Вернись! Пока дорога не забыта

Font size: - +

Всё поменялось, и что же? Цели другие, прошлое видится иначе

77.  Титания. Императорский дворец

Всё поменялось, и что же? Цели другие, прошлое видится иначе

 

Вдова Лейпоста хлопотала о привилегиях для себя и детей взамен отданной на благо империи жизни супруга, но получила отказ. Меерлох злился на своего доверенного за неудачу в устранении Энварда II, и самовольную задержку в Ладельфии, когда пришла беда. Будь Лейпост здесь, не смог бы Кутрох так преуспеть в своих злодеяниях. Близость смерти потрясла императора Титании, он долго не верил в спасение, постоянно прислушивался к своему телу, точно ли противоядье помогло, или смерть ещё ждёт свою жертву. Отпущенное Кутрохом время миновало, но племянник мог и обмануть, даже скорее обманул, чем сказал правду. Радостное известие о возвращении дочери отвлекло Меерлоха от тоскливых мыслей, но ненадолго. Молчаливая задумчивая Ильберта предпочитала уединение. Ни с кем не хотела видеться, не отвечала на расспросы, отказывалась принимать гостей, даже прогуливалась одна, отсылая назойливых фрейлин. Изредка она навещала не покидавшую свои покои мать. Императрица всё ещё страшилась похороненного с надлежавшими почестями Кутроха. Ей казалось, что тень погибшего родственника бродит по дворцу.

Государственные заботы тяготили императора. Он заставлял себя читать прошения, выслушивал доклады. В другое время Меерлох гордился бы благими переменами. В пустующих много лет деревнях расселились полонийские крестьяне. Все желающие прибыли на одном корабле, но если у новых жителей метрополии дела пойдут хорошо, то в следующем году их будет больше. В граничащей с Крыландией провинции этой весной распахали заброшенные поля. Урожай будет обильным впервые за много лет. На базарах уже есть овощи, зелень, ягоды. Читая сообщения из этих мест, император вспоминал, как супруга и дочь рассказывали о макрогальском принце, снабдившем многие крестьянские семьи Титании семенами. Интересно, как здоровье Виолета, идёт он на поправку или всё уже кончено? Известий о смерти не приходило, но они могут запаздывать. Каким-то непостижимым образом судьбы императора и принца переплелись, и Меерлоху страшно было бы однажды услышать, что Виолет умер. Пожаловала делегация из Полонии. О подготовке Энвардом II посольства в метрополию предупреждал Макос, но целей он не знал, это беспокоило. Очень уж не хотел правитель выслушивать какие-нибудь обвинения. Он от души радовался тому, что Лейпост не сможет свидетельствовать против него, а других, посвященных в их давние дела, просто нет. Приезд Эльсиана во главе делегации удивил. Поразмыслив, Меерлох нашёл разумным решение Энварда. Король, скорее всего, опасался за свою жизнь, помня подстроенные Лейпостом злоключения, а Дестана не хотел ставить выше сына. Протокол торжественного приёма упростили, Меерлох счёл визит принца рядовым. Вскоре он понял ошибочность этого. По просьбе Эльсиана в зал внесли небольшой столик. Один из посланников вышел вперёд и, установив на столе ларец, раскрыл его.

– Что это? – изумился Меерлох, увидев крупные сверкающие изумруды.

– Образцы, ваше императорское величество, – ответил полонийский принц, – король Энвард второй предлагает выкуп за суверенитет Полонии. Кроме этого подношения будут другие. Вот, извольте посмотреть документы, здесь оценка камней и расчет общей суммы.

– Откуда такое богатство? – Меерлох, не выдержав, поднялся с трона и подошёл к столу, желая лучше рассмотреть содержимое ларца. Он знал толк в изумрудах.

– Дар Драконьего Чрева. – Лёгкая улыбка тронула губы принца.

– То есть как? Дар?

– Мой отец принял приглашение короля Макрогалии посетить Новый замок, но на пути туда мы попали в долину, не имеющую выхода. Это вам известно. – Эльсиан дождался утвердительного кивка императора и продолжил: – Пришлось отводить озеро, осушать затопленную пещеру, что соединяет Драконье Чрево с морским побережьем. В этой пещере рабочие обнаружили содержащую изумруды жилу.

– Что же Руденет? Он знает об этом?

– Макрогалия уступила добытые нами драгоценные камни в оплату невольного пленения.

– Невольного пленения, – безотчётно повторил Меерлох последние слова, любуясь изумрудным блеском, – макрогальцы  не скоро обнаружили бы эти сокровища…

– Не представляю, как это могло произойти. Все пользовались ущельем, о пещере не знали.

– Камни передадут ювелирам, и документы требуют изучения. Мой ответ услышите дней через десять.

Изящный поклон принца был ответом на слова императора. Весь последующий день Меерлох не мог приступить к полонийским расчётам. Он размышлял об удивительных случайностях. Вот ведь, дала все-таки плоды затянувшаяся интрига Лейпоста. Разве можно получить равный предложенному выкупу доход от полуколонии, даже если переселить всех её крестьян в Титанию. Пожалуй, надо наградить своего подручного посмертно, пусть вдова утешится. Интересно, сколько ещё у Энварда изумрудов? Что-то себе да оставит. Отпустить его, да и забыть! Король Полонии становится неуправляемым.

Прошёл торжественный обед, отгремел бал-маскарад. Ильберту нигде не заметили. Эльсиана огорчило отсутствие принцессы. Она так внезапно, ни с кем не прощаясь, уехала из Полонии, сын Энварда II хотел узнать причины этого. Разговорчивая фрейлина во время танца поведала о пленившей императорскую дочь меланхолии. Весь двор сожалеет о жизнерадостной, очаровательной хохотушке Ильберте, превратившейся в унылую куклу. Принц уже думал, что никогда больше не встретит эту девушку. Согласится её отец на выкуп, Полония станет свободной страной, незачем будет приезжать в метрополию, останется лишь сожаление о несостоявшемся разговоре, об упущенной возможности повидать титанийскую принцессу. На следующее после бала утро, тревожа шагами пустынные дорожки парка, Эльсиан набрёл на увитую плющом беседку. Там, наверное, хорошо укрыться от яркого солнца. Слегка наклонившись, молодой человек нырнул внутрь. Глаза не сразу различили, кто стоит в тени густой листвы:



Ирина Ваганова

Edited: 03.08.2018

Add to Library


Complain




Books language: