Верни мои сны...

Размер шрифта: - +

***Глава 1***

Некоторые утра врезаются в память навсегда. То утро я так хорошо запомнила еще и потому, что потом много раз прокручивала в памяти все детали. Ведь именно тогда все и началось.

- Ну же, Кэти, выше нос, - поддразнил меня Леон, когда я, стеная и пошатываясь, спустилась со ступенек экипажа. – Тебе пора привыкать к таким поездкам. После свадьбы ты будешь сопровождать меня повсюду.

- О нет, - пробормотала я. – Еще не поздно выбрать в женихи повара?

Леон расхохотался, по-детски непосредственно, откинув голову назад. Невольно я залюбовалась им в этот момент. Белый камзол дипломата отлично сочетался с золотом вьющихся волос и небесной голубизной глаз. Леон даже в детстве отличался какой-то кукольной красотой, отчего его частенько принимали за девочку. Я, само собой, этого не помню, хотя мы с ним вместе проводили немало часов ползая по траве за прытким кузнечиком, но моя мама уверяла, что так оно и было. Они с матушкой Леона были лучшими подругами. Когда-то… Трудно поверить, что мы оба потеряли матерей, но именно это нас и сблизило несколько лет назад.

Само собой, где-то в нашем кузнечиковом детстве был решен вопрос о нашей помолвке. Сын знатного лорда, «мальчик-куколка» - прекрасная пара для младшей дочери короля.

Само собой, моего мнения при этом никто не спрашивал. А я… Если честно, я с детства привыкла к мысли о том, что у меня есть жених. И в конце концов, были все основания благодарить небеса за то, что он молод, красив, богат и неглуп. Наверное, эти холодные рассуждения не пристали влюбленной невесте, но брат всегда говорит, что любовь чаще приходит после свадьбы, а все, что приходит до, - это соблазн, которому нельзя поддаваться. Хотя наши родители женились по большой любви, я это точно знаю по нежным взглядам, которые они бросали друг на друга, сколько я себя помню.

- Посмотри, какая красота! – Леон приобнял меня за плечи и подвел к краю обрыва, на котором мы остановились, пока меняли коней в ближайшей к городу деревушке.

Что ж, вынуждена признать, вид на Негебург и впрямь открывается отличный. В отличие от строгой с белокаменными домами столицы Гровении этот милый городок выглядел игривым, ненастоящим, как будто дети великанов играли в цветные кубики, строя из них башенки, да так и забыли убрать перед сном игрушки.

Увидев восторг на моем лице, Леон улыбнулся.

- Теперь не жалеешь, что я взял тебя в эту поездку? Не хотел разлучаться с тобой.

Последние слова он шепнул мне в ухо. Его губы скользнули по моей шее, вызывая неприятное щекочущее чувство. Мне нравилась эта поездка, не так часто младшей принцессе доводится выбираться из дворца. Интересно было рассматривать горные озера и крохотные водопады, мне не терпелось погулять по улицам сказочного Негебурга, но поведение Леона настораживало и заставляло мое сердце учащенно биться от волнения. Увы, это было совсем не романтическое чувство. Мне казалось, что с тех пор, как мы отъехали от столицы Леон как будто сбросил с себя оковы условностей. Местами его поведение было вызывающим и неподобающим жениху, не желающему порочить честь своей невесты. Хорошо, что мисс Асси, моя строгая и чопорная гувернантка, ни на минуту не спускала с нас глаз.

Вот и сейчас ее укоризненный кашель заставил Леона отшатнуться от меня.

- Пойду проверю, как там экипаж, - пробормотал он.

Мы с мисс Асси вместе любовались чудесным видом, когда черная тень на траве передо мной заставила меня вздрогнуть.

- Позолоти ручку, красавица, - прогундосила цыганка в потрепанных одеждах. Из-под яркого платка, как змеи, высовывались седые косы. Правую щеку цыганки пересекал безобразный шрам. Перехватив мой взгляд, цыганка усмехнулась.

- Нам некогда, - сердито бросила мисс Асси, загораживая меня от попрошайки, но та каким-то образом извернулась и встала между нами.

Я машинально сунула руку в карман дорожного пальто. Мой расшитый самоцветами кошелек остался где-то в экипаже среди подушек. Но отец всегда учил меня носить с собой несколько медяков. «Тебе это пустяк, а беднякам радость, - приговаривал он. – Помни, где радость, там и любовь. Правителя должны любить и бояться».

Быстро, пока не заметила мисс Асси, я вложила холодные медяки в руку цыганки. Та проворно сунула деньги куда-то в складки одежды. Потом повернулась было, чтобы уйти, но вдруг оглянулась на меня с непонятным интересом. Ее шрам словно ожил, когда она подмигнула мне.

- А твой жених, красавица, знает, что ты чужого рода?

Я растерялась. О чем она… Мисс Асси в этот момент все же исхитрилась оттеснить от меня бродяжку и теперь разъяренно махала веером, как будто цыганка была мухой.

- Вам сказано, мы торопимся.

Но цыганка не унималась, ее правый глаз задергался так, что шрам, словно горный ручеек, потек по неровному рельефу ее лица.

- Ах, странная нынче мода – жена из чужого рода…

Вот тут я не выдержала и расхохоталась. Надо вам пояснить, что я потому и считалась любимицей отца, что больше других детей походила на него. Дилан был такой же темноволосый, как папенька, но зеленые глаза его не походили ни на отцовские, ни на материнские. Ореховые глаза Каролины копировали отцовские, но ни сложением, ни ростом она не напоминала короля. И только я, с моими ореховыми глазами, темными вьющимися волосами и на удивление высоким для местных жительниц ростом, считалась точной копией Его королевского величества, властителя Гровении.



Дарья

Отредактировано: 29.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться