Верхний Ист-Сайд. Внутри

Размер шрифта: - +

Глава 48

-Джек, — прыскаю со смеху я, но стараюсь не двигаться. — Ты же помнишь, что сказал врач? Сейчас он размера семечки подсолнуха, не думаю, что ты хоть что-то услышишь или почувствуешь, — говорю я и касаюсь ладонью ещё мокрых после душа волос Джека.
Мой чокнутый без пяти минут муж подставил своё ухо к моему оголённому животу и усердно пытается услышать своего ребёнка.
-Я должен был проверить, — разочарованно говорит Джек после нескольких минут полного молчания. — Но всё ещё впереди, — говорит он даже не мне, а моему животу, после чего целует его, заставив меня засмеяться, и опускает мою майку.
-Ты холодный! — отталкиваю я Джека от себя, когда капли воды с его волос случайно попадают на меня.
-Правда? — удивляется он, а затем, приложив все свои силы, прижимается ко мне своим холодным от воды телом и, наверное, мой крик сейчас слышит всё здание.
-Джек! — кричу и одновременно смеюсь я. — Отпусти, я задыхаюсь!
Но он меня не слушает, хотя я говорю чистую правду, он лишь смеётся, щекоча своим горячим дыханием мою шею и продолжает обнимать меня лишая меня воздуха.
-Ай! — вскрикивает он, когда я слегка кусаю его за руку, и Джек рефлекторно отпускает меня.
-Вот видишь, не нужен мне никакой телохранитель! — спрыгнув с высокой кровати, говорю я, спиной подходя к окну, чтобы не сводить глаз с этого нечестного игрока.
Джек лишь улыбается, отведя взгляд, и опрокидывается на подушку. На эту ночь мы остались в нашем новом доме. Уже полдень, а мы всё ещё не выходили из спальни и честно сказать я бы отсюда вообще больше не выходила. Здесь слишком хорошо, слишком уютно, чтобы уходить.
В той квартире я часто чувствовала себя чужой, там мне было не комфортно и я даже точно не знаю почему. У меня была теория, что это из-за того что раньше там жили Джек и Диана, но кто знает, может, причина в другом.
А здесь, …здесь, я чувствую себя как дома, здесь мне хорошо и уютно.
-Вы, кстати, поладили? — едва слышу я Джека из своей гардеробной, в которую я зашла за халатом.
-С Брэнтом? — спрашиваю я, заходя в спальню и попутно завязывая халат. — На удивление да, он хороший человек. — Я снова ухожу в гардеробную, за расчёской. — У него есть семья? — запрыгиваю я на кровать и принимаюсь расчёсывать волосы.
-Была, — нехотя отвечает Джек и поднимается с постели. — Он, его жена и маленькая дочь попали в аварию почти десять лет назад.
Я теряю дар речи, а по спине проходится неприятный холодок.
-Его жена погибла на месте, дочь в больнице, а у него пара переломов, которые через месяц уже зажили, — говорит Джек и уходит в свою гардеробную.
Это ужасно… удивительно как он держится.
Сегодня, вообще-то 31 декабря и у нас по плану ужин с родителями Джека. Нам, к сожалению, так и не удалось отпраздновать Рождество, но новый год мы уж точно не пропустим.
Я не заморачиваюсь на счёт образа, поэтому выбираю длинное платье в пол насыщенного тёмно-зелённого цвета. Накрутив себе волосы и сделав лёгкий макияж, я выхожу из гардеробной в поиске своего жениха.
Я обхожу весь второй этаж и даже спускаюсь на первый, но его нигде нет.
-Джек? — кричу я, но в ответ слышу лишь тишину. — Фостер, это не смешно!
Я ещё раз оглядываю первый этаж и даже заостряю внимание на террасе, но там тоже никого, поэтому я разворачиваюсь, чтобы снова подняться на второй и едва не лишаюсь жизни.
-Боже мой! — кричу я, хватаясь за сердце, когда вижу перед собой Джека стоящего на одном колене. — Что ты, чёрт возьми, делаешь? Я чуть не умерла от испуга!
Мне требуется несколько секунд, чтобы увидеть моё помолвочное кольцо в его руках, и я тут же перевожу взгляд на свою левую руку.
-Как…
Кажется, я забыла его в ванной, после того как приняла душ.
-Надеюсь, ты просто забыла его, — говорит Джек, пытаясь не улыбаться. — Ну, так на всякий случай, … ты выйдешь за меня?
-Если ты ещё хоть раз меня так напугаешь я не не выйду за тебя, я тебя убью!
Джек смеётся и надевает кольцо на безымянный палец моей левой руки.
-Не забывай его больше, — говорит он и, поцеловав меня в щёку, берёт меня за руку и проходит вперёд.
Мы идём к коридору, но Джек вдруг останавливается, и я только сейчас замечаю здесь большое зеркало.
-Ты серьёзно? — смеюсь я, когда он достаёт свой мобильник и хочет сфотографировать нас в зеркале.
-Ага, — мычит он, пытаясь настроить камеру.
Я не выдерживаю и смеюсь, но всё же обнимаю Джека за спину и, положив голову на его плечо, смотрю в наше отражение в зеркале, прямо в маленькую камеру.
На мне тёмно-зелёное платье с длинными рукавами, классическим вырезом у шеи и свободной прямой юбкой, платье однотонное, но аккуратные строчки подчёркивают верх платья, талию и красиво опускающуюся вниз юбку. Также я повязала на талию широкий шёлковый пояс чёрного цвета и завязала его чуть левее середины в крупный бант.
Джек в невероятном тёмно-синем костюме, белая рубашка, синий галстук, он выглядит просто невероятно, и я влюбляюсь не только в его костюм, но и в него самого… снова.
-Идём? — сделав, наконец, пару фотографий спрашивает Джек, и я уверенно киваю ему, всё ещё не избавившись от смешной улыбки.
Я немного волнуюсь перед встречей с родителями Джека, а особенно перед встречей с его мамой. Из моей головы всё ещё не выходит то, что рассказал мне Джек. Не знаю, справилась бы я с тем, что пережила она, но думаю, я бы не смогла идти по жизни дальше как ни в чём не бывало. Может быть, даже другой город и другая страна бы мне не помогли, но возможно, я бы пыталась бороться ради ребёнка, который тоже стал жертвой нападения.
Но что-то внутри меня подсказывает мне, что я бы просто сбежала, испугалась бы и сбежала, как и всегда.
После рассказа Джека, после того что я узнала о прошлом его семьи, я стала по-другому относиться к Майе, теперь я понимаю, почему она такая какая она есть.
 И теперь я понимаю, почему отец Джека такой холодный и отстранённый. Джек сказал мне, что после случившегося он будто отстранился от них, стал для своей же семьи чужим, потому что винил себя за случившееся и Джек говорит, что эта вина всё ещё пожирает его изнутри. И это не исключено.
Но они всё ещё вместе, они переехали в другую страну, попрощались с прошлым и начали сначала. И никто в Нью-Йорке не знает о случившимся ужасе в их прошлом. И это даёт мне надежду на то, что всегда можно начать сначала и какой бы ужас с тобой не произошёл, всегда есть второй шанс.
И вот, когда мы, наконец, приезжаем, нас с Джеком встречают очень тепло и мне всё ещё непривычно такое отношение ко мне со стороны Майи. Но нужно привыкать и меня это безумно радует. Я не хочу прожить всю жизнь, враждуя с матерью своего любимого мужа.
-Как ты себя чувствуешь? — спрашивает Майя, пока я разливаю чай по кружкам в их кухне.
-Хорошо, — удивлённо отвечаю я с лёгкой улыбкой, не совсем понимая её вопроса.
-Джек рассказала тебе, да? — вновь спрашивает она, и я ставлю сервизный чайник на стол. — Про татуировку.
Удивительно как легко она говорит про это и удивительно, что она говорит об этом со мной. Джек долго не говорил мне об этом этапе своей жизни, и я честно сказать сомневаюсь, что он вообще бы мне о нём рассказал, если бы не нападение. И я его за это не виню, кто хочет вспоминать такое прошлое и тем более рассказывать о нём, когда всё уже давно забыто?
 -Да, рассказал, — тоскливо отвечаю я, опустив взгляд, и вдруг понимаю, что Майя подходит ко мне.
-Не бойся, он такого не допустит, — вдруг говорит она, мягко взяв меня за руки.
Её ладони такие холодные…
-Я и не боюсь… — качаю головой я. — Просто… не уверенна, что смогу такое… преодолеть.
-Ты любишь Джека, — отходи она от меня. — Он любит тебя и, если я не ошибаюсь, … вы всё друг другу простите и вместе пройдёте через многое. Вместе, Кларисса, — говорит Майя, внимательно на меня посмотрев и взяв ещё горячий пирог, выходит из кухни.
Мне требуется несколько секунд чтобы «переварить» её слова и только потом я выхожу в зал вместе с горячим чаем стоящем на подносе.
-Да! — от чего-то громко смеётся Джек и я, наверное, в первые вижу, как улыбается его отец. — Ты был прав, — говорит он ему и переводит взгляд на меня.
-Кларисса, — вдруг обращается ко мне Тайлер. — Тебе понравилась ваша новая квартира?
-Ещё бы, — улыбаюсь я и ставлю поднос на стол. — Она роскошная.
Джек смотрит на меня и, чему-то кивая, снова переводит взгляд на отца.
Я решаю не лезть в их дела и секреты и весь вечер Джек с отцом говорили, смеялись, а мы с Майей лишь изредка вникали в их разговоры. Нас, а точнее её куда больше интересовала наша с Джеком свадьба.
И Джек был прав, его мама и вправду обо всём позаботилась, начиная от видео съёмки и заканчивая цветом салфеток. Майя учла то, что я не хочу много гостей и большую свадьбу и она, что странно, согласилась со мной.
Уже выбрана небольшая, но уютная церковь, цвета платьев для двух моих подружек: Барбары и, кончено же, Джессики, выбран ресторан, меню и ведущий. А приглашения уже разосланы и свадьба выходит всего на тридцать человек, и то я не могу понять, кто все эти люди?
-Спасибо за ужин и за подготовку к свадьбе, — говорю я Майе, когда мы с Джеком уже уходим. — Правда! Большое спасибо, сама бы я не справилась!
-Не за что, Кларисса! Я всегда любила устраивать вечеринки и, если быть совсем честной, то я мечтала о дочери, чтобы полностью взять под контроль её свадьбу, но родился Джек…
Мы начинаем с ней смеяться, и замечаю за собой, что… она нравится мне, уж не думала, что когда-нибудь скажу такое, но это так и это определённо успех для нас обеих.
-Береги себя, Клэри, — вдруг обняв меня, говорит Майя и на секунду прикладывает ладонь к моему животу. Она знает… — Я правда искренне рада за вас, — снова говорит она и я, кивнув, улыбаюсь ей, пытаясь сдержать непрошеные слёзы.
Майя напомнила мне маму… как жаль, что её здесь нет, сейчас она мне очень нужна, нужна для совета, для поддержки. Думаю, мама и папа одобрили бы кандидатуру Джека в мои мужья, он бы определённо им понравился, но я готова поспорить на то, что с его родителями они бы не поладили.
-И как тебе? — спрашивает Джек, перебивая своим голосом мои мысли.
Мы не спеша идём по улице к машине, слушая, как в Нью-Йорке всё ещё гремят салюты.
Уже давно перевалило за полночь, но сегодня особенная ночь, новогодняя ночь, поэтому Манхеттен сегодня по особенному живой, и даже сейчас на улицах много людей, много смеха и много ярких огней.
-Всё прошло хорошо, — негромко говорю я, положив голову на плечо Джека.
Меня жутко клонит в сон.
-Едем домой, — тихо говорит он и, найдя мою ладонь, берёт меня за руку и целует в висок.
Я растворяюсь в этом тепле, в этой нежности и, наконец, верю, что это моя жизнь, что это моя реальность. Джек мой человек, мой мужчина, мой без пяти минут муж и отец моего будущего ребёнка, а я вся его, вся… до последней частицы.
Может, я и вправду прошла достаточно препятствий, чтобы, наконец, стать счастливой? У меня теперь есть дом, любовь, семья и я с уверенностью могу сказать, что счастлива, счастлива в эту самую минуту.
***
Несколько первых дней нового наступившего года мы с Джеком проводим максимально лениво. Мы целыми днями вались в кровати, и порой нам было лень спуститься вниз за едой, что уж говорить про поход в магазин и про выходы на улицу.
И… до нашей свадьбы чуть меньше недели…. Для меня сама свадьба ничего не значит, но… есть в этом что-то волшебное. Что-то, после чего ты обретаешь уверенность в происходящем, в том, что это и вправду твоя любовь, и твой муж, что это твоя семья и твой дом.
И перед свадьбой и предстоящим свадебным путешествием, про которое Джек уж успел мне проболтаться (на самом деле, я сама умоляла его хотя бы намекнуть мне про поездку, но он отважно держался и сказал только то, что я там не была, а была я только в Париже, поэтому он мне не особо помог) я решила закончить пару дел в ателье и хорошенько загрузить работой стажёров.
-И сколько вас не будет? — спрашивает Анна — одна из моих новеньких.
-Не отвлекайся от работы! — поворачиваюсь к ней я, и девушка продолжает строчить на машинке. — И я ещё никуда не уехала…
-Но всё же? — подхватывает её вопрос Дилан.
-Не волнуйтесь, я сообщу вам, когда вернусь, — улыбаюсь ему я и перевожу взгляд на часы. — Можете собираться.
Я закрываю шкаф, в который только что складывала новую недавно привезённую ткань и захожу в свой кабинет. Все мои стажёры обладают талантом собираться домой за минуту, и это одновременно и радует и пугает. Поэтому через несколько минут в ателье повисает мёртвая тишина.
Надев своё пальто, и хорошенько укутавшись в шарф, я собираюсь взять свою сумку, стоящую на столе, но мой взгляд падает на странный листок лежащий подле неё.
В тёмном кабинете горит одна лишь настольная лампа, и я беру обрывок тетрадного листа в руку, не припоминая, чтобы оставляла что-то на столе.
«Привет, Клэри, … как поживаешь?»
Подписи нет и это всё что написано на этом обрывке и пара этих красиво написанных слов, заставляют сердце биться чаще… от внезапного страха.
В голове сразу вопросы: кто это написал, как это оказалось здесь и что это вообще значит, но мёртвую тишину ателье и мои пугающую меня мысли вдруг прерывает звук открывающейся двери.
Я вздрагиваю и с опаской устремляю взгляд в главный зал, куда выводит небольшой коридор. В мыслях я уже готов закрыть дверь кабинета и вызвать полицию, но к счастью мне это не нужно.
-Кларисса, — выходит из коридора Брэнт. — Можем ехать? — как-то странно спрашивает он, а после чего сжимает челюсть, будто пытаясь стерпеть боль.
-Вы в порядке? — спешно убрав записку в карман пальто, спрашиваю я, подойдя к мужчине.
-Извините… — едва слышно бормочет он и буквально убегает в ванную комнату.
Только этого не хватало. Кажется, он отравился.
Просидев в главной комнате около десяти минут, я успеваю подумать о том, кто мог написать эту записку. В голову не приходит ни одной нормальной мысли кроме того что это мои любимые стажёры реши подшутить надо мной. Больше просто некому.
Правда, у меня была ещё одна мысль по этому поводу, я подумала, что это может быть Джек ведь он любит не подписывать свои записки адресованные мне. Но я думаю, Джек бы не стал заниматься такой ерундой, не сейчас, когда мы оба жутко заняты.
-Как самочувствие? — неуверенно спрашиваю я у Брэнта, когда он выходит из ванной.
-Похоже, я отравился… — снова едва слышно говорит он и едва не падет в обморок посреди комнаты.
-Стоп, стоп, стоп, садитесь! — в перепуге кричу я, подбежав к охраннику, и подвожу его к дивану, на который он практически падает. — Я вызову скорую, — обеспокоенно говорю я, склонившись над ним.
-Не стоит, — еле говорит он, но я его, конечно же, не слушаю и, отойдя в сторону, вызываю врача, который приезжает довольно быстро.
В итоге, через двадцать минут Брэнта забирают на машине скорой помощи и увозят в ближайшую больницу. Доктор сказал, что у него сильное отравление с каким-то осложнением… на самом деле я мало что поняла, но главная мысль была ясна, Брент заболел и похоже серьёзно.
Но самое удивительное это то, что он не хотел уезжать, не проводив до дома меня. Но мне всё же удалось его убедить, что я позвоню Джеку и доберусь домой в невредимости. Я думаю, если бы Брэнт не был так слаб, то он не позволил бы мне отпустить его.
Сейчас всего девять часов и я вполне могу добраться до дома самостоятельно, а особенно учитывая тот факт, что теперь мы живём ещё ближе к моему ателье, чем раньше. Но я всё же сдерживаю слово данное Брэнту и звоню Джеку, … но он не отвечает.
Я решаю выйти на улицу, потому что уже жутко устала и очень хочу домой, но всё равно набираю Джеку, но он снова не отвечает!
Я начинаю волноваться за него, на Джека это не похоже, он никогда так долго не игнорировал мои звонки. Может, что-то случилось?
Теперь мне уже нет смысла звонить ему, чтобы он забрал меня, потому что до дома мне осталось идти не больше пяти минут, но теперь я волнуюсь за него и решаю позвонить Майку, может, он знает, где Джек.
-Эй, девушка! — слышу я два незнакомых мне голоса за своей спиной, но полностью игнорирую их, надеясь, что обращаются не ко мне. — Девушка! — снова и снова кричат какие-то мужчины, но я продолжаю идти и слушать монотонные гудки в мобильнике.
На меня невольно накатывает волнение, но теперь не только за Джека, но и за себя.
-Мисс! — снова слышу я и решаю, наконец, обернуться, чтобы от меня отстали.
Я оборачиваюсь, приподнимая брови, и всё ещё держу мобильник у уха. Двое незнакомых мне мужчина стоят в паре шагов от меня с сигаретами в руках, они выглядят выпившими, по крайней мере, один из них.
-Выпьете с нами, мисс? — спрашивает тот, что и показался мне не совсем трезвым и делает затяжку.
Я не выдерживаю наглости и усмехаюсь, отводя взгляд в сторону.
-Я скорее умру от жажды, но спасибо, — смеюсь я и, развернувшись, снова иду вперёд и ещё раз набираю Майку, который, как и Джек не отвечает на мои звонки.
-Да брось! — вдруг слышу я уже знакомый голос совсем рядом с собой, и мурашки пробегаются по моей спине.
Я выдыхаю, и горячий воздух паром проносится перед глазами, меня словно сковывает страх. Я аккуратно опускаю дрожащую от хода или от страха руку с мобильников вниз и будто замираю.
-А она ничего, — говорит второй прямо у моего уха, и я только сейчас понимаю, что остановилась.
-Кто вы? — резко оборачиваюсь на них я и понимаю, что на всей улице кроме меня и них никого нет, но этого не может быть! Здесь что-то не так… — Что вам нужно?
-Успокойся, красотка, — смеются они, но говорит тот, что пьян и он тянет ко мне руку, которую я отталкиваю от себя, медленно шагая назад. — Мы просто хотим поразвлечься, ты разве не хочешь?
-Нет! Я обручена и если вы хотите остаться живы то вам лучше оставить, меня в покое! — уверенно говорю я, надеясь напугать их, и снова делаю дозвон Майку, но так, чтобы эти двое этого не заметили.
-Ой, как страшно! — снова мерзко смеются они, а потом вдруг замолкают и переглядываются.
Сердце стучит невероятно быстро и я вот-вот готова закричать. Боже, нет… только не это! Пожалуйста! Только не сейчас… не снова!
-Нет, не делайте этого, — дрожащим от страха голосом говорю я, догадываясь, что они хотят сделать и последнее, что я слышу, это едва различаемый голос Майка в моём мобильнике:
-Алло?



svetlana

Отредактировано: 18.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: