Верни меня домой!

Размер шрифта: - +

Глава 1

Никогда не понимала этого «мы вам перезвоним» от потенциальных работодателей. Практика показала, что в моем случае это всегда отказ. Так почему бы не сказать прямо: «вы нам не подходите!» или «у вас недостаточно опыта, чтобы работать в нашей организации!». Если они хотят не обидеть человека, то легче не становится, когда он напряженно ждет того самого звонка днями, а то и неделями. В этот раз то же самое, вздохнула я, выходя из двадцати пяти этажного здания напоследок взглянув на корпорацию, в которую я была уверена, что попаду еще пол часа назад, перед тем злосчастным собеседованием.

Когда я поднялась на одиннадцатый этаж, меня встретила секретарша и вежливо проводила до того самого кабинета, где уже ждали два сотрудника «Люмикал Корпорейшн». Начало было неплохим, но к сожалению достаточно было того что они узнали об отсутствии у меня опыта работы на аналогичной должности. Не понимаю я этих работодателей. Все хотят молодых, незамужних, не имеющих детей и при этом с опытом работы от трех лет. Я недоумевала, как такое возможно входя в кафе, в котором меня уже ждала подруга.

- ты быстро! – заметила Катя.

Катя это моя подруга детства, лучшая и единственная в своем роде Павловских. Единственная дочь и наследница целой шоколадной империи, хоть и к шоколаду она равнодушна, но достижениями своей семьи гордится. Шоколад она любит, но свою фигуру больше.

- а ты решила поддержать неудачницу в свой перерыв? – спросила я у нее, садясь рядом, с подругой поглощавшей свое двойное экспрессо.

- не неудачницу! С неудачницами я не общаюсь, боюсь заразиться! У меня появилось небольшое окошко, вот и решила с тобой встретиться, а заодно и поддержать, – ответила она.

- капучино пожалуйста, - озвучила я свой выбор официанту.

- кстати, - вспомнила подруга и протянула мне небольшой пакетик, - толстей на здоровье!

Приоткрыв его, я увидела долгожданную коробочку нового шоколада.

Я искренне улыбнулась, ведь ничто так не поднимает настроение как шопинг и шоколад, ну, по крайней мере, мне.

- спасибо, - поблагодарила ее.

- не забудь скинуть отзыв, – сказала подруга, - ну, так как все прошло?

- сказали что перезвонят, – ответила я.

- думаешь, снова пролетаешь?

- думаю да. К сожалению это была последняя нормальная фирма, в которой я хотела бы работать. Не хочешь устроить меня к себе? Я уверена, твоей фирме просто необходим такой переводчик как я!

- я бы с радостью, но у нас, так же как и месяц назад, вакансий нет. Вчера мама уволила уборщицу, если хочешь…

- нет! – прервала ее, слушать дальше не было смысла, - надо искать варианты. Отец уже почти прямым текстом говорит мне «я был прав!». Нужно наконец-то слезть с его шеи.

- долго слезать будешь! Работай у него! И перестань строить из себя взрослую и самостоятельную,  – проговорила подруга, переводя внимание на входящий звонок тяжело вздыхая. - Мое свободное время закончилось! Созвонимся, не пропадай!

- И ты тоже, - сказала я, когда подруга встала и взяла свою сумочку и точно такой же пакетик как передала мне, - а говорит, что вообще не ест сладкое, врушка!

И я ее совершенно не осуждала! Семейный шоколад Павловских, был потрясающим! Его вкус не возможно было описать, я не знала такого слова, которое подходило для него. Так считала не только я. За рецепт этого шоколада люди готовы были отдать целое состояние, и еще никто не сумел повторить этот вкус. А сам Аристарх Филимонович Павловский был очень замкнутым и скрытным человеком, но только не со своей дочерью. Хотя подруга сама признавалась, что ее отец иногда может быть очень отстраненным. Он никогда не дает интервью, не посещает светские вечера и большинство сотрудников работающих на него, видели его лишь на фотографиях. Всем занимается его жена Татьяна Васильевна Павловская, его правая рука и в жизни и на работе. А сам Аристарх Филимонович чаще всего наблюдает за всем через камеры, установленные в его кабинете на самой верхушке их империи, куда входа нет никому кроме любимой дочери и жены.

Допивать свой кофе мне пришлось в одиночестве, параллельно просматривая вакансии на разных сайтах. Прошло уже два месяца с момента окончания  университета и моей уверенности уже практически не осталось. Это было двенадцатое собеседование. Я подозревала, возможно, дело было не во мне, и всем моим неудачам сопутствовал мой отец. Но хотелось очень надеяться, что он не опустится до этого уровня.

Наш конфликт с отцом начался очень давно, в тот момент, когда я закончила школу и поступила учиться на переводчика. У меня был талант к языкам, благодаря которому, окончив школу, я могла говорить на своем родном русском, английском и французском языках. В подарок на мое пятнадцатилетие отец дал два билета во Францию на двоих, для меня и мамы, после чего я буквально болела Францией и всеми ее красотами. Именно это подвигло меня обучиться языку любви. Так я и поняла, что то, чем я хочу заниматься в будущем, связано с языками и путешествиями. Но у отца на мой счет, к сожалению, были совершенно другие планы. Он хотел, чтобы я, так же как и брат работали на него и ушли в сферу бетонных изделий. «ГрадСтройБетон» – так называется его фирма. И если Кириллу и нравилось там работать, то мне как девочке, бетон, ну, скажем, совсем неинтересен. Скрывать своей незаинтересованности я не стала. Игнорируя все убеждения, отстояла свое мнение. На что отец мне и сказал «Посмотрим, как ты прибежишь ко мне, когда твоей нищенской зарплаты не будет хватать даже на сумочки, которые ты так любишь за мои деньги!». Если можно подумать что после таких слов я перестала брать у него средства для своего содержания, то это не правда. Я попыталась, но хватило меня на месяц работы в придорожной забегаловке. Под папиным боком все равно теплее. И решила оттянуть свою самостоятельность до того момента пока не закончу учебу. И вот учеба уже закончилась. Отец злорадствует моим неудачам, а на оплату квартиры, в которой живу и всех своих потребностей пришлось найти спонсора в лице своего брата Кирилла, но это лишь до тех пор, пока он каким-нибудь образом не сдаст меня с поличным.



Мерри Шер

Отредактировано: 25.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться