Вермут мутно-розовый

Размер шрифта: - +

Вермут мутно-розовый

Мерцает многоквартирный дом за домом. Многоквартирная жизнь за жизнью, где соседи шепчутся, стучат и перестукиваются по облезлым кухням-норам. Прыгают, вопят на диван-кроватях. И всё обращено в абсолют.
Меня выдрессировали, выбили, вымучили.
А фонари потакают каждому, каждому запрокидывают головы своими припадками света.
Эпилепсия, фонари на тёмной улице, коты рычат о забытых речах.
Меня выничтожили, выдрочили, вывинтили.
Портвейн звонко плещет в стакан;х, мы его пьём как дизель, как подпитку для огня.
И этим огнём в наших ртах, на наших языках, зубах, дёснах,- этим огнём либо жечь-выжигать, либо прикуривать.
Папиросы тлеют. Борщ кипит. Дети умирают. И кто-то поёт.
Меня выкорчевали, высосали, выклянчали.
Одни "Вы" - словесной крошкой разбредаются двоебуквия по листам и стопкам.
Вы.
Вы.
Вы.
Вы.
Вы.
Меня выплевали, выблевали, выморозили.
Никаких ноктюрнов, никаких флейт. День за днём - гонорея. Ночь за ночью - сифон сифилиса.
Как зажёванная плёнка с записью "Гражданской обороны". 
А вокруг, как говорят, тишь да гладь. Гладь да тишь. Мышь - из сугроба в помои прыгает. Мы - из сугроба в помои прыгаем.
Меня выстрелили, выродили, выстригли.
Как вши мы взлезаем на парапеты грязных волос, ютимся там. Живём. Поживаем.
Не хватает на наше жизнеописание ни слов, ни матов, ни лозунгов. Только упереться ногами-руками в стену и остаётся.
Безумие ли прожорливое бережёт нас? Агентура ли народная стережёт нас?
А по-моему, а по-нашему:
Нас выжили, выжали, выебали.



Федька Каторжный

Отредактировано: 02.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться