Верни мои сны...

Размер шрифта: - +

***Глава 22***

Так, значит, это была ее комната? Теперь я жадно всматривалась в каждую деталь, стараясь представить, как выглядела повседневная жизнь хозяйки этих покоев.

Роскошный интерьер, в котором даже мелочи, вроде золотых гребней на туалетном столике, стоили баснословных денег, говорил о том, что девушку с портрета очень дорого ценили. Чем не золотая клетка! В то же время комната казалась холодной и безликой. Здесь не было ничего из того, что на самом деле любила моя мама: книг, нот, безделушек, кукол, коробок с шоколадом, растений… Возможно, все это выбросили, возможно, что-то мама забрала с собой. А может статься, никому не было дела до того, что она на самом деле любила.

Мист смотрел за тем, как я кружусь по комнате, стараясь разгадать ее загадку, с какой-то грустью или нежностью в глазах. Я впервые подумала, каким же было его детство, любили ли его родители… Каково было расти с таким холодным деспотичным отцом. Отцом, который запросто может рвать когтями спину сына…

- Мист, а твоя мама… Когда она..?

- Мне было три года, когда ее не стало, - сказал он сухо, не глядя на меня. – Я мало что помню. К счастью… Помню, что они с отцом постоянно ссорились из-за меня и вообще. Мама была очень несчастлива.

Еще бы! Я поежилась, вспоминая стеклянные глаза старого короля. Не хочу даже представлять, как можно лечь с таким в одну постель. Уж лучше с гримтурсеном!

- Отец здорово разозлился, когда увидел тебя в платье твоей матери! Ты ведь похожа на нее, Кэти. Смотри!

Он подвел меня к портрету. Серые глаза смотрели теперь на меня с затаенной нежностью. На сердце стало тепло. Мист повернул меня вправо. В зеркале отражалась темноволосая девушка с вьющимися волосами… И хотя я всегда считала себя похожей на отца, сейчас трудно было отрицать очевидное. Представляю, как злит старого короля тот факт, что копия его сбежавшей жены разгуливает по дворцу и участвует в отборе невест для принца.

От этой мысли мне стало так смешно, что я прыснула со смеху.

Мист тоже улыбнулся.

- Знаешь, в комнате Авелин все сохранили нетронутым, как было при ней. Даже ее платья на месте, видимо, одно из них и позаимствовала твоя служанка.

С этими словами он распахнул дверцы гардероба, и я увидела длинные ряды роскошных, чуточку устаревших платьев, бархатных и шелковых туфелек, сумочек, муфт, бальных перчаток и прочих предметов дамской моды. Посреди всего этого богатство особняком выделялось свадебное платье невиданной красоты. Расшитая серебряными нитями и блестками атласная ткань спускалась волнами к полу, образуя подобие замерзшего водопада. Невольный вздох восхищения вырвался из моей груди.

- Как она, наверное, была хороша на своей свадьбе!

- Ты будешь еще прекраснее, - сказал Мист охрипшим голосом. – Кэти, я давно хотел сказать, что ты самая красивая из всех девушек, участвующих в отборе и вообще всех, что я видел…

- Красивее Анис? – не удержалась я.

- Красивее всех…

Он провел губами по моей шее, нежные прикосновения сменились страстными. Его руки скользнули по моей груди, и я почувствовала сумасшедшее желание. Он прижал меня к себе, продолжая целовать мою шею, плечи, мочки ушей, и, прижимаясь к нему спиной, я почувствовала, как он возбужден, и поняла, как я хочу дать волю своему ответному возбуждению.

Внезапный шорох заставил нас обоих вздрогнуть и прийти в себя.

- Кэти, тут может быть небезопасно, - прошептал Мист. – Но прежде чем мы уйдем… Возьми вот это, я нашел ее книгу под подушкой. Не то, чтобы я искал, просто прятался тут…

Не спрашивая, от кого мог прятаться принц в заброшенных королевских покоях, я взяла то, что он мне протягивал. Сборник старинных романсов. От старых страничек упоительно пахнуло лавандой – любимый мамин аромат!

- Пойдем, - потянул Мист меня за руку. – Я хочу, чтобы ты спала со мной сегодня. Не бойся, я просто хочу быть с тобой.

Чего мне бояться, грустно подумала я, следуя за принцем. Понимание накрыло меня тяжелой волной. Я люблю северного принца. Люблю душой и телом, сердцем и кончиками пальцев, люблю так, что одна лишь мысль о том, что он женится на другой, причиняет мне страшную боль. Сильнее той, которую я испытала от укусов русалок. Чего же мне бояться, если я знаю, что завтра все закончится и я навеки потеряю моего Мистария…

Я бы с радостью отдалась принцу в ту ночь, но Мист дал понять, что ни за что не воспользуется ситуацией. Что ж, его благородство и разочаровало, и обрадовало меня. Мы легли спать в его постели, сплетясь в тесных объятиях. А проснулась я, конечно, в одиночестве в своей скромной каморке.



Дарья

Отредактировано: 29.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться