понятно, что правда всё равно всплывает, рано или поздно, но она всплывает. 
-Я просто знал, что ты будешь против, но я думал рассказать тебе об это после того как всё уже будет сделано, - оправдывается Джек, но теперь я ему не верю, тем более он писал Адаму, что я ничего не узнаю. 
-Ладно, давай забудем об этом. Я не хочу ссориться и злиться, скоро день благодарения и нам лучше быть в хороших отношениях. 
Джек усмехается и кивает, опустив взгляд вниз. Нам приносят еду, я ещё немного вредничаю перед Джеком, но ближе к концу нашей трапезы я практически забываю обо всей истории связанной с Фрэнком.
-Похоже, нам пора, - смотрю я на свои часы, допивая зелёный чай. 
-Знаешь, в чём прелесть быть начальником своего же отдела? - обманчивым тоном спрашивает Джек, вытирая руки салфетками, а я лишь приподнимаю бровь, догадываясь, что он скажет дальше. - Можно приходить на работу когда захочется, - продолжает он, широко и заманчиво улыбаясь.
-Ага, - усмехаюсь я. - Пока твой папочка не надаёт тебе по ушам. 
Джек, ошарашенный моим смешком, кидает в меня скомканную салфетку и сопровождается всё это моим смехом. Расплатившись, мы возвращаемся в офис и, когда лифт уже останавливается на нашем этаже, Джек вдруг его задерживает.
-Что ты делаешь? - не понимаю я.
-Оставайся сегодня у меня, - подходит Джек ко мне, обнимая меня за талию.
-Нет, - смеюсь я, чувствуя, как его парфюм ударяет мне в нос, и качаю головой. 
Похоже, Джек ожидал именно такой мой ответ, он криво улыбается и наклоняется ко мне за поцелуем, но я откланяюсь назад и касаюсь пальцем его губ.
-Нет, - хитро улыбаюсь я и, освободившись из его объятий, открываю створки лифта. - Увидимся у Джессики в четверг, - подмигиваю я и выхожу из лифта. 
Я не оборачиваюсь на Джека, но слышу, как он смеётся и кажется, головой стучится о стенку лифта. Я чуть смеюсь, замечая реакцию девушки за стойкой, я уже привыкла к этим косым и даже осуждающим взглядам и они вообще не взывает у меня никаких эмоций кроме как смеха. В конце концов, если у людей в жизни всё прекрасно они никогда не будут лезть в чужую. Поэтому мне остаётся только жалеть тех, кто сует нос в наши с Джеком отношения, а таких здесь, к всеобщему сожалению, много.
Дни идут по странному долго, наверное, из-за работы время тянется как жевательная резинка, хотя когда я училась в университете время практически всегда пролетало совершенно незаметно. Я сказала Джеку, что мы увидимся с ним у Джессики в четверг и я пытаюсь держать своё слово в отличии от некоторых. Я стараюсь не пересекаться с Джеком и это на самом деле легче, чем кажется. Он приезжает в офис или раньше остальных или же позже и уезжает он обычно намного позже всех. Я игнорирую его просьбы зайти к  нему, потому что прекрасно понимаю, что он хочет видеть меня не из-за моей плохой или хорошей работы, я также не хожу с ним на обед, оправдываясь тем, что уже договорилась с Джессикой и будто бы у нас с ней куча дел. И на какую-то малую часть так и есть.
Джек конечно же злиться из-за того что мы большую часть дня проводим в одном помещении, совсем не видимся. Он не может просто так подойти ко мне, потому что прекрасно понимает, что мы на работе, и какова будет реакция людей.  
И сегодня уже день благодарения, все гости должны подойти к шести часам, а пока мы с Джессикой, её мамой и Эбби готовим дом к приёму. У меня хорошее праздничное настроение. На самом деле мы с Джессикой практически ничего не делаем, только хохочем, бегая по дому и кидаясь леденцами, а после обеда выбираем что надеть. 
На это раз я решаю выбрать что-то из своего гардероба и оставить одежду Джессики в покое. Я выбираю достаточно простое изумрудного цвета платье чуть ниже колена. Рукава платья три четверти, неглубокий вырез декольте и не слишком объемная юбка. Простое платье из приятной к телу ткани именно то, что мне сейчас нужно. Я  укладываю волосы лёгкими волнами и закалываю чёлку сбоку, делаю лёгкий макияж и брызгаюсь духами.
-Я готова! - протягиваю я, открывая дверь, ведущую в комнату к подруге, и становлюсь в проёме, облокотившись о косяк. 
-Туфли надеть забыла, - смеётся Джессика, застёгивая серёжки и смотря на меня в отражении своего зеркала.
Я возвращаюсь в комнату и надеваю чёрные замшевые туфли на невысоком каблуке и с ремешком и возвращаюсь к Джессике. Она, как и я, решила не усложнять себе жизнь и сделала простой образ.  На ней чёрное приталенное платье   с низким прямым вырезом декольте и толстыми лямками, а юбка у неё почти такая же объёмная, как и у меня. Волосы Джессика заплела по бокам и скрепила их в шишку сзади.
-Да ты словно из восьмидесятых, - улыбаться Джессика, окидывая меня оценивающим взглядом. 
-Ты тоже не далеко ушла, - смеюсь я, и в комнату заходит Эбби. 
-Гости уже подходят, - говорит она нам, и мы вместе спускаемся вниз.
-А Диана придёт? - ненавязчиво спрашиваю я у Джессики. 
-Да, она написала, что придёт, - спокойно отвечает подруга, и мы заходим в главный зал, где уже стоит накрытый стол. - А что?
-Да так, просто... надеюсь, всё пройдёт гладко.
-Не переживай по этому поводу, Диана вроде бы изменилась.
-Да, это точно, - усмехаюсь я, вспоминая её немного беременный живот.
По тону Джессики понятно, что ни она и никто другой ничего о беременности Дианы не знают и мне уже не терпится увидеть их удивлённые лица, когда она придёт на ужин.
Мы с Джессикой улыбаемся, готовясь принимать первых гостей, и я максимально пытаюсь проникнуться этим моментов, пытаюсь его детально запомнить, потому что понимаю, что, скорее всего это наш с ней последний день благодарения вместе и скорее всего вообще последний совместный праздник без мужей и всяких обязательств. 



svetlana

Отредактировано: 18.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: