Верхний Ист-Сайд. Внутри

Размер шрифта: - +

Глава 44

Я просыпаюсь в тёплых  объятиях Джека. Медленно открываю глаза и встречаюсь с едва видным из-за горизонта солнцем. Ещё раннее утро, а я на удивление уже выспалась. 
Мы легли довольно поздно, долго говорили о свадьбе, смеялись  и постоянно зевали. Джек толком не спал прошлую ночь, поэтому думаю, он проснётся не скоро, хотя его работу, к сожалению, никто не отменял. 
Пролежав в постели несколько минут, я решаю подняться. Аккуратно, чтобы не разбудить Джека, я приподнимаю его руку с моей талии и убираю её на его ногу. Осторожно откидываю одеяло и ступаю босыми ногами на ламинат и на носочках выхожу из спальни, тихо прикрыв за собой дверь. 
 У меня хорошее настроение, очень хорошее чего давно не было и сейчас я хочу приготовить Джеку завтрак. И единственное, что у меня хорошо получается, это вафли и так я буду уверенна, что точно не отравлю его. 
Все нужные мне продукты я купила ещё пару дней назад, поэтому дело остаётся за малым и уже через тридцать минут квартира заполняется запахом горячей выпечки. Но... Джек всё ещё спит и, кажется, он не собирается просыпаться. 
Открывая дверь спальни, которую я прикрыла, чтобы не разбудить Джека, я подхожу к кровати и на несколько секунд останавливаюсь, смотря на моего спящего жениха. Похоже, ему снится сон, его брови хмуро сведены, а губы плотно сжаты. Кошмар?
-Джек... - склонившись над ним, шепчу я, нежно проводя холодными от воды ладонями по его горячим плечам. - Просыпайся! - улыбаюсь я, замечая, как лицо Джека становится ещё более недовольным.  - Джек! Уже девять! Ты опаздываешь... - всё не унимаюсь я, спускаясь руками с плеч на его татуированную спину.
И пока я говорю, я заостряю своё внимание на его татуировке, на этом прекрасном орле раскинувшем свои крылья. И, кажется, я замечаю что-то странное в этом рисунке, а проводя ладонью по татуировке, чувствую странную неровность. 
Но я не успеваю ни приглядеться к рисунку, не проверить свои ощущения, потому что Джек вдруг одной рукой обхватывает меня за талию и, потянув к себе, опрокидывает меня через себя прямо на кровать. 
-Что ты делаешь? - кричу на него я после испуганного крика. - Это не смешно! - всё ещё кричу я, пытаясь заткнуть смех Джека, но он лишь обнимает меня и всё ещё улыбаясь, целует в плечо. 
Идиот! У меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло! 
-Чем это пахнет? - всё ещё улыбаясь, спрашивает Джек, когда я поднимаюсь с постели. 
-Твоим завтраком, - как ни в чём небывало отвечаю я, и, поправив на себе рубашку Джека, которая немного сползла с меня, выхожу из спальни. 
Никогда не замечала, насколько долго Джек ест. Это просто невыносимо! Я позавтракала за пять мину, а он сидит на кухне, наверное, уже полчаса! И пока Джек доедает свои вафли, я собираюсь в ателье, выслушивая его голос, разносящийся по всей квартире о том, насколько хорошо я делаю вафли. 
Но всё же собирается Джек куда быстрее, чем ест. И мне даже не приходится ждать его, мы одновременно обуваемся и выходим из квартиры. Невероятно! 
-Я подвезу тебя в ателье, - говорит он, внимательно смотря в свой телефон, пока мы спускаемся вниз на лифте. 
-Ты уже опоздал на работу... - смотрю на него я, и Джек поднимает на меня какой-то злой взгляд. - Всё нормально?
-Да, - качает он головой. - Отец вернулся. -  О, теперь понятно. - Ничего, если я уже опоздал, то ещё пятнадцать минут ничего не решат. 
Джек снова обращает всё своё внимание в телефон и створки лифта разъезжаются в стороны. 
В холле мы здороваемся с Майком, похоже, он и вправду здесь живёт, и выходим на улицу, где идёт снег. Ого, а город неплохо занесло за ночь. 
Мы садимся в машину, укрываясь от холодного ветра. Настроение Джека резко упало вниз, он стал слишком серьезным и в каике-том моменты даже злым. Странно осознавать, что причиной этого настроения оказывается приезд его оцта в город. 
-Не знаю, хорошая эта новость или нет, но Рождество мы празднуем с моими родителями, - без особых эмоций говорит Джек, выезжая на дорогу.
-Отлично, - пытаюсь улыбнуться я, но в ответ получаю недоверчивый взгляд  Джека.
Больше мы не говорим, Джек не в настроении и я решаю не доставать его своей болтовнёй. 
-Я забил номер Майка в твой мобильник, позвонишь ему, как соберёшься домой,  - говорит мне Джек, останавливая машину у ателье.
-Хорошо, - тепло улыбаюсь я, и нежно целую его в щёку. - Всё будет хорошо.
Джек бросает на меня взгляд, и я выхожу из машины.
Пока мы ехали, ветер стал более сносным, а снег прекратил валить крупными хлопьями, но главную дверь ателье всё же немного занесло и мне приходиться потоптать снег ногой, чтобы открыть дверь.
На сегодня у меня запланировано собеседование с будущими стажёрами, которое должно начаться уже через два часа. Поэтому я стараюсь не терять зря своё драгоценное время и начинаю приводить в порядок ателье.
Я немного волнуюсь, потому впервые абсолютно самостоятельно буду руководить всем процессом. И я уверенна, что мне нужно намного больше людей в команду, чем четырнадцать человек. Но это будет потом, всё это лишь старт.
Время пролетает слишком быстро, и я едва успеваю привести себя в порядок и переодеться, прежде чем слышу, как дверь ателье открывается. 
Я стою в своём кабинете и смотрю в зеркало, пытаясь справиться  с волнительно бьющимся сердцем. 
Я надела красный свитер крупной вязки и с коротким рукавом, а также узкую  юбку бледно-зелёного цвета чуть выше моего колена и белые туфли с толстым каблуком и закрытым носком. Естественно закрученные волосы, бледно-красная помада и я готова. 
Надеюсь, я выгляжу достойно и тяну на дизайнера одежды. 
Выходя из своего кабинета, я встречаю  пришедших на собеседование. На данный момент подошли только шестеро. Все девушки.
-Добрый день, - выхожу я в главную комнату, отвлекая пришедших ко мне девушек от просмотра весящих на стенах фотографий с показов Розмари. - Меня зовут Кларисса Олдридж и вы пришли на собеседование по поводу стажировки в моей компании "Олдридж Дизайн-с". Я очень рада вас видеть...
Меня прерывает звук, открывающийся двери и через несколько секунд в главную комнату заходят двое молодых парней. Они в момент замирают, их смешки стихают, уступая место растерянности, их взгляды перебегают от одной обернувшейся на них девушки к другой, а потом их растерянные глаза останавливаются на мне. В одной руке они держат свои шапки, а второй чуть ли не синхронно начинают приглаживать свои волосы.  
-Проходите, - говорю им я, стараясь приветливо улыбаться, и парни начинают снимать свои куртки. 
-Так... сейчас я проведу для каждого из вас индивидуальное собеседование, - продолжаю я, осматривая присутствующих. - Мы поговорим с вами, и только потом вы узнаете, кто зачислен на стажировку, а кто, к сожалению, нет. 
Пока я говорю, я замечаю, насколько внимательно меня разглядывают все присутствующие, поэтому я стараюсь произвести хорошее впечатление.  
-Сейчас вы можете, снять свою верхнюю одежду, присесть и, пожалуйста, определитесь в какой последовательности вы будете проходить собеседование, - прошу я, внимательно осматривая всех присутствующих, и вновь слышу, как открывается входная дверь ателье. 
Я чувствую себя очень некомфортно и мне кажется всё это смешным и нелепым, но девушки начинают активно кивать мне снимать свою верхнюю одежду и присаживаться на диван. 
-Также попрошу вас вводить в курс дела вновь прибывших. Заранее спасибо. И так... - подхожу я к кабинету. - Я жду первого человека. 
Сев за свой рабочий стол я замечаю, как трясутся мои руки. Боже...  Посмотрев в сторону двери, я вижу, как все переговариваются, решая, кто пойдёт первым и уже через пару секунд в сторону кабинет решительно идёт один из немногочисленных парней.  
-Прикрой дверь, - прошу я, когда он заходит в кабинет. - Садись, можно на "ты",  да?
-Кончено! - в свободной форме отвечает он, садясь напротив меня. 
-Представься, - прошу я, сразу понимая с каким парнем имею дело.
Он похож на Джека, и больше даже не по внешности, хотя и здесь что-то есть, а больше  по характеру. В самом начале нашего знакомства Джек был таким же наглым, крутым, весь из себя...
-Меня зовут Дилан, - устало говорит он, кладя на стол папку, как я понимаю со своим портфолио. - Я из Колумбийского, учусь на третьем курсе факультета искусств. Появилась возможность занять себя, так сказать, дополнительными курсами. 
-Интересуешься модой? 
-О да! - восклицает и одновременно усмехается он, взывая у меня улыбку.  - В душе я хочу быть модельером, просто не знаю с чего начать. 
-Думаю, ты пришёл в правильное место.
-Надеюсь на это, - улыбается Дилан, и его взгляд опускается на мои руки лежащие на столе. - Так это правда! - вдруг говорит он поднимая брови. 
-Что? - не понимаю я, встречаясь с ним взглядом. 
-Ты и Фостер... так свадьбе быть? 
Сказать что я в шоке - ничего не сказать. Я знаю, что это было не секретом. Все кто бы на свадьбе Джессики, включая и прессу и, разумеется, фотографов знают о том, что Джек сделал мне предложение. Это не было тайной, но... я не думала, что какой-то парень из колумбийского будет это знать, будет этим интересоваться. 
-Не удивляйся так, - говорит мне Дилан, заметив мой шок. - Я слежу за светской жизнью Нью-Йорка... потому что хочу в неё попасть.
-Не стоит, - сразу говорю я, понимая, что и я когда-то этого желала. - Это жестокий мир.
-Не сомневаюсь, но я готов.
-Нет, - усмехаюсь я. - Поверь мне, ты не готов.
Дилан лишь поджимает губы и, конечно же, не верит мне.  
-Кстати, - поздравляю, - он достает из своего рюкзака какой-то журнал и, протянув его мне, встаёт с места. - Я могу пригласить следующего?
-Да, - задумчиво смотря на журнал, говорю я Дилану и он выходит из кабинета. 
Я не задала ему тех вопросов, которые планировала задать каждому, но мне и так понятно, что я его возьму, что я возьму всех. 
На обложке журнала, который я впервые вижу куча всяких знаменитостей и просто известных Нью-Йорку людей и... мы с Джеком. 
Наша маленькая совместная фотография со свадьбы Джессики, когда мы выходили из церкви, расположена в нижнем углу обложки и вокруг неё несколько больших вопросительных знаков.  
Найдя страницу с этой фотографией, я понимаю, с чем меня поздравил Дилан. Нас с Джеком назвали самой стильной парой Нью-Йорка уходящего года. Неожиданно и очень спорно. 
На всю страницу напечатана наша с Джеком фотография, когда мы выходим из церкви, направляясь к машине. Мы идём с Джеком, держась за руки, я приветливо улыбаюсь и, смотря в камеру, машу фотографу левой рукой.
Да... то красное платье было великолепным. Я выгляжу счастливой и доброжелательной, но Джек... Он хмуро смотрит вперёд, будто ему уже осточертели все эти снимки. 
Ну, и, кончено же, как редакторы журнала могли упустить ту новость о нашей помолвке. Они даже фото выбрали, на котором прекрасно видно моё кольцо. 
Я не читаю статью, не хочу знать, что они себе придумали и какими словами меня обозвали. Я уже была знакома с журнальными статьями о себе, не лучшее, что я читала...  
-Можно? - прерывает мои мысли неуверенный женский голос, и я поднимаю взгляд на приоткрытую дверь, из которой выглядывает милая и совсем юная на вид девушка. 
-Да, проходи, - доброжелательно улыбаюсь я, и убираю журнал в ящик стола. - Представься и расскажи, почему ты хочешь стажироваться у меня.
Все собеседования (если эти разговоры можно так назвать), прошли очень хорошо,  даже замечательно! Всё прошло без неприятных сюрпризов и неожиданностей. Все ребята оказались очень милыми, вежливыми и активными. 
Из четырнадцати человек, которым я отправляла приглашение на собеседование, пришли только десять, и я приняла всех. Многие хотят быть дизайнерами, модельерами, кто-то хочет проектировать одежду или рисовать эскизы, а кто-то просто хочет шить, потому что любит это делать.  
Практически семьдесят процентов от всех пришедших учатся в Колумбийском университете, но все они с разных факультетов и курсов. Кто-то с экономического,  журналистики или юридического, как и я. Кто-то на первом курсе, а кто-то уже на пятом. И все они разные, есть очень застенчивые и скромные люди, а есть уверенные и знающие чего они хотят. Но всех этих ребят объединяет мода и желание создавать. 
Я возвращаюсь домой довольно поздно, я закончила со стажёрами примерно в три часа, но потом начался полный хаос по поводу тканей, документации, оплаты и всего прочего, поэтому я набрала номер Майка только в десять. 
Долго мне ждать его не пришлось, Майк до безумия пунктуален, но я всё же успела проверить пропущенные, но их не оказалось. У меня самой не было ни минуты, чтобы позвонить Джеку и, видимо, у него тоже. 
Но, несмотря на долгий и тяжёлый рабочий день, у меня по-прежнему хорошее настроение, но оно моментально падает вниз, когда вернувшись домой  я вижу лишь темноту. Его нет дома, как я и думала, но всё же наделялась на обратное. 
Со звоном откинув ключи на стол, я включаю свет и, достав из сумки журнал, который мне дал Дилан, кидаю его на диван. Здесь так  пусто и неуютно, когда я одна...
-Джек? - спрашиваю я, когда долгие гудки вдруг обрываются. - Алло?
-Да, Клэр, я здесь, - с невероятной усталостью в голосе отвечает Джек и на сердце в момент становится спокойнее. - Прости, что не звонил...
-Ничего, всё нормально, - отмахиваюсь я. - Как ты? - Я подхожу к большому окну. 
-Часа через два приеду домой, - выдыхает он. - Не жди меня, ложись спать. 
Между нами повисает тишина. Боже, как же я надеюсь, на то, что так будет не всегда! 
-Завтра поедем в больницу, -  вдруг говорит он. - И выберем тебе платье, - смеётся Джек.
-Ну, уж нет, платье я выберу сама! Главное Джессике не говорит иначе она или убьёт меня или вернётся в Нью-Йорк уже завтра. 
-Ну, как хочешь, - улыбается он, и снова эта тишина.
Я смотрю на ночной Нью-Йорк и боюсь, что буду довольно часто проводить вечера именно так: в одиночестве смотреть на ночной город. 
-Я больше не буду так задерживаться, обещаю, -  тихо говорит Джек, будто прочитав мои мысли. - Сейчас у нас не совсем простые времена... но скоро всё наладится.  
-Надеюсь на это, - выдыхаю я после недолгой паузы, и сбрасываю звонок. 
***
Такой дикий холод я не ощущала уже давно и всем сердцем надеялась, что уже никогда и не вспомню о нём. Но сейчас я чувствую одиночество, которое пожирает меня изнутри, которые высасывает из меня всё живое, оставляя лишь холод и пустоту. 
Я одна и это чувство мне, к сожалению знакомо. Вокруг темнота, съедающая меня, она и снаружи и внутри меня и я начинаю кричать, просить о помощи, но я не слышу собственного голоса, я лишь чувствую горячие и солёные на вкус слёзы, которые градом скатываются по моим щекам. 
И вдруг появляется свет, и я бегу туда, бегу к нему со всех ног надеясь увидеть там Джека или родителей, или друзей.  Но там лишь незнакомцы. 
Главная улица заполнена спешащими людьми, а я озираюсь по сторонам и всё кричу от боли, от холода и от чувства одиночества внутри. Мне будто положили на грудь что-то тяжёлое, что давит настолько сильно, что мне тяжело дышать, и я падаю коленями на пол. 
Люди начинают собираться в круг вокруг меня, и я вдруг слышу собственный крик, я прошу о помощи, я умоляю мне помочь, но в ответ вижу лишь осуждающие меня взгляды. Люди тычут в меня пальцами, громко обсуждая меня и смеясь.
И я озираюсь по сторонам, понимая, что заточена в их круг, но тут в толпе замечаю Джека. Он неподвижно стоит и просто смотрит на меня стеклянными глазами, а заметив на себе мой взгляд, начинает морщиться, будто я ему противна.
-Джек! – пытаюсь крикнуть я, но слышу лишь собственный плачь. – Помоги мне!
Но Джек не хочет ни слышать меня, ни видеть и он уходит. Я хочу побежать за ним, но на его место становится другой человек, который не даёт мне возможности выйти из круга. 
Я слышу, как меня называют шлюхой и словами похуже, но сложно разобрать что-то отдельное. Повсюду гул и я зажимаю уши, потому что он становится слишком громким. 
Меня кто-то толкает и, обернувшись, я вижу Джессику. И всё повторяется. Она снова ненавистно отталкивает меня и уходит. Потом я вижу Адама, Барбару и даже Розмари и все они ненавидят меня, презирают и не желают знать. Я чувствую эту ненависть, чувствую эту неприязнь и мне противно от самой себя. 
А потом я вдруг натыкаюсь на Диану, вижу её довольную физиономию и слышу её голос, будто мы одни в пустой комнате.   
-Я, конечно, знала что ты тупая, но чтобы настолько… - качает головой она и, смеясь, уходит.
Что происходит? Что случилось? Я не понимаю,… Я лишь чувствую, что совсем одна, что внутри меня огромная чёрная дыра наполненная холодом и давящей болью. 
И люди расходятся, снова оставляя меня одну, снова меня не замечая, а уже через секунду меня снова накрывает темнота.
-Пожалуйста, нет! Джек, не оставляй меня одну! – кричу я, пытаясь выбраться из темноты. Я бегу к свету, который становится от меня всё дальше. - Умоляю тебя, не бросай меня! Пожалуйста, пожалуйста… - кричу я совавшимся голосом, но свет пропадает.
Я резко открываю глаза и из-за включенного светильника с другой стоны кровати я вижу своё отражение в окне на фоне ночного Нью-Йорка. 
-Кларисса! – Я слышу голос Джека рядом с собой, а уже в следующую секунду он поворачивает меня на спину, и я вижу его расплывающееся из-за моих  слёз обеспокоенное лицо. – Снова кошмар? 
Я не могу ответить, потому что тот холод, то одиночество, та ужасающая боль всё ещё со мной. Но Джек здесь, он не бросил меня, он со мной…
-Клэри? – снова спрашивает он, но я не могу ответить, мои глаза заполняют слёзы, и я судорожно вздыхаю. – Я рядом, Клэр. – Джек берём мою ладонь, и целует её, не сводя с меня обеспокоенного взгляда и этот поцелуй наполняет меня теплом. 
-Джек! – выдыхаю я, и, обняв его за шею, тяну его к себе за поцелуем, который возвращает в меня жизнь, который заполняет ту пустоту во мне, который стирает чувство одиночество и снимает боль. 
Отстраняясь, Джек смотрит на меня ещё более напугано, а я начинаю приходить в себя. Боже… какой ужас…
-Что тебе приснилось? – тихо спрашивает он.  
-Ты можешь пообещать мне одну вещь? – дрожащим голосом спрашиваю я, игнорируя его вопрос.
Я смотрю Джеку в глаза продолжая обнимать его за горячую шею, и получаю в ответ уверенный кивок, а по моим щекам снова начинают скатываться слёзы.
-Обещай, что я никогда тебя не потеряю! – всхлипываю я, пытаясь справиться со слезами. Мне страшно,… страшно, что тот сон может стать явью.
Я этого не вынесу! Я больше не смогу быть одна, быть без него, просто не смогу… Я не хочу жить, если с ним что-то случится, я просто не смогу жить в мире без него. Я скорее умру, чем смерюсь с этим. 
-Что ты такое говоришь? – хмурится он.
-Дай мне слово! – не унимаюсь я, утирая одной рукой слёзы и чувствуя, как бешено, колотится сердце. 
- Обещаю, - наконец, говорит Джек, и, выдохнув, я снова целую его, чувствуя привкус собственных слёз.  



svetlana

Отредактировано: 18.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: