Верхний Ист-Сайд. Внутри

Размер шрифта: - +

Глава 47

-Я делал лазерную шлифовку ожоговых рубцов, но тогда не удалось полностью избавиться от шрамов, и в шестнадцать лет я набил эту татуировку, -  тихо говорит Джек, когда я уже несколько минут мягко провожу пальцами по его спине, по месту татуировки. 
Я двигаюсь к Джеку ближе и нежно целую его спину, его едва ощущаемые рубцы. Мне страшно думать какую боль он тогда чувствовал, какой страх он тогда ощущал. 
-Не надо, - хмурится Джек, развернувшись ко мне и взяв мои ладони в свои. 
Уже почти десять, но сегодня пасмурно и поэтому в спальне довольно темно и серо. Но я хорошо вижу боль в глазах Джека, он всё ещё винит себя за то, что вчера случилось, но чтобы он не говорил, это случайность и никто из нас не мог этого предвидеть. 
-Перестань себя винить, - тихо говорю я, но Джек отводит взгляд. 
-Клэр, - приподнимается он на локтях и отпускает мои руки. - Надо поговорить, - взглянув на часы, продолжает он, и я также сажусь на кровати.
-Тебе нужно на работу, мне в ателье, я понимаю...
-Я не об этом... - перебивает меня он, но вдруг замолкает, ему, будто тяжело сказать то, что он хочет, и моё сердце неспокойно забилось. - Клэр, будет лучше, если... если ты пока поживёшь у моих родителей, - взглянув на меня, наконец, говорит он.
-Что? - не веря собственным ушам, спрашиваю я, надеясь, что он это несерьёзно. - Джек...
-Послушай, - поворачивается ко мне он. - Мама сама это предложила, поэтому она абсолютно не против, они переживают за тебя не меньше меня.
-Нет, - качаю я головой и встаю с кровати.  
-Почему? - напрямую спрашивает он, а я лишь усмехаюсь. - У них большой домой, больше, чем у Джессики и охрана у них намного лучше, чем здесь. И я же не говорю, что это навсегда, буквально на пару дней, может, на неделю.
-Джек, я не буду жить с твоими родителями, ясно? - надевая уже замученные джинсы, говорю я.
Джек раздражённо усмехается, бубнит себе что-то под нос, и я даже знать не хочу что именно.
-Тогда поживёшь некоторое время на Лонг-Айленд,  я  найму охрану...
-Джек! - срываюсь на крик я. - Ты же прекрасно понимаешь, что я не соглашусь ни на одно из этих предложений, тогда зачем ты злишь меня?
-Я не злю тебя, Кларисса, - раздражённо смеётся Джек, поднимаясь с постели.- Я просто хочу позаботиться о тебе, обеспечить твою безопасность, потому что я не смогу быть с тобой каждую минуту...
-Этого и не нужно...
-Я просто не смогу работать, если не буду уверен, что ты в безопасности, - повышает голос Джек, подходя ко мне. - Ты разве не понимаешь, что это может повториться? Но в следующий раз меня может не быть рядом, я  просто могу не успеть! - срывается на крик он, а к моим глазам вдруг подступают слёзы. - Не забывай что ты не одна, - пытается успокоиться он, отвернувшись и отойдя от меня на шаг. 
Всё тело покрывается неприятными мурашками, мне страшно, но я боюсь не Джека, а его слов, потому что... потому что он прав. 
-Я знаю, - дрожащим голосом выдыхаю я, и Джек с недоверием оборачивается на меня. - Но как ты себе это представляешь? Запрёшь меня в доме окружённой охраной? И сколько это будет продолжаться? До нашей свадьбы или может, до моих родов? 
-Боже, Клэр! - злится Джек, и эта злость напряжением распространяется по всему его телу. - Ты разве всё ещё не поняла, что  стала частью этого мира? Хочешь ты этого или нет, но пока ты будешь со мной, ты будешь под прицелом камер, ты будешь в определённом внимании и опасности! - Я внимательно слушаю Джека, смотря, как он ходит из стороны в сторону.  – Но ты ведь не этого хотела, да? - вдруг останавливается и с каким-то сожалением спрашивает он.  - Уж прости, что испортил твою жизнь.
-Джек... - выдыхаю я, когда он выходит из спальни и хлопает дверью. 
Я сажусь на кровать и смотрю в пустоту. Да, я не думала, что так будет, и я правда не мечтала о том, чтобы на меня нападали, но это не значит, что Джек испортил мою жизнь. Нет! Проблемы были всегда, и они всегда будут, но главное, какой человек в это время находится рядом с тобой. 
Конечно, малоприятно, когда к твоей голове подставляют пистолет, но... может быть, я сошла с ума, но... без Джека моя жизнь просто потеряет всякий смысл. Так что я ничего не теряю. 
Поднявшись с кровати, я застёгиваю джинсы и выхожу из спальни. В квартире так тихо, будто здесь и вовсе никого нет, но стоит мне подняться наверх и заглянуть в одну из пустых комнат, я нахожу Джека. 
Он стоит ко мне спиной и смотрит на тусклый город, не знаю, слышит он меня или нет, но я достаточно тихо подхожу к нему сзади и несколько секунд не решаюсь его коснуться. 
Но страх и сомнения быстро испаряются, и я неуверенно обнимаю Джека из-за спины, чувствуя, как к нему тянется сердце и как мне не хочется с ним ссориться.
-Прости, - слышу я тихий и отчего-то хрипловатый голос Джека, а затем чувствую, как он берёт мою руку и, поднеся её к своим губам, целует. 
Я прижимаюсь к Джеку ближе и холодной щекой касаюсь его горячей спины, но наше примирение прерывает неожиданный звонок в дверь. 
-Кто это? - отстранившись от Джека, спрашиваю я, когда он поворачивается ко мне.
-Я знал, что ты откажешься жить у родителей и на острове, - говорит он и, обходя меня, идёт к дверям. - Поэтому у меня есть для тебя ещё один вариант, который не будет влиять от твоего решения, - продолжает Джек, спускаясь вниз по лестнице, а я следую за ним, совершенно не понимая, о чём он говорит. 
-Что это значит? - спрашиваю я, но в ответ слышу лишь тишину, и Джек открывает дверь, в которую вновь позвонили. 
В дверях стоит высокий мужчина крепкого телосложения, он в классическом чёрном костюме и с короткими тёмными волосами, он точно старше меня и  старше Джека.
-Джек, - говорит он, пожимая его протянутую руку, и мужчина переводит взгляд тёмных глаз на меня. - Мисс Олдридж, - кивает мне он и Джек отходит в сторону, чтобы пропустить его в квартиру. 
Я пытаюсь пригладить волосы, а затем в непонимании скрещиваю руки на груди. Кто этот человек и что он здесь делает?
-Клэри, познакомься, - говорит Джек и указывает на мужчину. - Это Брэнт, твой телохранитель. 
-Приятно познакомиться, - протягивает мне руку он.
-Скажешь, когда успокоишься, - говорю я, Джеку продолжая держать скрещенные  руки на груди, а затем разворачиваюсь и ухожу
-Стоять, - хватает меня за руку Джек и мне приходится остановиться. - Я бы мог нанять его и без твоего ведома, но я хочу, чтобы ты знала, что этот человек защищает твою жизнь, а не угрожает ей. 
Я недовольно смотрю на Джека, и только почувствовав, как его ладонь на моей руке немного ослабевает, я выдёргиваю свою руку и захожу в спальню, закрыв за собой дверь. 
Это уже слишком! Телохранитель? Он серьёзно? Я разве похожа на президента и меня все хотят убить? Джек явно рехнулся, он просто помешался на идеи защитить меня, но кажется, теперь мне нужна защита от него самого. 
Натянув свой свитер, я умываюсь, расчёсываю волосы и, взяв свою сумку, выхожу из спальни и эти двое всё ещё там. 
-Я в ателье, - надевая пальто, без особых эмоций говорю я и уже открываю дверь, чтобы выйти, как Джек снова хватает меня за руку. Да что ещё?
Но Джек ничего мне не говорит, он лишь несколько долгих секунд смотрит на меня, а затем отпускает. В глазах Джека я видела усмешку,  я поняла, он просто издевается надо мной!
Я выхожу из квартиры попутно завязывая пояс на пальто, но я слышу, как за мной кто-то идёт. Боже... нет!
-Мисс Олдридж, думаю, нам стоит поговорить, - говорит этот Брэнт или как его там, но я не собираюсь останавливаться. - Поймите, я лишь выполняю свою работу, - заходит он в лифт сразу же после меня. - Если вы думаете, что я буду ходить рядом с вами и раздражать вас, то вы ошибаетесь. Я буду держаться на расстоянии...
Я качаю головой, держа руки скрещенными на груди. 
-Просто Кларисса, - негромко говорю я, всё ещё не смотря на него. 
-Хорошо, - отвечает мне Брэнт, и хоть я не вижу его лица, но я слышу его улыбку.  -  Должен предупредить вас, что я буду заходить в вашу квартиру перед вами, чтобы проверить её...
Створки лифта открываются, и это мешает мне недовольно закатить глаза. В холле Майка нет, и это сбивает меня с толку.
-Теперь я буду отвозить вас, - говорит Брэнт прямо позади меня.
Ну, теперь мне всё понятно. 
На моё огромное удивление я и вправду не замечаю моего телохранителя. Я часто абсолютно про него забываю, но это не значит, что наши отношения с Джеком пришли в норму. Нет! Я всё ещё злюсь на него, и мы не разговаривали уже почти неделю. 
Он опять пропадает на работе сутками. Часто я засыпаю без него, просыпаюсь, а картина всё также: я одна. Я не могу понять, что он там делает, что его вдруг так сильно завлекло в офис? Раньше он мог со спокойной совестью пропускать рабочие дни, а сейчас практически живёт на работе. Если он, конечно же, на работе...
После нападения, или как это назвать, Джессика была полна решения вернуться в Нью-Йорк, чтобы лично убедиться в моей невредимости, но мне всё же удалось убедить подругу, что со мной всё в порядке. 
Сказать, что Джессика обиделась на меня из-за того, что я купила платье без неё и долго ей ничего не говорила - ничего не сказать. Она сбрасывала трубки, не хотела со мной говорить и отказывалась приезжать на нашу свадьбу, которой возможно не будет: сложно сказать друг другу "клянусь", когда вы не разговариваете. 
Но Джек даже не говорил Джессике про случившееся, это она узнала от своей матери, которая в свою очередь узнала об этом от мамы Джека. Я говорила с мамой Джессики, но не с мамой Джека. Мне сложно представить как мне вести себя с ней после того о чём я узнала. Она пережила многое и всё равно осталась сильной хоть и жуткой стервой. Можно сказать, что я ещё легко отделалась. 
Что странно даже Адам звонил, чтобы узнать в порядке ли я. Он звонил не мне, а Джеку, но он попросил передать телефон мне, чтобы лично убедиться в моей невредимости. Мы всех не слабо напугали, и таким образом из уст в уста эта новость разошлась и в прессу. Поэтому Брэнту зачастую приходиться быть ко мне намного ближе, чем предполагалось, он защищает меня от фотографов, которые постоянно подлавливают меня у ателье. Они хотят знать подробности, но ни я, ни Джек не даём никаких комментариев. 
В ателье всё идёт хорошо, я бы сказала даже отлично, если не учитывать тот факт что они, как и пресса пытаются выудить у меня подробности нападения. А в целом мои стажёры оказались очень талантливыми  и что самого главное  - они быстро учатся. И медленно, но верно дела идут в гору. 
-А вы разве...  - начинаю говорить я, когда Брэнт открыв для меня дверь машины, остаётся стоять на месте.
-Джек внутри, - говорит он, объясняя, почему он не зайдёт со мной в квартиру.
-Да неужели? - в искреннем удивлении поднимаю я брови и замечаю подавленную улыбку охранника. 
Брэнт как никто другой знает, какие у нас с Джеком сейчас отношения, на данный момент я провожу с ним намного больше времени, чем с отцом моего будущего ребёнка, это смешно и одновременно ужасно. 
Пока я поднимаюсь наверх на лифте, в моей голове появляется неплохая мысль сбежать прямо сейчас. Я не хочу говорить с Джеком и даже видеть его. Хотя обида давно прошла, всё не так плохо как я думала и я скучаю по нему, но сама суть в том, что он просто не дал мне выбора.  
Заходя в квартиру, я ставлю сумку, на пол, снимаю пальто и прохожу на кухню, чтобы выпить воды.
-Привет, - слышу я голос Джека за своей спиной и, сделав глоток, ставлю стакан в раковину и поворачиваюсь к нему. - Всё ещё злишься на меня? 
Джек стоит в нескольких шагах от меня, держа свои руки в карманах чёрных брюк, он всё ещё в рубашке, а значит, вернулся совсем недавно. У него усталый вид и я не пойму, устал он от меня, нашей ссоры или от работы. 
Я ничего не отвечаю ему, мне с трудом удаётся посмотреть Джеку в глаза, но ненадолго. 
-Клэр, - легко придержав мою руку, когда я пытаюсь обойти его, говорит Джек и мне приходится обернуться. 
-Ты не ночуешь дома днями, а потом спрашиваешь, злюсь ли я? - говорю я и, освободив свою руку, прохожу в спальню, чтобы переодеться. 
-Я перевёз твои вещи от родителей Джессики, - говорит Джек, когда я захожу в комнату и вижу несколько коробок.  - Подожди, - останавливает меня стоя в дверях Джек, когда я снимаю свитер. - Я хочу тебе кое-что показать. 
Он слишком спокоен, не раздражён, не зол, просто спокоен и у него даже неплохое настроение. Здесь что-то не так.
-Что? - без особого интереса спрашиваю я и замечаю на лице Джека намёк на улыбку. 
-Чтобы увидеть это, нужно съездить кое-куда, но это не далеко, - говорит он  с загадочной улыбкой. 
Я отодвигаю от себя коробку со своими вещами, которую уже успела открыть и, поднявшись на ноги обойдя Джека, выхожу из спальни. 
В машине нас окутывает настоящий холод по крайней мере меня точно.  Не знаю, что происходит, но мы с Джеком, будто по щелчку пальцев стали чужими друг для друга.  На сердце неспокойно, я скучаю по нему, но я медленно начинаю терять доверие к Джеку и это страшно.
Вечерний город, чёрное небо украшено звёздами, огни города, который никогда не спит, сияют, как и всегда и через несколько минут Джек останавливает машину у обочины.
Я думала о том, что мне хочет показать Джек, думала, это будет природа, возможно, какое-то важное для него место, но что может быть важного  на Мэдисон-авеню?
-Мы приехали? - не понимаю я, когда Джек выходит из машины и открывает для меня дверь. 
-Да, - мягко улыбаясь, отвечает он и подаёт мне руку, которую я принимаю. 
Прямо перед нами возвышается здание One Madison, но зачем мы сюда приехали? 
-Идём, - говорит Джек и ведёт меня под руку внутрь высотки с полностью панорамными окнами. 
На входе нас встречает швейцар или охранник, который приветствует нас кивком головы и Джек отвечает ему. Они знают друг друга...
Внутри безумно красиво, всё прекрасно освещено и из-за бежевых стен, свет кажется золотым. Высокие потолки, ковры на полу, изящные люстры... всё выглядит очень дорого. 
Джек заводит меня в лифт и нажимает на 58 этаж. 
-Куда мы едем? - со страхом от неизвестности спрашиваю я, чувствуя, как взволнованно бьётся сердце.
-Сейчас увидишь, - снова улыбается Джек, получая явное удовольствие от моего незнания и волнения. 
На удивление мы едем не так уж и долго, всё это время Джек держит меня за руку и, когда мы приезжаем, и лифт открывается, перед нами появляется  длинный коридор. У самого лифта расположена деревянная стойка, за которой стоит мужчина в костюме.
-Мистер Фостер, - кивает он, и Джек также отвечает ему кивком. 
Мы проходим по длинному светлому коридору без единой двери, а затем сворачиваем и перед нами показывается одна единственная дверь, которую Джек открывает своим ключом. 
Так... я совершенно сбилась с толку.
-Джек, где мы? - с непониманием спрашиваю я и он, открыв дверь, придерживает её, чтобы я прошла внутрь первой.
-Давай, - с улыбкой подгоняет меня Джек, когда я неуверенно смотрю на него не решаясь переступить порог.
Я качаю головой и, чувствуя дурацкую дрожь в руках, всё-таки захожу внутрь.
Всё это время пока Джек держал дверь, внутри было темно, но стоило мне ступить через порог, как всё помещение разом осветилось.
Это квартира, огромная квартира. В глаза сразу же бросаются высокие потолки с красивыми современными люстрами, которые освещают всё вокруг,  огромные панорамные окна за которыми сияют огни Манхеттена, через них видно весь город и все звёзды. Этот потрясающий вид завораживает. 
Я делаю несколько неуверенных шагов и внимательно осматриваю светлую квартиру. Первый этаж просто огромен, но здесь практически нет стен, лишь несколько белоснежных круглых колонн. 
Большой белый диван, украшенный пушистыми подушками, несколько больших кресел, телевизор, белый ковёр на тёмном паркете, маленький стеклянный столик, украшенный розовыми пионами в красивой вазе и высокий бежевый торшер. Как я понимаю это гостиная. Дальше небольшая стена,  её можно обойти с двух сторон, но с одной стороны на ней держится винтовая лестница с золотым оттенков, которая будто сквозь потолок ведёт на второй этаж.
Я поворачиваюсь к Джеку с, мягко сказать, ошарашенным выражением лица. Я не понимаю... где мы и зачем мы здесь? 
-Нравится? - пытаясь подавить довольную улыбку, спрашивает он.
-Где мы? - спрашиваю я, не понимая, что здесь происходит.
-Мы дома, - подойдя ко мне, говорит Джек и берёт меня за руки. - Теперь это наш с тобой дом.
Я буквально теряю дар речи. 
-Наш дом...? Но...
-Идём, - перебивает меня Джек и не спеша проходит вперёд, ведя меня за собой. 
Мы заходим за ту стену за гостиной.
-Это наша обеденная, - говорит Джек и перед нами показывается длинный глянцевый стол чёрного цвета  с замысловатыми серыми стульями больше похожими на маленькие кресла.
Над столом висит длинная, современная и явно дизайнерская люстра,  снова белый ковёр и картина в стиле модернизма на той самой серой стене.
-А это, - Джек отводит меня чуть дальше. - Наша кухня.
Полностью обустроенная кухня в бежевых цветах, куча шкафов столешниц, встроенный холодильник, плита и куча всяких мелочей. Напротив всего этого стоит длинная столешница, а с другой стороны высокие барные стулья в цвет тёмного дерева. 
У панорамных окон, украшенных светло-бежевыми шторами, которые в любой момент можно закрыть, стоит круглый деревянный столик и два стула в цвет светлого дерева.
-Идём дальше, - говорит Джек, возвращая меня с небес на землю, и ведёт меня вверх по винтовой лестнице. Перед нами показывается длинный тёмный коридор с множеством дверей, и Джек открывает первую из них. 
-Гостевая спальня, - говорит он.
Типичная гостевая: двуспальная кровать, прикроватные тумбы, комод, ковёр, дверь, выводящая в ванную ну и панорамный вид на Манхеттен. 
-Это твой кабинет, - вдруг говорит Джек, открывая следующую дверь. - Он ещё не закончен.
Большой деревянный стол, на котором уже стоит компьютер, несколько пустых шкафов, швейный манекен и куча коробок. Кабинет довольно тёмный по отношению с первым этажом. 
-Это мой кабинет, - продолжает вести меня Джек и заводит меня в практически такую же комнату. - Ну, и... здесь будет детская, - открыв очередную деревянную дверь, говорит Джек и берёт меня за руку.
В этот момент всё внутри замерло. Детская, в которой будет жить наш с Джеком ребёнок. Безумие. Это безумие! 
Довольно большая и светлая комната только начала походить на жилое помещение. Здесь всё ещё голые стены, но уже постелен тёмный паркет и стоит пара запакованных коробок. 
-Начнём делать, когда узнаем, кто у нас будет, - говорит Джек за моей спиной. - Отсюда можно зайти в нашу спальню, - подойдя к двери, которую я и не заметила, говорит Джек и открывает её. 
Большая светлая комната с просто огромной кроватью, в которой могут расположиться, наверное, четыре человека, она высокая и с навесом, но без балдахина. Прикроватные тумбы, несколько картин, большой бежевый ковёр всё на том же тёмном полу, пара светлых комодов, на которых стоят рамки с нашими совместными фотографиями. И панорамный вид на Манхеттен, прямо на сияющий ночными огнями Эмпайр-стейт-билдинг, к которому мы находимся совсем близко.
-Твоя гардеробная - открывает Джек одну из многочисленных дверей к  спальне. 
Зайдя внутрь большой комнаты, я буквально теряю дар речи. Здесь нет окно и вдоль всех стен расположены вешалки с вещами и полки с обувью, сумками и выдвижными ящиками. Все вещи освещены подсветкой, и множество моих платьев сияют, будто они сделаны из драгоценных камней. Посредине комнаты расстелен большой ковёр, на котором стоит небольшой столик  и мягкая тумба…
-Джек, - шокировано выдыхаю я, подходя к туалетному столику, зеркало которого снабжено специальными лампами. 
-Нравится? - уже заранее зная ответ, спрашивает Джек улыбаясь.
-Спрашиваешь! Это безумие! Потрясающее безумие! - смеюсь я, не веря, что всё это моё.
-Часть твоих вещей я перевёз на ту квартиру, но большинство находятся здесь, - говорит Джек, пока я рассматриваю гардеробную, которая больше всей квартиры, которую я когда-то снимала. - - За этой стеной моя гардеробная, она немного скромнее этой, - говорит он и, взяв меня за руку, выводит из уже моей самой любимой комнаты. 
-Ну, и эта наша ванная, - открывает он очередную дверь, и мы прямиком из нашей спальни попадаем в светлую ванную.
Белоснежный мраморный кафель, белая ванная стоит прямо у окна на котором, к счастью, есть жалюзи. Прочие гигиенические принадлежности и... душевая, которую я замечаю не сразу, потому что стеклянная дверь практически сливается с мраморным кафелем. 
Душевая достаточно широкая и длинная, это просто определённое место в ванной, которое можно задвинуть стеклянной дверью. 
-Есть ещё кое-что, - говорит Джек у меня за спиной и выводит меня из ванной. - Нужно спуститься вниз. 
Мы спускаемся в гостиную, и Джек вдруг раздвигает в стороны, как я думала панорамные окна, но это не окна вовсе, а двери. 
-Терраса,  - вдыхаю я холодный воздух, выходя на большую террасу вдоль всего первого этажа под открытым небом. - Джек... это невероятно! 
-Я знал, что тебе понравится, - улыбается он и из-за спины обнимает меня за талию.
-Когда ты купил эту квартиру? - смотря на огни города Нью-Йорк с 58 этажа, спрашиваю я, накрыв ладони Джека своими. 
-Почти год назад, - немного погодя отвечает он, и я поворачиваюсь к нему. Год? - Примерно за месяц до того как сделал тебе предложение, но на лето... я всё забросил и возобновил работы этой осенью.
-Возобновил работы?
-Здесь были голые стены, Клэри, - усмехается Джек.
-Так ты не в офисе пропадал всё это время? 
-Я закончил работу в офисе ещё перед Рождеством, нет, я... езжу на работу, но в пять я обычно уже здесь. Нужно всё контролировать. 
-Но почему ты просто не сказал мне? Я начала думать, что ты лжёшь мне!
-Это должен был быть сюрприз. Тебе правда нравится, ты готова жить здесь со мной и с ребёнком? - с сомнением спрашивает Джек.
-Хватит задавать идиотские вопросы! - смеюсь я.  - Это самая великолепная квартира, которую я только видела в своей жизни! Но... я чувствую себя... неудобно, потому что ничего не могу дать тебе взамен, - говорю я чистую правду. 
Я даже не представляю, сколько всё это стоит. 
-Как это ничего? - хмурится Джек, и я с непониманием смотрю на него. - Ребёнок, Клэр, ты подаришь мне ребёнка, и я не могу мечтать о большем.
-Ну, так и быть, - смеюсь я. - Подожди восемь месяцев и будет тебе ребёнок.
Джек усмехается, а я обнимаю его за шею и тяну к себе, чтобы поцеловать и в этот момент мои волосы раздувает холодный ветер. 



svetlana

Отредактировано: 18.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: