Вернись за мной

Размер шрифта: - +

Глава 6

Понедельник, 22 сентября

11:36

С момента убийства Шелби прошла уже/всего неделя. Студенты потихоньку приходили в себя (уже была запланирована вечеринка на этой неделе), преподаватели стали вновь говорить об учебе, а не о том, как тяжело потерять друга. У полиции, насколько мы все знали, не было никаких догадок по поводу убийцы. И это настораживало больше всего.

От Неизвестного ничего не было слышно, чему Хантер радовался. Я же все еще переживала, просматривая каждый час телефон, чтобы посмотреть во входящие сообщения. К счастью или сожалению, там было пусто. Мне просто не верилось, что Неизвестный, написав каких-то три слова мне и Хантеру, успокоится. И только вопросы не давали мне нормально спать: зачем Неизвестный убил Шелби? Было ли это совершено, чтобы просто утолить жажду, или с каким-то умыслом? Найдут ли убийцу, несмотря на то, что он не оставил улик?

Он оставил улику, написав нам. Может, Хантер и не был таким крутым хакером, но в полиции могли бы узнать больше, чем мы.

Тем не менее, за эту неделю произошло и кое-что хорошее. Мы с Хантером сблизились. Не так, как бы вы могли подумать, мы не целовались, но общаться стали лучше. Я уже не боялась, что нас кто-то увидит. После занятий мы иногда проводили время вместе. Я узнала, что он учится на экономическом факультете, любит соленый попкорн, его любимый писать – Стивен Кинг, поэтому Хантер с нетерпением ждал выхода «Темной башни». Его младшей сестре было одиннадцать лет, и она потихоньку начинала переживать по поводу своего внешнего вида, мальчиков и прочей чепухи в подростковом возрасте.

Мы часто разговаривали о музыке, точнее часто спорили. Хантер был за «старый» рок, мне же больше нравились композиции «нового» рока, начиная с 90-х годов. Он ненавидел, когда я говорила «старый» или «новый» рок, потому что считал, что у такой музыки не было возраста.

У нас даже появилась собственная фишка. Мы часто придавали вещам какой-либо вкус. Так, он считал, что его машина по вкусу как малина, его стиль в одежде – черника. Мы одинаково ненавидели грейпфрут, поэтому часто называли так то, что нам не нравилось.

Я сидела на паре по журналистике. Мистер Скиттелс рассказывал о телевидении, показывая нам разные ролики с места происшествий. Часто я записывала его слова в блокнот, так как он говорил довольно правильные вещи. Мне нравились такие преподаватели. Мистер Скиттелс всегда старался преподать информацию таким образом, что становилось действительно интересно. Он проводил разные интерактивы, мог отвлечься от темы, свободно обсуждая что-нибудь со студентом и никогда не стеснялся провокационных вопросов.

Вновь достав телефон из кармана, я зашла во входящие сообщения. Ничего. Я никому не говорила, что беспокоюсь о том, что Неизвестный исчез. Знала, что часто мои беспокойства бывают на пустом месте. Собираясь убрать телефон обратно в карман, я почувствовала, как он завибрировал у меня в руке. От неожиданности я уронила его на пол. Тут же в голове пронеслась куча мыслей, пока я поднимала его. Страх парализовал мои пальцы, в которых я держала упавший телефон экраном вниз. Мне не хотелось знать, что там. Возможно, простое уведомление из Инстаграма или Фейсбука, но когда я разблокировала его, то увидела сообщение, от которого мурашки прошлись по спине.

Неизвестный: Обернись.

По его воле я так и сделала, но ничего такого не увидела. Я безуспешно пыталась выяснить, кем являлся Неизвестный, но все студенты смотрели на Мистера Скиттелса.

Это какая-то шутка.

Я помнила, как Хантер предупреждал меня о том, что, если Неизвестный вновь напишет, не отвечать ему, не провоцировать его. Но в тот момент что-то дернуло меня ответить. Я хотела знать больше. Мне нужно было выяснить, кем был Неизвестный.

Я: Что тебе нужно?

Секунда, и я обернулась назад, вновь осматривая всех студентов, но они все также смотрели на преподавателя. Волнение вновь начало отдаваться в моем теле, поскольку я не заметила, как впиваюсь ногтями в кожу. Только вибрация от телефона заставила меня разжать кулаки.

Неизвестный: Мне нужна справедливость.

Я не понимала, о чем он говорит, но отвлеклась, когда пришло еще одно сообщение.

Неизвестный: Не парься, меня здесь нет. Я просто пошутил.

Это, черт возьми, совсем не смахивало на шутку. Убить человека – не шутка. Я вообще не понимала, как он мог нормально, по всей видимости, жить после содеянного. Разве Неизвестный не чувствовал вину? Он отнял жизнь. Даже не так – он перерезал Шелби горло. Он заставил весь колледж трястись от страха, чувствуя уязвленность. Кажется, Неизвестный знал, какую власть он может иметь.

Я просидела в ожидании пару минут, но следующих сообщений не последовало. Убрав телефон обратно в карман, я пыталась сосредоточиться на словах, которые произносил Мистер Скиттелс, но у меня не получалось. Каждый раз я возвращалась к словам Неизвестного. Мне нужна справедливость. Кто-то его обидел. Причем, если рассматривать убийство Шелби, то очень сильно обидел.

За пять минут до конца пары мне вновь пришло смс.

Неизвестный: Но не про Хантера. Он – зло.

Как только закончилась пара, я сорвалась с места и буквально выбежала из аудитории. Мне срочно нужно найти Хантера.

Почему Неизвестный считал Хантера злом? Пытался ли он отомстить ему, убив Шелби? С каждой секундой я задавала себе все больше вопросов, даже не замечая, что начинаю злиться. Кажется, из ушей уже шел пар. Не знаю, на что конкретно была направлена моя злость. Хантер что-то скрывал от меня? Что ж, он просто не имел на это право, после того, что случилось неделю назад. Мы вместе погрязли в этом, поэтому я, черт возьми, хочу знать все, что происходило с ним в колледже и, возможно, за его пределами.



Алёна Жар

Отредактировано: 19.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться