Верни Мою Душу

Font size: - +

Глава 11. Синие Тени

Темнота -- это не более чем темнота,

но в тенях может скрываться что угодно.

 

Терри Пратчетт.

 

   Ей снилось море. Широкое побережье с белым мелким песочком, в который так здорово зарываться пальцами ног. Ощущая, как кожи касается вода, набегающая на берег ленивыми волнами. Дул слабый ветер, принося с собой запах соли и водорослей. Небо над ее головой было хмурым - растянулось серое, безцветное полотно до самого горизонта. И море, словно зеркальное отражение небес, тоже лишилось своих неповторимых красивых красок...

   Вероника сделала шаг вперед и вздрогнула, когда холодное прикосновение обожгло щиколотки. Она не знала, как здесь оказалась. Как и не знала, надолго ли. Не столь важно. Главное, что происходит в этот самый момент.

   Сейчас она здесь, наслаждается неповторимым чувством свобода, у которого соленый морской вкус. Ветер приобнимает за плечи, проводит невидимыми ладонями по волосам, осталяют на губах и лице соленые поцелуи... Вероника прикрыла глаза. Последний раз море она видела очень давно, еще до болезни Коли. Тогда начинался шторм - потемневшее небо разрезала первая вспышка молнии, ветер же набирал силу, гоняя горбатые волны по темно-синей глади, упали первые капли дождя... не смотря на это, Вероника не могла заставить себя уйти. Развернуться и вернуться домой, в теплую и уютную квартиру. Море всегда была ее слабостью. Наверное, в прошлой жизни они были тесно связаны.

   Ветер замер за её спиной, положил узкие ладони на плечи и обжег дыханием ухо.

   - Пора просыпаться, мышонок,- у ветра голос был мягким, без так легко угадывающихся стальных ноток.

   Он еще раз коснулся её волос и исчез, а спустя несколько секунд Вероника почувствовала, как песок исчезает из-под ног и она начинает падать. Падать в густую, но совсем уже не страшную темноту.

  

   А Пустой мир не изменился. Нисколько. Хотя... Наверное, он никогда не меняется. Мертвое время не приносит с собой перемен.

   Вероника открыла глаза и несколько минут разглядывала знакомого шакала на высоком темном потолке - казалось, тот улыбался ей загадочной полу-улыбкой. Лукаво сверкнули глаза рисунка в полумраке, а затем неожиданно шакал чуть подался вперед и бесшумной размытой тенью соскользнул по стене вниз. Прошмыгнул мимо удивленной Вероники, задержавшись рядом с ней буквально на мгновение, и направился дальше. Та проследила за ним - тень замерла у ног своего хозяина. Люцифер радушно потрепал своего питомца по загривку и поднял глаза на мышонка.

   - С пробуждением, мышонок,- произнес негромко. Сам Князь сидел на каменном троне в нескольких шагах от нее.- И с возвращением,- сделал приглащающий жест.

   Она поднялась. На ней было рваное светлое платье с запекшими темными пятнами крови на груди и рукавах. То ли её, то ли Люцифера, когда она вонзила нож ему в грудь. Черт разберет. Кажется, это было так давно. В другой жизни, когда маленький мышонок пытался защищаться от льва, опьяневшего от ее страха и ненависти.

   Вероника усмехнулась, поправляя юбку.

   - Оставил, как напоминание?

   Люцифер в ответ пожал плечами. Могло значить и да, и нет. Выходка вполне в его духе. Вероника молчала, продолжая осматриваться по сторонам, Князь же поднялся и приблизился к ней.

   - Я дал тебе возможность уйти,- его вкрадчивый голос раздался совсем рядом.- Я отпустил тебя. Не скрываю, что это решение далось тяжело... Почему ты осталась? Что ты хочешь изменить, Вероника? - спросил он, разворачивая ее к себе и заглядывая в светлые глаза.

   Она ответила не сразу. А действительно почему она упустила тот шанс. Потому, что поддалась жалости. Ужасное чувство, заставляющее делать самые внезапные и странные вещи. Например, протянуть руку помощи Дьяволу. Смешно, не правда ли? Будто отверженному с подбитыми крыльями, застрявшем в горьком одиночестве и мраке, требуется помощь обычного человека.

   - Ты так отчаянно пытаешься постичь всю человеческую природу, воруешь эмоции, в попытке прочувствовать то, что сам не можешь... Я не смогу сделать из тебя человека, этого никто не сможет,- она смело посмотрела на него.- Но я могу поделиться немногим. И да, мне тебя жалко. Можешь начинать смеяться над глупым мышонком.

   Люцифер не засмеялся. Просто смотрел на нее, все также с удивлением. Этого он не мог понять. Снова жертвует собой. Только не ради любви, а жалости. Люди порой такие странные. Особенно, светлые души.

   - Несчастная моя добродетель,- проговорил, поглаживая Веронику по лицу - его прохладные пальцы коснулись щеки мышонка.- Так и хочется, снова почувствовать твой острый страх...- и улыбнулся, почувствовав, как вздрогнула девушка.- Успокойся. Это была шутка.

   - Будешь снова меня мучать?

   - Нет. Мне это не нужно... - ответил он, убирая руку.- А вообще занятно. Ты первая, кто так поступил. Остальные сдавались довольно быстро.

   - Остальные? - Вероника непонимающе уставилась на Дьявола, но тот уже повернулся к ней спиной, засунув руки в карманы.- Я не первая, кто подписал с тобой контракт? Были и другие?

   Люцифер покачал головой со словами. Ему явно польстило любопытство гостьи.

   - Потом я как-нибудь расскажу тебе эти истории, Вероника. Как-нибудь... - замер. И все также стоя к ней спиной, поинтересовался.- В прошлый раз ты сожгла свой дом, мышонок. Хочешь я сделаю для тебя такой же?

   - Нет, не нужно,- сразу же отозвалась Вероника.

   Дом их мечты перестал быть таковым уже давно. До того, как его сожрало пламя, до того, как она засыпала в кровати с давящим чувства страха в груди. Наверное, он никогда не был их домом, а исключительно её. У Николая всё сложилось совсем иначе, и ему эта мечта стала без надобности.



Капли Кристианна

Edited: 20.12.2015

Add to Library


Complain




Books language: