Вернуться любой ценой

Размер шрифта: - +

Глава 27

Следующая неделя не давала ни шанса мыслям о Бране, повседневные заботы захватили меня с головой. Мама в течение четырех дней просыпалась все моложе и моложе, пока, наконец, не застыла где-то в возрасте «чуть меньше тридцати», я же с трудом тянула на двадцать. Это откровенно пугало, так как адепты не воспринимали всерьез «малолетнюю пигалицу» и пытались игнорировать наказания, вернее, отправляясь ко мне «на ковер», рассказывали одногруппникам, что думают о «протеже ректора». Вот только я не собиралась никому ничего доказывать и пошла по легкому пути, просто пользуясь своим таким редким даром. И из моего кабинета провинившиеся уходили вдохновленными на трудовые подвиги во благо академии: вытирать быль в библиотеки без магии, помогать на кухне с «черной работой» тоже вручную, также присутствовали «наряды» в виварий и оранжерею. К пятому наказанному адепты поняли, что внешность не показатель и начали меня побаиваться, все кроме тех ребят, что помогали очищать кабинет. Они почему-то стали моей группой поддержки. Эти мальчишки и девчонке в свободное время возились с Кирюхой, бытовички и вовсе брали его на все свои профильные занятия. Мама тоже немного освоилась и часто покидала свое рабочее место, чтобы посидеть с внуком на парах по бытовой магии или с первым курсом слушала пары по основам стихийной, пытаясь разобраться в своих новых способностях. Особенности нашего «семейного дара» она поняла очень быстро, и осознала всю его серьезность, благо объяснить ей, как отгородиться от чужих мыслей, влезть под щит или что-то внушить мне не составило труда, я ведь фактически освоила все это практическим путем, методом проб и ошибок. Осталось просто рассказать, как все это проходило. Ну и медитировать всей семьей, хотя Кирюха пока не понимал, зачем ему сидеть на одном месте и «смотреть в себя». Его магия так же как и у мамы начала проявляться, чаще всего спонтанно и я просто не представляла, чего ожидать в следующую минуту. Как воздушник-огневик он представлял опасность для окружающих и себя, это тоже самое, что в нашем мире дать ребенку гранату с выдернутой чекой. Только ничего не изменить, оставалось держать себя в руках и страховать его. Этим и занимались парни с боевого, последствия же доставались факультету бытовой магии. Но страшнее всего, что ребенок, как и любой другой в его возрасте, не имеющий пока точных границ хорошо и плохо, обладал достаточной силой разума, чтобы заставить человека сделать то, что он хочет. Радовало только то, что практически все в академии умели ставить защиту от ментального воздействия, а он оперировал пока сырой силой эмоций и взломать ее не мог. По крайней мере, я так думала.

‒ Мисс Ласткин! Мисс Ласткин! ‒ в кабинет без стука влетела адептка Паго, одна из моих девчонок-бытовичек. ‒ Скорее, там Кирилл в зале стихийной практики с парнями.

‒ Что?! ‒ я подскочила со стула, разом побелев и растеряв всю степенность присущую должности. ‒ Какого фига он там делает? ‒ это я уже спросила на бегу, вылетая за Дени.

‒ Он с нами был, но когда пара закончилась, мы с мальчишками встретились в коридоре, и даже как-то не заметили, как он отпросился у нас и попросился к ним, после рассказа парней о крутом уроке, где они будут разыгрывать «бой». Я пришла в себя первой и сразу к вам побежала.

Это были долгие три минуты, пока мы бежали до нужного кабинета, но я про себя себя же от души поблагодарила за утреннюю физкультуру, пусть немного одышка и мучила, но желания рухнуть в обморок вроде не было. Дверь открыла еще на подлете воздушным щупом и на секунду замерла, увидев, что натворил мой ребенок.

Он превратил трех парней в персонажей мультика «СуперКрылья», один изображал Джета, летал под потолком, доставляя файерболы и прочие доступные заклинания в виде посылок, второй пританцовывая, видимо Джером, помогал ему с земли,  третий искренне пытался помочь пострадавшим, а в итоге попадал под огонь сам, точно Донни. Малой же сидел и приговаривая: «Все приборы включены, включены», играл роль Джимбо и отправлял «посылки». Остальные носились хаотично по залу, только преподаватель Стихий медленно, но верно крался по стеночке ко мне.

‒ Мисс Ласткин, ваш ребенок чудо, я понял все пробелы в образовании моих адептов, но сделайте с ним что-нибудь, пока никто не пострадал. Я даже обещаю, что буду с ним сам заниматься, только амулет от воздействий посильнее приобрету, ‒ вид взрослого мужчины, испуганного моим чадом, привел меня в чувство.

Я сформировала щит и потихоньку пошла к сыну.

‒ Кирюша, зайчик, ты играешь?

‒ Игаю, мам, ‒ повернувшись ко мне сообщил невероятно довольный ребенок.

‒ Сынок, а ты у мальчиков спросил, хотят ли они играть в твою игру? ‒ сын задумался и потерял связь с адептами, те быстро сориентировались и покинули «зону поражения», то есть все спрятались за преподавателя.

‒ Попосил поигать, ‒ резюмировал свою мыслительную деятельность Кирюха.

‒ А они хотели? ‒ настаивала на точном ответе я.

‒ Неть, ‒ уныло протянул сын. ‒ Киил хотел.

‒ Малыш, давай договоримся, люди ‒ не игрушки, нельзя их заставлять делать то, что ты хочешь, ради развлечения. Иначе они не будут с тобой дружить. Тебе же нравится дружить с ребятами? ‒ я махнула в сторону столпившихся адептов.

‒ Да, ‒ кажется, сын был готов расплакаться.

‒ Мой хороший, я тебя не ругаю, мы все ошибаемся, теперь ты знаешь, что так делать нельзя, но извиниться все равно нужно. Ты меня понимаешь?



Анна Митро

Отредактировано: 08.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться