Вернись за мной

Размер шрифта: - +

Глава 5

Понедельник, 15 сентября

10:49

На следующий день весь колледж как будто застыл. И я думаю, что это не из-за того, что умерла Шелби, а из-за самого факта смерти. По тихим, но уловимым разговорам среди студентов я знала, что Шелби не была всеобщей любимицей. Определенно, убийца являлся кем-то из учеников, и это, определенно, навеяло страх на всех.

Мы с Линой пришли в кампус без особого энтузиазма. Странно было горевать, потому что Шелби не была близким нам человеком, но все же. Смерть – это хреново. Смерть от чужих рук – хреново вдвойне. Тем не менее, погода в городке стояла прекрасная, даже умопомрачительная. Солнце в сентябре слепило глаза, небо было чистым, а деревья словно оживились. Казалось, погода тоже не верила в это и прощалась с Шелби должным образом.

В перерывах между парами я и Лина встретились на улице. Сидя на лавке, мы пытались завести какой-то разговор, точнее подруга пыталась выйти со мной на связь, но я по большей части молчала. До сих пор чувство стыда преследовало меня, и я осознавала, что пути назад нет. Если сегодня я скажу полиции, что была там, но скрыла сей факт, то стану, наверное, первым подозреваемым, утягивая за собой Хантера, который, в свою очередь, имел багажник наркотиков. Полный пакет провала.

– Привет, вы как? – я разглядывала траву, когда к нам подошел Джейк.

Он сел на лавочку рядом с Линой. Я подняла свой взгляд на него и немного ужаснулась. Когда я видела Джейка прежде, он всегда выглядел бесподобно с уложенными волосами и прекрасной улыбкой. Сейчас же он, напоминая мне всех студентов, создавал месиво плохого сна и страха.

– Никак, – сказала я и опять начала разглядывать траву.

Хотелось спросить, где сейчас находился Хантер, но что-то заставило меня промолчать. Я не хотела его видеть, потому что винила во всем случившемся вчера. Шелби пошла за ним. Если бы она не пошла, возможно, осталась жива. У него были наркотики, что тоже играло весомую роль. Зачем везти наркотики на вечеринку, где кругом были преподаватели и другие люди? Пусть он употребляет, мне все равно, но именно это стало причиной нашего молчания. Да, мы были там, но могли объяснить, что ничего не делали с Шелби.

– Обстановка просто ужасная.

По телу прошли мурашки, когда я услышала знакомый голос. Хантер сел рядом со мной, но я не посмотрела на него. Просто не смогла. Я вспомнила его вкрадчивый голос вчера, когда он принудил меня уйти. И вновь тошнота приступила к горлу. Мы совершили преступление. Я не знаю, буду ли молчать, когда придет полиция. Неуверенность, словно плед, окутывала меня с каждой секундой все больше и больше.

– Не хочешь поговорить? – спросил Хантер, наклоняя свое лицо ко мне.

Я подняла свои глаза него, но тут же посмотрела на нечто другое за его спиной. Этим «нечто» была девушка, подруга Шелби, которая стремительно приближалась к нам. Ее лицо пылало от ярости и отчаяния, и я знала, что за этим ничего хорошего не последует. Она даже не стала дожидаться полного приближения к нам, начав говорить на полпути:

– Это все из-за вас! – она кричала на весь двор, видимо, решив закатить сцену. Палец девушки, чье имя мне до сих пор не известно, метался от меня к Хантеру. Что ж, в этом я не могла с ней не согласиться. – Ты и твоя очередная шлюха стали причиной смерти Шелби! Она пошла за вами! Если бы она осталась, ничего бы не произошло... – она не успела закончить свою речь, так как ее сумка стала неистово приземляться на Хантера.

Я молчала. Не буду оправдываться, потому что ее слова были чистейшей правдой. Хантер поднялся и перехватил ее руки, а Лина прижала меня к себе, защищая от следующих нападок. Моя благодарность была выражена в слезах, которые уже намочили кофту Лины. Моих сил не хватило на то, чтобы смотреть, что будет дальше, но я слышала, как Хантер что-то тихо шептал той девушке.

– Нас там не было, Райли, – пытался он ей объяснить. Его голос был полон решимости, и я вспоминала, что чувствовала в тот момент, когда Хантер говорил мне те же слова. Ничего. В тот момент я ничего не чувствовала.

Не помню, как Лина отвела меня в аудиторию, где проходило следующее занятие. Теперь все знают, что можно было винить нас, но вот только никто не знал, что мы действительно были там. Хантер слал мне сообщения, но я просто не читала их. На самом деле, я ждала полицию, чтобы все рассказать, но как потом друзья будут смотреть на меня? Они будут считать, что я лживая и трусливая сука, которой и являлась, по правде говоря.

Я очнулась на том моменте, когда преподаватель позвал всех нас на допрос к сотруднику полиции. Поочерёдно людей выводили из аудитории, уводя в какую-то комнату. Интервал между каждым составлял не более десяти минут. Поэтому за двадцать-тридцать минут я должна была решить: признаться или молчать. Какая-то буря эмоций была во всем теле, и я не знала, как от этого избавиться. Кулаки сами по себе сжимались и разжимались, дыхание учащалось, а мозг, кажется, должен был скоро взорваться, но все это исчезло, когда я услышала свое имя в бесконечном потоке.

Встав, я нерешительно пошла к преподавателю, который стоял у двери вместе с полицейским. По мистеру Бранту, который давал нам все необходимые знания, было видно, как эта процедура ему противна. Я молча шла за полицейским, в то время как он, уже, наверное, выучив маршрут, вел меня по коридорам. Мы дошли до преподавательской комнаты. Перед тем, как впустить, полицейский небрежно осмотрел меня, попросив оставить телефон на маленьком кофейном столике.

Когда я вошла, кажется, из легких пропал весь воздух. Детектив Паркинсон, как он представился, показал на стул, и я села. Паркинсон сидел на краю стола, засучив рукава рубашки, и бегло просматривал какие-то бумажки. Его глаза на секунду расширились, и после он сразу же спросил меня:



Алёна Жар

Отредактировано: 19.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться