Верхний Ист-Сайд. Внутри

Размер шрифта: - +

Глава 43

В продуктовом магазине на меня с нескрываемым подозрением смотрит кассирша, наверное, потому что на карточке, которую я ей протягиваю и которой я собираюсь оплачивать покупку, написано «Джек Фостер», а я не очень на него похожа. Но когда молодая девушка уже собирается взять карту из моих рук, её взгляд падает на кольцо на безымянном пальце моей левой руки. Девушка поднимает на меня взгляд удивлённых глаз, она внимательно всматривается в меня и уже через секунду все её подозрения исчезают сами собой. Неужели она поняла кто я?
Выходя из магазина, я чувствую себя немного неприятно… Майк идёт впереди меня, неся в руках два больших пакета набитыми продуктами, и загружает их в машину. И всё это время на нас смотрит каждый второй покупатель.
Во второй половине дня дороги Нью-Йорка превращаются в одну огромную пробку, и я добираюсь до дома только через два часа. Дабы сэкономить время и точно всё успеть я ещё в машине позвонила в один знакомый мне ресторан и заказала нам с Джеком ужин, который примерно через час привезут к нам домой.
К нам домой… этой всё ещё странно звучит.
Когда я, наконец, добираюсь до дома, то незамедлительно начинаю подготавливать квартиру для моего небольшого сюрприза для Джека, для нашего с ним романтического ужина. Мы с Джеком уже давно не были просто вдвоём, просто одни без прохожих, родных и друзей, поэтому я хочу посвятить этот вечер нам, нам двоим.
Время близится к девяти, а Джека всё нет, я жду его уже два часа, еда, заказанная в ресторане, уже успела несколько раз остыть, но я продолжаю подогревать её каждые полчаса.
Свет во всей квартире выключен, горят лишь свечи, которые я расставила по всем дому, а также огни вечернего Нью-Йорка, панорамный вид которых просто завораживает.
Я сижу на полу в джинсах и рубашке Джека, края которой я подвязала у талии. Я не стала наряжаться не только потому что мне не во что, но и потому что я хочу побыть собой, такой какая я есть — непринуждённой.
Но Джека всё нет… я ещё не звонила ему, потому что не хотел намекать на сюрприз, но, кажется, сейчас самое время узнать, где его носит.
Я немного волнуюсь за него, думаю, Джек бы позвонил мне если бы…
Я только тянусь за мобильником, как на его экране вдруг появляется «Джек» и уже в следующую секунду весь дом заполняет банальная мелодия моего звонка.
-Алло, — устало отвечаю я на звонок, чувствуя подступающую обиду. Я уже догадываюсь, что он мне сейчас скажет.
-Клэр, я ненадолго задержусь в офисе, не теряй меня, — с ещё большей усталостью в голосе говорит мне Джека, а после чего тяжело вздыхает.
-Что-то случилось? — без особого интереса спрашиваю я, смотря на горящие огни многочисленных высоток Манхеттена.
-Нет, — протягивает он. — Просто отстаём по графику.
-Ладно, — говорю я, поднимаясь с пола, и иду на кухню.
-Только не обижайся на меня. — Я слышу, как он улыбается. — Не жди меня, ложись спать.
-Я всё понимаю, — киваю я сама себе, убирая в холодильник тарелки с едой. — Пока, Джек.
-А сказала, что всё понимаешь… — вздыхает он с усмешкой. — Спокойной ночи, Клэри.
Я убираю телефон и, закрыв холодильник, включаю свет и тушу все свечи. Не буду скрывать, внутри меня сидит обида, которую я всеми силами стараюсь подавить. Жаль, что так вышло, но Джек не виноват и я, правда, его понимаю, я очень хорошо его понимаю.
Наверное, я даже и сосчитать не смогу сколько раз я сама до глубокой ночи засиживалась в ателье, доделывая всё то, что не успевала в отведённые часы стажировки. Поэтому я, правда, понимаю Джека, но всё-таки не могу абсолютно спокойно на это реагировать, я просто не могу полностью контролировать свои чувства — свою обиду.
Убрав всю еду, тарелки и свечи я ложусь в кровать и смотрю на погружающийся в ночь город. Я всё-таки хочу дождаться Джека, думая, что он вернётся не слишком поздно, но уже через пару минут мои глаза закрываются сами собой и я засыпаю.
Я впервые за долгое время просыпаюсь не от будильника, не от тошноты и не от приснившегося кошмара, а просто от того что, наконец выспалась. Я всё ещё лежу в том же самом положении, как и легла в кровать, медленно открывая глаза, я встречаюсь с ясным солнцем, восходящим над Нью-Йорком. Сегодняшний день куда солнечнее, чем вчерашний.
Переворачиваясь на другую сторону, я улыбаюсь, готовясь к встрече с Джеком, но его нет… и его подушка так и осталась несмятой. Он не приходил. Джек не ночевал дома.
Улыбка моментально пропадает с моего лица, уступая место непониманию и волнению. Я смотрю в дверной проём, двери открыты, может, Джек лёг на диване или на втором этаже, чтобы не будить меня?
Держась за эту мысль, я спускаюсь с кровати и быстрыми шагами иду к лестнице, но резко останавливаюсь, как только ступаю на первую ступеньку.
Голова от столь резких движений начала кружиться, и я незамедлительно сажусь на одну из ступеней и, держась одной рукой за перила, прикрываю глаза. Я делаю пару глубоких вдохов пытаясь нормализовать своё состояние, и через минуту всё проходит. Нужно быть осторожнее, только обморока мне сейчас не хватает.
 Я аккуратно встаю на ноги и не спеша поднимаюсь на второй этаж, но и здесь пусто. И где он был? И где сейчас? На работе?
Усмехнувшись своим же мыслям, я снова спускаюсь вниз за своим телефоном, может, Джек что-то написал мне или звонил, а я не слышала?
Этими мыслями я пытаюсь успокоить саму себя, сердцу неспокойно, я волнуюсь за Джека и одновременно злюсь на него. А вдруг что-то случилось? Авария… или… Боже, Клэр, хватит!
Всё хорошо, просто Джек идиот!
Найдя свой телефон, я дрожащими руками проверяю входящие, но всё пусто, ни звонков, ни смс…
Я уже собираюсь набрать Джеку, но меня останавливает стук во входную дверь. Я на секунду замираю и только потом иду к двери. Кто это может быть? Неужели это Джек?
Прежде чем отпереть звонок, я смотрю в глазок, но по ту сторону двери пусто и меня это немного пугает. Как всё странно!
Нерешительно отперев замок, я медленно открываю дверь и вижу букет голубых гортензий в розовой круглой коробке. Я оглядываю коридор, но никого не нахожу. Забрав цветы в квартиру, я запираю дверь и поднимаю коробку на стол. Внутри записка.
«Прости.
P.S И ничего не планируй на вечер»

Без подписи, но мне и так понятно, что это Джек, вот только это ему не поможет. Что вынудило его не ночевать дома? Я кончено пыталась его понять, но это уже слишком. Когда я согласилась жить с Джеком, я не была готова к тому, чтобы целыми днями сидеть дома в одиночестве и ждать его. И теперь цветы его не спасут.
Сделав себе завтрак, я надеваю всё те же джинсы, новую рубашку Джека, пальто и выхожу на улицу не забыв взять с собой телефон. Джек всё ещё не звонил, но я подожду…
-Мисс… — встречает меня в холле Майк. Он здесь всё время сидит и ждёт, когда я выйду?
-Просто Кларисса, — перебиваю его я, и продолжаю идти к дверям.
-Куда едем сегодня? — приветливо улыбаясь, спрашивает Майк, идя со мной на одном уровне.
-Сегодня я пойду пешком, — поджав губы, улыбаюсь я, проходя в открытые для меня Майком двери.
-Может, я всё-таки довезу вас… — растерянно предлагает он, выходя на улицу вместе со мной.
-Не стоит, — останавливаюсь я. — И передай Джеку, чтобы он засунул те цветы себе в зад, — с раздражённой улыбкой говорю я уверенная в том, что это Майк принёс те цветы и постучал в дверь.
Майк теряется и я, воспользовавшись моментом, перехожу через дорогу. Я иду в ателье, я не собираюсь попусту тратить своё время. Джек работает? Отлично! Значит, и я могу заняться своим делом.
У меня вдруг звенит мобильник, и я уже думаю, что это Джек, но на экране моего телефона загорается немного другое имя: «Джессика».
-Привет, — с радостной улыбкой протягиваю я, и вся злость и обида на Джека улетучиваются, будто их и не было. — Как вы?
-Привет, Клэри! — не менее радостно, чем я отвечает мне подруга. — У нас всё отлично, мы на Самуи! Ты не представляешь как здесь прекрасно. Море, солнце, пляж…
-О да, — протягиваю и смеюсь я. — В Нью-Йорке сегодня тоже солнечно!
-У вас с Джеком всё хорошо? Он ещё ничего не успел натворить? — спрашивает Джессика.
-Успел, как ни странно, — возвращаясь в реальность, отвечаю я, прогуливаясь по улицам Манхеттена. — Он не ночевал дома, а утром прислал мне цветы с извинением.
-Ого…
-И он ещё не позвонил мне!
-А где он? — Голос Джессики смешивается с пиканьем моего мобильника.
-На работе, по крайне мере, я так думаю, — быстро отвечаю я. — Прости, у меня вторая линия, скорее всего это Джек.
-Давай, если что я на твоей стороне, — смеётся Джессика. — Пока!
-Пока, Джесс, передавай «привет» Сэму.
Я смотрю на дисплей и убеждаюсь в своих догадках, но отвечать на звонок не спешу.
-Алло? — лениво и не спеша протягиваю я.
-С кем ты говорила? И где ты? — с грубой настойчивостью буквально рявкает Джек.
-И тебе привет, милый, — наигранно улыбаюсь я. — Ты серьёзно думаешь, что ты в том положении, чтобы спрашивать, где я?
Джек тяжело вздыхает и бубнит что-то неразборчивое.
-Ты же получила цветы…
-А ты уже получил послание от Майка? — я слышу, как Джек усмехается, значит, да.
-Ты же понимаешь что я на работе. Мы закончили в четыре часа утра, и я подумал, что ехать домой уже просто нет смысла, — куда спокойнее говорит Джек. — Прости, этого больше не повторится.
Я молча слушаю его, понимая что это, скорее всего не так.
-Так… где ты? Майк сказал, что ты отказалась от того, чтобы он подвозил. Ты опять начинаешь вредничать?
-Вредничать? — смеюсь я. — Нет! Мне уже нельзя просто прогуляться по городу? — Джек снова устало вздыхает. — Я иду в ателье, буду поздно.
-Поздно? Я же просил тебя…
-Прости, не могу больше говорить! Увидимся вечером… наверное. Пока!
Я быстро скидываю звонок и ставлю телефон на беззвучный режим. Я не издеваюсь над Джеком, просто хочу немного проучить его.
Через несколько минут я уже дохожу до ателье. Сказать, что внутри бардак — ничего не сказать. Цветы, что почти полгода назад подарил мне Джек, мы уже давно выкинули, но по всему полу валяются их засохшие лепестки, каждая полочка и все предметы покрыты плотным слоем пыли и здесь очень душно, практически нечем дышать.
Сняв пальто и сумку, я вешаю их на пыльную вешалку и, морщась от слегка поднявшейся пыли, прохожу в свой кабинет и открываю окно, впуская в помещение холодный, но свежий воздух.
Ну, для начала придётся здесь прибраться и только потом разгребать всю работу по компании, которую я запустила. Я не делаю генеральную уборку, я лишь вытираю пыль, убираю все остатки цветов, мою пол и в целом здесь становится намного лучше.
Примерно через два часа я закрываю окно, переодеваюсь в большой тёмно-зелёный свитер и сажусь за ноутбук. Сначала я решаю проверить наш сайт, а точнее его почту. Несколько месяцев назад я давала объявление о наборе стажёров. Раньше, когда компания называлась «Берч дизайн-с» и возглавляла её непосредственно Розмари, такие вопросы решались примерно за неделю. Желающих попасть к ней на стажировку было, мягко сказать, много, но что-то мне подсказывает что теперь, когда во главе компании я… желающих будет на порядок меньше или вообще не будет.
Открывая почту с детским волнением, я обнаруживаю порядка ста с лишним новых писем. Осталось узнать, сколько из них пришло насчёт стажировки.
 Я ещё около часа разгребаю почту и насчитываю около четырнадцати заявок на стажировку. Около двадцати писем прислали люди, которые решили просто поиздеваться надо мной, моей компанией, одеждой и над тем, что я набираю стажёров.
Это обидно, особенно, когда пишут что у меня ничего не выйдет и что мне не сравниться с Розмари Берч и её одеждой. Но у меня всё-таки есть четырнадцать претендентов на стажировку!
Да, четырнадцать… это даже не одна четвёртая часть того сколько приходило заявок на стажировку к Розмари. Наверное, такая разница не только из-за сменившейся главы, но и потому что моя репутация, мягко говоря, оставляет желать лучшего.
Что со мной только не происходило за эти полтора года! А пресса всегда любит ещё и приукрасить. Но… начинать всегда тяжелее всего, нужно просто пройти через это и дальше будет легче. Главное не впутываться в разные истории.
Я хочу оставить прошлое в прошлом и двигаться дальше. Больше никаких войн, разборок, интриг и расследований. Больше никакой мести и никакого вранья.
Также помимо этих писем мне пришли ещё парочка на счёт ткани. Мне нужно подтвердить заявку и ткань привезут со дня на день. Но без стажёров, без помощи я не справлюсь. Поэтому я отправляю ответные письма всем тем четырнадцати людям, которые хотят стажироваться у меня. Я назначаю им дату и время, и готова поспорить, что на собеседование придёт ещё меньше людей, человек десять… в лучшем случае.
Глаза начинают болеть от компьютера, и я отвожу взгляд в сторону. Откинувшись на спинку кресла, я зажмуриваю глаза, а затем фокусируюсь на больших настенных часах.
-Сколько? — вслух произношу я.
Уже почти десять! Закрыв ноутбук, я выхожу из кабинета и, включив свет в большой комнате, начинаю искать в сумке свой телефон. Джек убьёт меня! Странно, что его всё ещё здесь нет.
А может, он и не переживает вовсе?
Достав мобильник, я обнаруживаю десять пропущенных от Джека и три сообщения от него же.
«Клэр, перезвони мне!»
«Езжай домой, я уже приехал!»
«Кларисса Олдридж, или ты прекращаешь вести себя как пятилетний ребёнок и отвечаешь на мои звонки или я подаю заявление в полицию о твоей пропаже! Ты видела, сколько время? Если ты не перезвонишь мне через пять минут, то я приеду к тебе»

Последнее сообщение было отправлено пятнадцать минут назад. Чёрт… Я, конечно, буду не против, если Джек заедет за мной, но я буду против его настроению. Он будет злиться на меня и пропускать мимо ушей тот факт, что мой телефон был на беззвучном режиме.
Надев пальто и накинув на плечо сумку, я выключаю везде свет, выхожу на улицу и, закрыв дверь, слышу подъезжающую к обочине машину. Я во время.
Обернувшись, я вижу практически то, что и ожидала. Практически… Из остановившейся у обочины машины выходит Майк, заметив меня, он резко останавливается. Бедный парень. А Джек… хитрый, ехать сам он не захотел.
-Мисс… Кларисса, — сдержанно кивает он мне, и возвращается к машине. — Прошу, — открывает он дверь с пассажирской стороны.
Я благодарно улыбаюсь, сажусь в машину и уже через минуту мы едем по удивлению пустым дорогам Манхеттена. Я знаю, что без пробок нам ехать не дольше пяти минут, поэтому я как можно быстрее пытаюсь подготовить себя к недовольному тону моего жениха.
-Он сильно зол на меня? — негромко спрашиваю я Майка и вижу, как его плечи трясутся от усмешки.
-Скорее наоборот, — смотрит он на меня в отражении зеркала заднего вида.
Я удивлённо приподнимаю брови, но решаю больше не мучить его вопросами. Значит, мне нечего бояться?
Через пару минут машина останавливается у одной из многочисленных высоток Манхеттена, и я выхожу на улицу. Небо уже такое тёмное, будто сейчас глубокая ночь, а не вечер, холодный, но лёгкий ветер обдувает лицо, и я на несколько секунд засматриваюсь на медленно летающие повсюду снежинки.
Скоро Рождество…
Открывая дверь квартиры, я готовлюсь встретиться с Джеком, ждущим меня у дверей. Я уверенна, он до последнего будет делать вид, будто злится на меня и что он недоволен моим поведением даже, если это не так.
Но открыв дверь, я его не вижу, даже больше, я практически вообще ничего не вижу. Свет выключен во всей квартире горят лишь расставленные повсюду свечи, которые ведут меня на второй этаж.
Я усмехаюсь и одновременно умиляюсь всему этому. Кинув ключи на стол, я скидываю пальто и, убрав сумку, поднимаюсь на второй этаж, стараясь не задеть ногами расставленные по лестницам свечи.
Дальше я прохожу в одну из комнат с панорамным видом на Манхеттен. Кажется, что сегодня огни этого города горят ярче обычного и что звёзд сегодня на порядок больше. Джек стоит у окна спиной ко мне, держа руки в карманах своих чёрных брюк, а рукава его белой рубашки закатаны до локтя. Джек смотрит на сияющий огнями город, а чуть поодаль от него стоит маленький столик с парой свечек, пустыми бокалами, бутылкой вина и несколькими тарелками с едой.
Я останавливаюсь в проходе и замечаю, как Джек чуть поворачивает голову в мою сторону, а уже через секунду он разворачивается ко мне, важно скрестив руки на груди.
Улыбка сама собой показывается на моём лице, хотя я бы тоже хотела состроить важный и недовольный вид. И через пару секунд недовольное и даже озлобленное выражение лица Джека не выдерживает и сменяется весёлой усмешкой.
Его серьёзность вдруг пропадает и он, расслабив руки, делает шаг в мою сторону. Я больше не в силах это выносить, поэтому я быстрыми шагами подхожу к Джеку и крепко обнимаю его, чувствуя, как его руки крепко сжимаю мою спину.
-Если ты ещё хоть раз не будешь ночевать дома со мной, то ты будешь жить на своей работе, — бубню я в плечо Джека, и чувствую, как трясутся его плечи от смеха. — Я не шучу! И мне, правда, плевать, что это твоя квартира. Я закроюсь изнутри и больше тебя не впущу.
-Не сомневаюсь, — всё ещё смеётся Джек, и отстраняет меня от себя. — Обещаю, этого больше не повторится! — с убеждением смотрит мне в глаза он, и снова обнимает меня.
Я прикрываю глаза, вдыхая его запах и понимаю, что именно в этих объятиях и хочу провести всю свою жизнь. Нет, не понимаю, а лишь убеждаюсь в этом уже, кажется в сотый раз. Именно так, именно здесь я чувствую себя, как дома, чувствую себя на своём месте.
-Тяжёлый день? — спрашивает Джек, заметив, как я расслабилась в его руках.
-Не особо, — отстраняюсь от него я. — А ты… — я смотрю в сторону стола и свеч.
-Ага, — кивает Джек, пряча от меня свою улыбку.
Он отодвигает для меня стул, на который я сажусь, и садится напротив меня.
-Свечи… — говорю я, смотря на горящие огоньки.
-Ты их купила? — спрашивает Джек, наливая вино только в свой бокал. — Тебе воду или… воду?
-Воду! Спасибо! — смеюсь я.
Я на секунду даже забыла, что беременна и сначала не поняла, почему Джек наливает вино только себе!
Слово за словом мы говорим о том, что Джек нагло украл мою идею романтического ужина, а потом рассказываем друг другу как прошёл наш день.
Мне кажется, что Джек мне чего-то недоговаривает, он говорит, что все эти два дня он провёл в офисе, разгребая накопившуюся кипу бумаг, но, наверное, я знаю Джека слишком хорошо и чувству, что он мне чего-то не говорит. Или мне просто кажется, или я параноик.
Во всяком случае, я ничего ему не говорю на этот счёт. Ни к чему эти пустые подозрения.
Потом мы говорим о моём сегодняшнем дне, я рассказываю о жалких четырнадцати заявок на стажировку и говорю, что раньше их было в десять раз больше. Джек успокаивает меня, говорит, что это нормально и что потом всё наладится.
И так каким-то образом мы переходим на тему свадьбы. И я почему-то не хочу об это говорить ни сейчас, ни завтра, никогда!
-Мы должны поторопиться, если ты не хочешь, чтобы на свадьбе было видно твой живот, — нехотя говорит Джек.
 -Все и так будут говорить, что у нас барк по залёту, но ты прав, лучше сделать всё как можно быстрее, — делаю глоток воды я.
-Хорошо, — кивает он. — Сколько человек будем приглашать? Сто? Двести?
-Джек! — останавливаю его я, поражаясь этим числам. — Послушай, — я беру его за руку. — Я не хочу большую свадьбу. Я вообще согласна на то, чтобы пожениться тайно, но думаю, Джессика нас убьёт, — усмехаюсь я, и Джек с пониманием мне кивает. — Может, человек пятьдесят… думаю, это максимум. Зачем нам люди, которым плевать?
Джек молчит несколько секунд, обдумывая мои слова, и опускает взгляд вниз. Может, свадьба могла бы сыграть каким-нибудь коммерческим ходом? Если этак необходимо я могу и потерпеть, но Джек снова мне кивает, рассеивая эти мысли.
-Ты права, — наконец, говорит он, подняв на меня взгляд. — Думаю, за месяц мы управимся. Пригласим только самых близких. Никаких журналистов и знакомых. Только ты, я и наша семья.
Я благодарно улыбаюсь Джеку, и чувствую, как он чуть крепче сжимает мою руку.



svetlana

Отредактировано: 18.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: