Верни Мою Душу

Font size: - +

Глава 7. Чего ты хочешь, мышонок?

Давно отверженный блуждал

В пустыне мира без приюта:

Вослед за веком век бежал,

Как за минутою минута,

Однообразной чередой.

Ничтожной властвуя землей,

Он сеял зло без наслажденья.

Нигде искусству своему

Он не встречал сопротивленья -

И зло наскучило ему.


М. Лермонтов "Демон"


   Его не стало, как и матери, зимой. Николай уже начинал ненавидеть эту пору года. Всё чаще и чаще холода отнимали у него дорогих ему людей, а снег заметал их могилы. Он стоял перед могилой сына - Егора похоронили рядом с матерью. Теперь они вместе. Прямо, как мальчик всегда и твердил. А он остался здесь, жить дальше с мыслью, что так не сумел уберечь своего ребенка.
   - Прости, я давно тебя не навещал... - снега выпало в этом месяце много, он полностью спрятал под своей белой шапкой надгробие. Пришлось откапывать. Николай раскапывал снег руками, пока пальцы в перчатках не окоченели. Но ничего страшного, это скоро пройдет. Жаль, что нельзя, чтобы также быстро прошла и та глухая тоска в груди.
   - Я не забыл, просто... Не хотел приходить. Ты, думаю, понимаешь, Вероника... - ведь ты всегда всё понимала и всех.- Знаешь, он всегда твердил о том, что тебе там плохо. А я не хотел это слушать. Мне казалось, это полным бредом. Почему именно тебе должно быть там плохо? А Егор постоянно повторял, и я на него за это злился... Прости за то, что не уберег его. Я не должен был к нему так относиться, к его рассказам, поведению... - выдохнул. Остывая, горячее дыхание поднялось белым паром и растаяло в холодном зимнем воздухе.- Если вы действительно вместе, то передай ему, что я сожалею и скучаю. По вам обоим. Намного сильнее, чем это может показаться. И Вероника, если это правда, то, что он говорил, я надеюсь, сын поможет тебе. Защитит, от кого или чего-то ни было.
  


*************

  
   - Иди вперед, осторожно,- он осторожно держал ее за руку, пока Вероника, закрыв глаза, перешагивала через порог.- Не подглядывай. Еще шаг. Так молодец. Все, можешь смотреть,- шепнул на ухо, и разжал пальцы.
   Вероника разлепила веки и стала удивленно осматриваться по сторонам. Люциус говорил, квартира достаточно большая и занимает два этажа, но она не думала, что места будет так много. Чего стоила только одна прихожая!
   - Тебе нравится? - спросил он, помогая снять ей пальто. Рабочие уже занесли их вещи и сейчас коробки стояли в гостиной. Мебель была новая - накрытая полупрозрачной пленкой. В новой жизни старая не понадобится, так он ей сказал.
   - Очень,- воскликнула Вероника, скрываясь на кухне.- Я и подумать не могла, что твои слова про "царские хором"ы окажутся правдой. Ого! Всегда хотела, чтобы у меня была столовая. Как тебе это удается? - поинтересовалась с широкой улыбкой, возвращаясь в прихожую.
   Люциус ничего не ответил. И когда Вероника приблизилась, приобнял ее за талию.
   - Ты ведь всегда хотела иметь такой дом, не правда ли? - спросил он.- Большой, светлый, чтобы рядом располагался парк. Чтобы спальня выходила на восток и тебя будили утренние лучи... - ласково провел ладонью по ее лицу, Вероника смотрела на него с приятной смесью удивления и восторга.
   - Откуда ты знаешь?
   Мужчина пожал плечами.
   - Секрет. И раз я угодил тебе, разве не заслуживаю награду? - и склонился к ее лицу. Вероника подалась навстречу, прижимаясь к его губам. Легкий и дразнящий поцелуй.
   - А остальное после того, как я посмотрю второй этаж,- и вывернулась из его объятий. Люциус усмехнулся со словами "хитро", поцеловал ее еще раз и ушел в гостиную. Вероника же поднялась по винтовой лестнице наверх.
   Она не соврала ему - именно о большом доме всегда и мечтала. Наверное, сказывалось детство, проведенное в маленькой и тесной двушке на окраине города. Да и когда они с Николаем встречались, тоже не могли позволить себе большую площадь. А уж, когда он заболел, то тем более.
   На втором этаже было четыре комната - просторная спальня и примыкающий к ней гардероб, ванная и еще одна... Вероника толкнула дверь и замерла на пороге. Детская. Небольшая, но очень уютная. Молодая женщина скользнула взглядом по невысокому столу и стульчику, по кроватке, по книжному стеллажу, заставленному книгами. По картинам на стенах, по плакату с Микки Маусом. По ...
   - Она осталась от бывших хозяев,- раздался голос Люциуса за спиной.- Они не захотели забирать эти вещи, а я не смог их выбросить. Не знаю, почему.
   Вероника кивнула. Почему-то эта комната напомнила ей того мальчика из ее снов. Интересно, а будь у нее сын, ему бы тут понравилось? Любил бы он Микки Мауса? Читал бы Гарри Поттера? Или может быть предпочитал бы классику? А может быть, он не вообще не любил бы читать...
   - Лучше закрой её. Она нам пока что ни к чему,- она вышла и спустилась вниз.
   Надо было приниматься за вещи. Хоть какую-то часть достать из коробок. Тем более, где-то на дне сумки зубная щетка, косметика, домашняя одежда. Без них в этот вечер никак. Вероника обвела взглядом светлую гостиную. Да, обустроиться здесь займет много времени. Но оно и к лучшему.
   Вероника открыла первую коробку. Здесь была посуда. Набор, который ей когда-то подарила мама Николая. Когда он еще был жив и они планировали свадьбу... Милая женщина. После его смерти они перестали общаться. Смерть либо сближает людей, либо отталкивает их друг от друга.
   Сначала она услышала его шаги, потом почувствовала, как Люциус прижал ее к себе, обняв. Тихо спросил с долей раскаяния.
   - Ты расстроилась из-за этой комнаты?
   Вероника вдохнула терпкий запах его одеколона. Хороший, он ей нравился. Она вообще заметила, что Люциус предпочитал ароматы с горькой ноткой. Под стать его характеру.
   - Нет, просто... Она мне напомнила кое-что. Не обращай внимания.
   Когда он такой, ей хорошо. Каким-то образом ему удается преображаться в заботливого мужчину, ласкового, нежного, и это заглушает тот страх, который просыпается порой в его присутствии. Он как переменчивый дикий зверь, то убирает когти и ластиться, то резко может щелкнуть зубами над ухом.
   - Не обращать внимание на что?
   - Просто порой мне снятся странные сны,- и Вероника почувствовала, как Люциус напрягся. Иллюзия покоя пропала - внезапно ей стало неуютно в кольце его сильных рук.- Я смутно их помню. Ничего особенного, просто вот вспомнила...
   Он молчал, что-то обдумывая. Порой Люциус слишком остро реагировал на некоторые мелочи. Вероника же успокаивающе сжала его ладонь. "У него они всегда прохладные",- рассеянно подумала она.- "А порой ледяные ... Странно".
   - Если так дело обстоит, я могу выбросить эти вещи. Сделаем там зимний сад. Или еще что-нибудь. Хочешь?
   - Не надо. Просто закрой её.
   - Как скажешь, Вероника,- он осторожно убрал ее густые волосы на одну сторону, открывая тонкую шею. Нежно поцеловал и ощутив, как женщина прижалась к нему, лукаво поинтересовался.- Хочешь, могу помочь развеять твое беспокойство? - горячее дыхание коснулось спины, вызывая приятную дрожь, и Вероника кивнула.
   - Хочу.
   Он медленно потянул вниз молнию ее платья. Спустя несколько секунд ткань упала к ногам Вероники. Мужчина же развернул её к себе и впился жарким поцелуем в ее губы.
  
   Так они стали жить вместе. Вроде не жизнь, а сказка. Он был готов исполнить любой ее каприз, любое желание, купить что угодно, стоит только Веронике захотеть. Ласковый и нежный, но порой в его взгляде проскальзывало что-то холодное... И в такие моменты Веронике казалось, будто он наступает себе на горло. Делает что-то непривычное. Глупости, конечно. Просто Люциус сложный человек. Вот, и всё.
   - Ты меня что боишься? - как-то спросил он однажды.
   Дело было после ужина, когда Вероника убирала со стола, а Люциус ей помогал. Они уже две недели, как переехали в новую квартиру и начали потихоньку обустраиваться.
   - Нет. С чего ты взял?
   Он с улыбкой ответил, что ему, наверное, показалось. И больше подобных вопросов не задавал. Просто смотрел порой так ... Так, что становилось неуютно, а порой злился безо всякой на то причины. Да, действительно сложный характер.
  
   Все оказалось намного сложней, мышонок. Я переиграл эту партию. Расставил по-другому фигуры и сменил декорации. Теперь я даже играю белыми. Но все, ты продолжаешь меня обыгрывать.
   Почему?
   Не знаю.
   Мне нравится, когда тебе хорошо со мной. У твоих эмоций тогда особенно приятный вкус. Сладковатый и сочный. Тебе хорошо, и мне тоже становится. Но иногда через все это проскальзывает страх. Этот вкус я узнаю из многих. С привкусом железа, что еще долго оседает на языке. Ты продолжаешь меня бояться. Не смотря на все перемены.
   Я делаю все, чтобы ты была счастлива в этом причудливом сне. Но видимо любовь не покупается подарками и лаской. Странно, да? Это намного облегчило бы мне задачу.
   Но тот, кто выдумал это чувство, не искал легких путей.
   Я тоже, мышонок.
  
   Люциус засыпал только тогда, когда Вероника была рядом. Иногда он зарывался лицом в ее волосы и лежал так неподвижно несколько секунд. Будто искал защиты или может внутренних сил. Именно в такие моменты он казался Веронике очень одиноким и несчастным, нуждающимся в опоре... Она не знала, откуда берется это чувство. Но интуиция подсказывала - оно действительно так.
   Порой его мучила бессонница. Тогда он, чтобы не беспокоить Веронику, уходил в кабинет, зажигал свечу, садился в широкое кресло и долго смотрел на пляшущий на фитиле огонек. Думал о чем-то своем. А о чем? Сложно догадаться. Его мысли всегда были от нее скрыты.
   Однажды Вероника спустилась к нему. Замерла на пороге - Люциус даже не поднял на нее взгляд. Все его внимание приковал к себе оранжевый лепесток огня. Тогда женщина шагнула к нему, коснулась его руки... Но тотчас отдернула пальцы.
   - У тебя ледяная кожа.
   - Да? - рассеянно отозвался он. - Может быть...
   - Подожди... - Вероника дохнула на свои руки и стиснула его ладонь, в надежде согреть своим теплом, - ты весь ледяной! Тебе холодно? Может, ты заболел? Температура есть? - беспокойство спросила она.- Что в этом смешного? - раздраженно отозвалась, поймав его насмешливый взгляд.
   Ее тревога развеселила Люциуса. Он тонко улыбнулся, с каким-то отчаянным весельем глядя на нее. Женщине стало не по себе.
   - Мне постоянно холодно, мышонок,- Вероника замерла, глядя в его темные глаза. Что-то знакомое сейчас проскользнуло. Что-то ...- Постоянно.
   - Я принесу одеяло. А завтра поедем к врачу. Сейчас подожди,- подорвалась было со своего места, но сказанным им в следующую секунду слова заставили ее остановиться.
   - Ты меня не согреешь, Вероника,- покачал он головой. Широкая ладонь выскользнула из ее рук. Холод его прикосновения еще немного покалывал в кончиках пальцев.- Никто не согреет,- голос его звучал глухо.- Иди спать. Я скоро поднимусь.
   Не поднимется. Вероника это знала. Так и будет до утра сидеть, заворожено глядя на огонь, а на утро сделает вид, будто ничего было. Вероника пожелала ему добрых снов и ушла. Она так и не смогла сомкнуть глаз.
   Говорят, чужая душа потемки, но душа Люциуса... Его душа скрывала в себе слишком много тайн.
  



Капли Кристианна

Edited: 20.12.2015

Add to Library


Complain




Books language: