Верилика

Размер шрифта: - +

Эпизод 2. Асвард Рок. Северные земли. Замок Дремлин. Окрестности пустоши Ушедших.

Я в очередной раз перечитывал короткое, но оттого не менее пугающее послание. Приходилось признать, что ни былые заслуги перед Отечеством, информация о большинстве из которых, впрочем, до сих пор хранилась в СБ королевства исключительно под грифом «совершенно секретно», ни личное расположение дальнего родственника – нынешнего короля, не в силах уберечь меня от банальных женских козней.

Почему банальных? Наверное оттого, что к авторше этого весьма неприятного для меня по сути послания я не испытывал ничего кроме брезгливой жалости. Тетка по материнской линии, весь смысл жизни которой, после безвременной кончины супруга, сводился к потаканию всем сомнительным прихотям единственного своего отпрыска, в очередной раз находилась на мели.

Сыночек её, игрок и порядочный бабник, не только умудрился за рекордный срок спустить всё весьма внушительное состояние своего рано почившего батюшки, но и порядочно залезть в долги. Но мне, в сущности, не было бы до этой парочки сомнительных родственников никакого дела, если бы тетка, женщина упорная, не откопала в семейных архивах, покрывшийся пылью столетий, документ, согласно которому, моим замком Дремлин, не вправе владеть представитель младшей ветви рода Роков. Если у него нет ныне здравствующего наследника или достойной супруги.

Стоит ли говорить, что сын упомянутой тетушки как раз относился с старшей ветви Рода, точнее был единственным представителем этой старшей ветви и вполне мог оспорить право владения замком у меня, как представителя младшей ветви этого же рода.

Замок Дремлин являлся моей основной резиденцией. Здесь располагалось всё, что составляло смысл моей жизни. И потерять его я не мог. Однако, несмотря на то, что супруги у меня были, с наследником ни в первом, ни во втором браке ничего не вышло.

С женами мне отчего-то не везло. Первая погибла в результате несчастного случая на охоте. Вторая, прожив вместе со мною пару лет, не смогла выносить этого самого наследника, и сама тоже не выжила. Не помогли ни знахари, ни целители. Плод отторгался на уровне энергетической несовместимости. Позже мне все-таки удалось выяснить, что основной причиной этого явления стало родовое проклятье по линии супруги, о котором жена моя даже не посчитала нужным упомянуть. Правда, выяснилось всё это уже слишком поздно для того чтобы кого-то из них спасти.

Больше я попыток наладить семейную жизнь и завести потомство не предпринимал, полностью погрузившись в научные изыскания и секретные поручения, связанные с деятельностью СБ королевства. Так что формально я теперь не имел законного права владеть замком Дремлин, в обустройство, магическую защиту и модернизацию которого вложил целое состояние.

Достался мне замок в весьма непрезентабельном виде и не предприми я поистине титанических усилий по сохранению этого хлопотного имущества, тетка едва ли стала бы претендовать на ту стремительно разваливающуюся собственность, которым был замок прежде.

Но теперь, когда замок представлял собой завидное имущество, никого особенно не волновало, сколько труда и денег было потрачено мною на эту собственность. И я в самое ближайшее время мог лишиться своего убежища на вполне законных основаниях. Чтобы несколько позже наблюдать, как эта собственность будет проиграна и пущена с молотка.

Если конечно в самое ближайшее время, лучше всего вчера, у меня не появится вполне себе законная супруга, полностью соответствующая букве и духу того злосчастного документа. По понятным причинам выкупать Дремлин у тетки не имело смысла. Единожды начав шантажировать меня потерей ценного, прежде всего для меня, имущества, эта пиявка не успокоиться, пока не выдоит все мои финансы до самого донышка. Чего я естественно позволять не собирался ни в коем разе.

Проблем бы с женитьбой даже не возникло, если бы не то многообразие ограничений, которые вкладывали авторы документа в понятие «достойная супруга». Нравы в те стародавние времена, когда он был составлен, слыли куда более суровыми. Разводов между аристократами, ныне практикующихся весьма активно, не было даже в теории. А «достойная супруга» должна была не только принадлежать к уважаемому аристократическому семейству магов-оборотней, но являться девой юной и непорочной. Что, при нынешней свободе нравов найти даже среди несовершеннолетних «невест» представлялось делом практически нереальным. Ну, как и везде, имелись, конечно, среди высокородных магесс - оборотниц отдельные «экземпляры» «дев непорочных». Вот только в качестве пусть и гипотетической супруги я их совершенно не видел. Магическое освидетельствование консуммации брака в качестве подтверждения , благодаря сторонникам замшелых традиций, так и не потрудились отменить официально, а с данными «невинными девами» это могло попросту не получиться... Такая вот «печаль».

Стоит ли удивляться, что неожиданное вторжение в мой кабинет доверенного секретаря с сияющими глазами меня не только отвлекло от тяжелых раздумий, но и весьма удивило.

Весьма яростный сторонник традиций и субординации Седрик, не только не имел привычки врываться ко мне без стука, но и весьма неодобрительно смотрел на всех, кто такую привычку при нём демонстрировал. Седрик как мой особо доверенный слуга, отлично знал об истинной причине моего весьма меланхоличного состояния и не стал бы себе позволять подобной вольности без достаточных на то оснований.

Вот я и ждал от него пояснений, какие именно вести заставили лицо моего секретаря сиять как начищенный медный чайник.



Яна Лев (псевдоним)

Отредактировано: 08.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться