Вернись из-за Грани

Вернись из-за Грани

 

                                                                                                         Как всегда П. Ты – самый лучший отец

                                                                                                         на  этом свете и за Гранью!

Снежинки танцевали вокруг ее лица. Вдалеке плескалось белое море, а на небе золотистым цветком расцветало солнце.
Близилось Рождество, но Мери не чувствовала себя счастливой, особенно во время  праздников. Уже давно, с тех пор как она потеряла Ежика, своего отца. То было его прозвище, придуманное ею детстве. 
Когда он приходил, подстриженный, девочка гладила его по голове и кричала:
- Ежик, ежик!
Напрасно она пыталась утешиться – Ежик был ей больше чем отец, больше чем друг, он был всем для нее. Товарищем, учителем, идеалом, самым лучшим, самым любимым.
Да, годы стерли огненную боль, но иногда, особенно по ночам Мери пыталась разговаривать с отцом, думала о том, как бы он был счастлив увидеть ее картины.
Раньше они встречались во снах за Гранью, но уже третью неделю Мери не могла достучаться до Ежика.
Девушка вздохнула, и поплотнее закутавшись в полушубок,  поспешила в университет. Сегодня ей хотелось прогуляться, и Мери шла по обледеневшим улицам, пока не устала. До занятий оставалось пять минут. 
Она свернула в небольшой колодец-дворик, разгребая снег, и нырнула в кусты, усыпанные бледными ягодами. Она шагнула, переносясь прямо в пустую аудиторию, где должна была пройти пара.
- И почему я не умею делаться невидимой?  - пробурчала Мери, садясь за парту и доставая альбом.
«Что же нарисовать? – задумалась она. – Может быть Грань?» - и холодком затопило предчувствие. Предчувствие того, что она может, она может попасть туда во плоти, и для этого не обязательно умирать!
Если бы было так!
Дверь открылась, и в аудиторию хлынули студенты, смеясь и беседуя.
Ее подруга, Линка просто фонтанировала радостью. 
 - Совсем скоро должны были начаться каникулы! 
- Половину, из которых займет сессия, заметила Мери.
- А подарки!
- Подарки — это здорово, — согласилась Мери, думая об Алане. Что же подарит ей любимый? Мери не видела его два дня и уже успела соскучиться!
- И, знаешь, — Линка наклонилась к ней и прошептала. – Я слышала… или где-то читала, —  она нахмурилась, стараясь сформулировать мысль, — что именно в Новый год лучше всего колдовать. И недавно в одном журнале писали о том, как возвращать мертвых! 
Глаза Мери вспыхнули, как угли в костре:
- Мертвые не возвращаются! 
- Да, —  Линка скуксилась. – Это хорошая сказка.
 Отсидев три пары, Мери перенеслась в мир, где жил Алан, прямо в подъезд его дома. Она  загадочно улыбалась, нажимая кнопку звонка. Мелодичные трели звенели, как голоса певчих птиц. 
Чарующие мечты о предстоящем свидании рождались в ее голове. 
Алан открыл дверь и улыбнулся. Осторожно взял ее руку за запястье и убрал от звонка.
- Опять задумалась? – прошептал он мурлыкающим голосом.
- Ага, – Девушка скинула полушубок, сняла шапку, шарф и варежки.
- Идем, – он увлек ее в комнату.
- И почему тебе здесь нравится? Брр, – девушка поежилась, глядя на мрачную пустую землю, виднеющуюся в окне, на черное солнце, льющее  свои лучи. – Ведь, милый, я могу создать любой мир! Любой мир, какой ты захочешь!
- Тут мой дом, – покачал головой юноша, не сводя с нее влюбленного взгляда, не в силах оторваться. – Здесь моя семья, ты же знаешь.
Семья у Алана была небольшая: бабка-колдунья Эрит и сестра Кэтис.  
- И здесь я могу быть полезным людям, – продолжил он.
- Как знаешь, – Мери передернула плечами. – Но однажды твой мир погибнет, я чувствую это.
- Тогда и решим, – сказал он.
- А что если меня в тот момент не будет рядом?
- Как-нибудь справимся. И, вообще, проблемы надо решать по мере их поступления.
- Это правда, – Мери плюхнулась на диван и печально задумалась. 
Алан присел рядом и обнял ее за плечи. Прижался губами к тонкой шее, вдыхая цветочный аромат духов.
- Как ты думаешь, – сказала она, – можно ли вернуть умершего человека?
Алан оторвался от нее и задумался. 
- С научной точки зрения, это невозможно. Но мы видели многое, что выбивается за рамки науки. Так, что я не стал бы утверждать наверняка.
- Спроси бабушку! – Мери взглянула в его лицо с мольбой. – Только не говори, что я прошу!
- Как будто ты меня не знаешь, – пробурчал Алан. – Все, что пожелаешь.
- Конечно, можно  навестить нашу подругу…  Но сначала, пусть так. 
- Кто-то обращает на своего жениха слишком мало внимания!
- Извини, –  Мери смущенно улыбнулась и поцеловала его. 
Но даже тогда она не забывала о своей новой надежде. И пусть она невозможна, невыполнима.

В избушке колдуньи терпко пахло травами. Алан, снова удивился, где она добывает их в мире, в котором не осталось почти ничего живого.
- Ба! – крикнул он, с наслаждением снимая защитный костюм. Мертвые земли нельзя было посещать без должной защиты. Все здесь пропитано смертью.
 «Да, Мери права, –  подумал он, – наш мир полон смерти, но все равно я не сбегу отсюда, потому что кто, если не я, останется защищать его».
Так капитан не покидает тонущий корабль.
«Но однажды мне придется. Когда мы… будем жить вместе».
 Алан не хотел, чтобы его дети жили здесь. Мысль о будущем браке и детях пугала его и в тоже время влекла.  Ведь он любил Мери, хотел быть вместе  с нею, но пока что не был готов к такой ответственности.
Или был бы, если бы она захотела? 
Он окончательно запутался.
- Что соскучился? Вторую неделю тебя не было! – Эрит сложив руки на груди, хмуро глядела на него. – Все со своей девчонкой веселишься?
- Ба, Мери хорошая девушка, не  надо, пожалуйста, про нее так говорить, - в глазах его полыхало тщательно сдерживаемое раздражение.  – Нас загрузили в институте, поэтому меня так долго не было. Запасы кончаются и с этим надо что-то делать.
- Ладно уж, садись, –  и ведьма полезла в холодильник. Достав белую кастрюльку, понесла разогревать.
Покушав супа с говядиной, Алан принялся за работу. Помыл полы любимой бабушке, починил забор. 
А после, развалился  на старой тахте, с улыбкой глядел, как Эрит перебирает травы. Длинные волосы лежали на плечах, молодое лицо было сосредоточено – морщинка между бровями, плотно сжатые губы. Алан  уже привык, что его бабушку часто принимают за мать. Плюсы того, чтобы быть колдуньей.
- Ба, – позвал ее юноша. – Скажи, возможно, ли воскресить мертвого?
Эрит отложила травы и подошла к нему.
- Ты хочешь воскресить … родителей?  – ее горло сжало спазмом. Они погибли во время первой катастрофы.
- Знаешь, ба, я ведь даже не помню их. Да, хотелось бы, но пожелают ли они этого? Для хорошего друга, спрашиваю…
- Это можно сделать, –  Эрит бросилась к шкафу и принялась копаться в книгах. – Только нужно отдать многое. И тело где-то взять…
- Тело можно вырастить, – сказал Алан. – Только это близко к фантастике.
После того, как Мери вошла в его жизнь танцующей походкой, фантастика стала реальностью. 
- А почему ты… не… по…могла родителям? –   Алан старался успокоиться  и не злиться, но у него не получалось.
- Да как ты можешь такое говорить! Я все силы отдала за них тогда… А воскрешение… слишком высока была плата… И ты  на руках у меня орал… Думаешь, легко ребенка вырастить? Если бы я осталась за Гранью, кто бы тебя растил?
- Нет, не знаю  –  Алан покачал головой.
- То-то же, – ведьма складывала книги обратно. –  Было же где- то заклинание. Потерялось! Тьфу! Совсем старая стала.  Но я бы не советовала воскрешать, потому что грань в тот миг истончиться и это очень опасно. Для того, кто взывает. Он может остаться там навсегда. Так что я не советовала бы твоему другу это делать. И сил надо море на это бухнуть.  Как бы сам не ушел за грань.
- Он справиться.
 «Мы справимся», –  подумал Алан. Однако тревога по-прежнему царапалась изнутри злым котенком.
Ведь он всегда будет с ней.
- Мертвым – мертвое, живым – живое, –  сказала ведьма. – Не стоит их тревожить.
- Книгу дашь? – спросил внук.
Колдунья лишь хитро улыбнулась, вместо ответа.



Елена Евдокименок

Отредактировано: 13.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться