Верни Мою Душу

Font size: - +

Глава 10. Охота

Глава 10

 

Охота

 

Крест в руках твоих, но в битве он не годен, 
Сердце клеть свою проломит, 
Веру в Бога похоронит, 
Старый крест - не щит Господень, 
Свора бесится, и близко Черный полдень… 

Канцлер Ги «Дикая охота»

 

Она медленно открыла глаза. Да, все именно так, как и боялась. Так, как уже было однажды. Высокие угрюмые деревья, бледный свет, разливающейся серебристой дымкой между ними, холодный воздух – лишенный жара костра, он кажется ледяным.

Вероника огляделась. Никого. Прислушалась: пусть и опустилась ночь, лес всё равно полон различных звуков. Где-то ухнула сова. Кто скребся в кустах. Хрустнула ветка. И эти, пусть и приглушенные, отзвуки жизни, вселили в нее воодушевление. Почему-то Вероника боялась тишины. Или того, что должна была она принести.

Поежилась от дуновения ветра. Прикрывая обнаженную грудь руками, Вероника ждала. Ждала того, что должно произойти. Кто-то должен дать старт. И она не сомневалась  в том, кто оставил за собой подобную привилегию.

Бездонное небо, лишенное звезд. Полная равнодушная луна. И еще что-то… Страх, тот самый, который преследовал её на протяжении последних дней. Вероника не могла не узнать  его вкус, оседающий на языке белой горечью.

Осталось совсем немного, мышонок…

Вероника вздрогнула. То ли ветер действительно принес эти слова, то ли ей послышалось. Напряжение возрастало. Будто сжатая пружина, что вот-вот ударит в лоб тому, кто откроет коробку.

Продолжая обнимать себя за плечи, она закрыла глаза. Надо успокоиться. Надо взять себя в руки и унять крупную дрожь, бьющую тело. Надо подумать о чем-то хорошем. Например, о семье. О тех мгновениях, которые они провели вместе…

Старт.

Оглушающая тишина опустилась, заглушая все звуки. Веронике даже сперва показалось, что она не слышит биение собственного сердца. И только, когда её испуганный вскрик разнесся по внезапно ставшему мертвым  лесу, она поняла, что не лишилась слуха.

Потом она побежала. Паника, поднявшаяся откуда-то из глубины подсознания, заставила её двигаться вперед. Всё быстрее и быстрее. Нет, надо остановиться и снять эти неудобные туфли. В них она далеко не убежит. Да, так лучше. Так быстрее.

Луна невольно напоминала око, равнодушно наблюдающее за ней – мышонком, петляющим среди деревьев, в надежде уйти от преследователей. Страх выпустил её из своих тесных объятий, но все равно остался где-то поблизости. Верный спутник.

Вероника не знала, сколько прошло времени. Она бежала вперед, не разбирая дороги. Где этот чертов ручей, она также не знала. Да и существовал ли он вообще. Люцифер запросто мог подкинуть ей очередную жестокую шутку.

Будто плохо заточенный нож, боль вспарывала правый бок. Пробираясь через какие-то заросли, она расцарапала ноги, руки и грудь. Несколько раз споткнулась и упала. Будут синяки. Горела содранная на щеке кожа.

Она остановилась буквально на несколько минут – отдышаться. Хоть чуть-чуть набраться сил. И вот, наконец услышала их – своих преследователей. Вой разнесся по лесу, разрезая плотную тишину. Совсем рядом. Они скоро нагонят её.

И Вероника снова побежала вперед…

А ветер, летящий ей навстречу, нес с собой тот самый сухой, лишенный окраски смех. И слова: «Беги, мышонок, беги… Иначе тебя съедят». А потом снова заходился в хохоте. Ему нравилось это представление.

Темные стремительные силуэты выскользнули из тени деревьев. Самым сладким моментом в охоте всегда была игра. Жертву можно нагнать и сразу. Вцепиться зубами в горло и разорвать его, напиваясь горячей крови… Но так не интересно. Игра придавала пикантности.

Мышонок бежит впереди, надеясь достигнуть ручья. И они дают ей небольшую фору, крепко держась за ниточку запаха. Пусть измотается: бег и страх отнимают много сил. Пусть поверит, что может от них оторваться. Пусть.

Они дали о себе знать, когда до ручья оставалось совсем немного. Больше всего они любили убивать, когда жертва почти достигла воды. Когда остается буквально несколько шагов до спасения – и тут-то они забирают её себе. Отчаяние, боль, страх, кровь – незабываемая головокружительная смесь.

Воздух стал тяжелее от влаги. Значит, она близко… Pначит, есть шанс выиграть эту гонку! Неужели?

Соленый пот заливал глаза, стекал по спине и по груди. Влажные волосы прилипли к лицу. Дыхание с хрипом вырывалось из легких. Сил осталось очень мало. Она прислонилась к шершавой коре дерева.

Беги, мышонок, беги…

Этот шепот сводил с ума. Он всё знал, всё видел и смеялся над её жалкими попытками. Снова бросил мышонка в клетку со львами и теперь наслаждался  её беспомощностью.

Иначе тебя съедят…

Вероника оглянулась. Ее преследователи были рядом. Это очевидно, что они специально загнали её сюда. Точно, также, как и Люцифер, его поданные любят игры. Жестокие игры. 

Хрустнула ветка. Послышался кашель волка. Скоро игре придет конец. Совсем недолго мышонку осталось.

Она собрала остатки сил и сделала рывок вперед. Перед глазами всё слилось: только белые и черные полосы. Свет и тени. Вероника показалось, что она даже увидела посеребрённую поверхность воды преждеб чем рухнула на землю. То ли споткнулась, то ли просто силы закончилось.

Мягкий покров прелой листвы. Невероятно уютный для усталого тела… Вероника попыталась подняться. Неудачно. Упала обратно. Она заметила, как черные тени отделились от сплошной черноты. Оборотни. Ловушка захлопнулась.



Капли Кристианна

Edited: 20.12.2015

Add to Library


Complain




Books language: