Верховия. Возвращение

Глава 22. Утро надежд

Соня

Не так я представляла нашу встречу. Мокрый, стучащий зубами от холода, Эрвин свалился со спины Горыныча, выбравшегося из воды, когда Стрела приземлилась на берег Ледяного озера. Эрвина трясло от холода, но меня точно так же трясло при виде двух купальщиков. Я хотела кинуться к ним, но застыла, как вкопанная.

 Вода ручьями стекала с одежды Эрвина, мокрые волосы прилипли к голове, но он не замечал этого. Дракон, как ни в чём не бывало, шумно отряхнулся, окатив нас с ног до головы.

 — Горыныч! — я обхватила себя руками, — холодно.

Эрвин шагнул ко мне, я качнулась вперёд, и, забыв обо всём на свете, очутилась у него в объятиях. Горыныч недовольно заворчал и ткнул меня головой в бок, часть моей души принадлежала ему по праву. Я, засмеявшись, протянула руку, Горыныч живо подставил голову, и я почесала его за ухом.

 — Горыныч, брысь, — буркнул Вышнев, отталкивая назойливую чешуйчатую морду, — мешаешь.

Я смотрела в счастливые глаза Эрвина и тонула в них. Я забыла о ночном пожаре, об удушливом тоннеле, о вероломстве кругляшей, даже о смерти Зарха. Я видела только Эрвина и слышала только, как гулко бьётся его сердце.

 — Соня, — выдохнул Эрвин, — я думал, что потерял тебя. Я так много хотел сказать, но... . Прости меня. Простишь?

Слова застряли в горле, я смогла лишь кивнуть в ответ. Моя одежда намокла, но кровь, вскипевшая от этих слов, казалось, полностью высушила её. Я всем телом прижалась к Эрвину. Близкий, родной, любимый. Неужели от него я хотела сбежать из Верховии и больше никогда не появляться здесь. Кого я обманываю? В этих объятиях я готова стоять вечно.

 Громкий рык Стрелы вывел меня из оцепенения. На берег спикировал Гром с Добромиром и седоком за спиной, следом приземлилась Лара. Кинув мимолетный взгляд на нежданных гостей, Эрвин шепнул мне.

 — Ты совсем замёрзла, — в его глазах было столько нежности, что она могла утопить меня безвозвратно.

 — Мне не холодно.

 — Соня! Вернулась! — Добромир соскочил с дракона, сияя улыбкой, будто увидел чудо, кинулся ко мне, но Стрела утробно зарычала, и чемпион резко затормозил, — я тоже хочу обнять тебя, угомоните дикарку, она может напасть.

Из-за спины Добромира выглянула Асанна и осторожно помахала мне рукой. Чемпион топтался на месте, зная отменную реакцию драконов.

 — Что здесь делают Добромир и Асанна? — изумлённо прошептала я на ухо Эрвину.

 — Мешают нам, — буркнул Вышнев.

Обниматься на глазах вновь Добромира и Асанны стало неловко, я вывернулась из кольца нежных рук.

 — Горыныч, уведи Стрелу, — попросила я рядом лежащего дракона. Он важно повернул голову к дикарке и рыкнул. Она ответила ему совсем не так учтиво, как он ожидал, но всё равно потопала в сторону от незваных гостей.

А гости, стоящие на безопасном расстоянии, наконец-то, потопали ко мне. Добромир первый заключил в объятия, сжал так, что я смутилась.

 — Как я рад тебя видеть. Живой, — сказал чемпион и со вздохом отпустил меня.

Милая сестрица Идепиус только похлопала по плечу.

 — Где ты пропадала? Заждались все тебя, — сказала Асанна, стряхнув с плеч увесистый рюкзак, — пешком пришла?

 — Стрела подкинула до озера, — улыбнулась я, — а вы откуда здесь?

Действительно, как они все здесь очутились? Просто столпотворение какое-то. Никто ведь не знал, что мы с Горынычем упали в Ледяное озеро, а потом так и застряли здесь.

 — Нашли Горыныча, а потом переселились сюда всей толпой из Муравки, — ответил Эрвин, и я подозрительно покосилась на него, — длинная история, я потом расскажу.

 — А меня выдернули из дома Горыныча лечить, — сказала Асанна, — парни хотели пустить дракона по твоему следу, как тогда он с Ларри вас нашёл. Но…

 — Что но? — я нахмурилась.

 — Он почти не летает. Я лечу его.

На безоблачное голубое небо налетели тучки. Они закрыли небосвод, и солнце скрылось за облаками.

 — Что у него? — мой вопрос повис в тишине.

 — Повреждены связки и сухожилия, — последовало короткое объяснение, которое ничего не объясняло, — делаю всё, что могу.

 — Какой прогноз?

 — Хороший, — Асанна перевела взгляд на Горыныча, — жить будет.

 — А летать?

 — Уф, — Асанна раздраженно выдохнула. — Эрвин с ним тренируется над озером каждый день, — я делаю всё, что могу. Глупо обещать то, в чём не уверена, — Асанна подтащила рюкзак к очагу из камней, развязала тесёмки, — вот смотри, — она вытащила жестяной бочонок, — еще одна мазь, я изменила рецептуру.

 — Опять эта едкая дрянь, — Эрвин поморщился, глядя на жбан, — я весь перемазался.

 — Ты уже прополоскался в озере, не бурчи, — беззлобно ответила Асанна и почему-то посмотрела на Добромира.

Я повернула голову вслед за ней, и встретилась взглядом с чемпионом, его глаза говорили гораздо больше, чем я хотела бы увидеть.

— Ты знаешь, что у Стрелы появился дикарёнок? — Эрвин кивнул в сторону драконихи. Она издалека недовольно заворчала в ответ на интерес к своей персоне.

 — Знаю, — я улыбнулась, — Стрела уже познакомила вас?

 — Сожрёт без предупреждения в благодарность за знакомство, — ответил Добромир, а Эрвин скептически взглянул на него.

 — Рядом с Соней безопасно, — выдал Вышнев, следя за Асанной, которая мелкими шажками приближалась к Горынычу, не отрывая глаз от Стрелы.

— Я не боюсь, — сказала Асанна, и Добромир повел бровью, — но опасаюсь. Горыныч ещё тот неженка, как взревёт ненароком, а дама сердца кинется его спасать.

Подойдя поближе, Асанна начала наносить мазь широким шпателем на внутреннюю поверхность поднятого крыла и на брюхо под ним. Дракон стоял спокойно, а вот я не смогла сдержаться. Ночной пожар, смертельную опасность на краю пропасти я перенесла без единой слезинки, но увечье Горыныча с лёгкостью открыла запертые шлюзы. Любимый дракон терпеливо стоял с поднятым крылом, кося на меня глазом. Неужели он никогда не взлетит? Слёзы брызнули из глаз, я, не обращая внимания, размазывала их по лицу.



Татьяна Трушко

Отредактировано: 15.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться