Вернуться любой ценой

Размер шрифта: - +

Глава 12

Сессия… Сколько муки в этом слове. Но оказывается, сессия это очень приятно, когда ты не студент и не преподаватель. Поэтому я, проходя по коридорам академии последнюю декаду года, злорадно скалилась. Как когда-то слышала дома: «У соседа корова сдохла, мелочь, а приятно». Вроде бы и не хорошо чужому горю радоваться, а все равно настроение приподнятое, ну не все же мне тут мучится от бесконечных счетов, согласований и подписей и вечерних тренировок, пусть студенты тоже пострадают.

Хотя тот список студентов, что мне приносила Маргарет, пришлось прошерстить, вызвать лентяев и неучей на ковер, откостерить и дать дополнительное время на досдачу. Вроде отчитываются. Просто выбор стоял, либо отчисляю и возвращаю родителям с позором и запечатанным даром, либо сдают и отрабатывают у тех преподавателей, где отставали. Все выбрали второе. Дураков не нашлось.

Расследование Брана по некромантам, ученику и учителю не дало ничего, первый слишком поздно инициировался, а второй не замечен в порочащих связях. Профессор вообще ни в каких связях не замечен, нелюдимый, общается только со своими студентами, даже с преподавателями не особо контактирует. Ему милее те, кто уже никогда не заговорит, комфортно там, где холод, голод и покой. То есть на кафедре некромантии. Мы опять в тупике. Меня преследуют какие-то странные ощущения, но не оформленные в мысли, вроде истина вот, где-то рядом, но где, и как выглядит, не понятно.

Но время бежит, сегодня последний день экзаменов, завтра бал, послезавтра я должна отпустить студентов по домам и сама отправится туда же. То есть во дворец. К празднованию главного праздника года. С Асмондом вы переговорили мельком. Он пообещал, что сократит мое участие в официальной части максимально, но в развлекательной разбираться придется самой, отбиваясь от жаждущих со мной пообщаться,

Уже на обеде большинство студентов обсуждало лишь, как они сейчас завалятся спать до завтрашнего утра или сгоняют до города за какими-то мелочами для праздника и как успеть до комендантского часа, что наступал в девять вечера. Девчонки обсуждали наряды, мальчишки ‒ скидывались на выпивку. Как они собирались ее проносить в общежитие, я не представляла, но ловить с поличным не собиралась, для этого есть привратник и кураторы. И вообще, праздник же. Мы в их возрасте тоже куролесили.

Обстановка была настолько умиротворяющая, что не раздражало ничего, кроме как отсутствие подарков для двух единственно близких мне людей здесь, Брана и Асмонда. Еще хотелось бы какой-нибудь презент преподнести Маргарет, нельзя было оставить такую волшебную женщину без сюрприза. Поэтому мне, как и многим моим подопечным светила поездка в город. К счастью, меня не касался комендантский час, к сожалению, после восьми уже ни одна лавка не работала и тут все были равны.

Поэтому пообедав, не переодеваясь, лишь захватив плащ, я, присвоив академический экипаж, понеслась в город. Улицы уже были кокетливо украшены флажками, фонариками, веточками и цветами, ярко-наряженный народ прогуливался по рядам ярмарки, то тут, то там слышались призывы поглядеть выступление артистов и передвижных театров, попробовать фрукты в карамели или выпечку.

Очень быстро нашла неприметную магическую лавку на параллельной базару улице. Купила там пару противоударных рубашек «брату», такие спасут от кинжала в сердце, зелье бодрости без обычного отката в виде суточного беспробудного сна для Брана. Еще нашла милый, не бьющийся сервиз для миссис Таркл и, оставила уже полугодовое жалование обычного преподавателя, как подумала о «своей» невестке. Неприлично получится оставить ее без подарка. И пока глаза шарили по полкам, ко мне неслышно подкрался продавец.

‒ Я могу вам чем-нибудь помочь, господин?

‒ Да, наверное, ‒ задумчивость не хотела отпускать меня. ‒ Не знаю, что подарить жене родственника. Сами понимаете, женщины, ‒ постаралась растерянно улыбнуться. ‒ Да еще мы не особо знакомы, но без подарка оставить нельзя.

‒ А вы знаете какие-то ее особенности, что любит, чем увлекается? Вышивка, чтение, может, сочиняет стихи? У меня есть иголки, что не колют владельца, нитки, зачарованные не путаться, дневники, исправляющие ошибки и подсказывающие рифму.

‒ Какие интересные вещи, ‒ искренне удивилась я, многим землянкам они бы понравились и пригодились, но к своему удивлению, мне не то, что были неизвестны увлечения государыни, более того, я даже имени не знала, к своему стыду. Память тут меня подвела, а спросить у Брана я не удосужилась. ‒ Но мне они, наверное, бесполезны. Вот только мне кажется, она в положении.

‒ Так это замечательно, ‒ заулыбался продавец. ‒ Мне вчера привезли одну вещь, я думаю, она стоит вашего внимания, ‒ и он исчез в подсобке.

Через некоторое время он вернулся, держа в руках какой-то сверток.

‒ Вы не смотрите, господин, что выглядит все так просто. С севера первые поставки пошли. Это для дам на сносях рубашка. С вышивкой обережной. Дитя защищает от пороков и матери здоровье поддерживает. В такой одеже любая доносит до срока без проблем и родит легко.

‒ Отличный подарок, спасибо, только вот одна ‒ не хорошо, вторая есть? А то стирать тоже нужно, срок-то не маленький для носки.

‒ Недешевая она, точно две возьмете? ‒ с сомнением посмотрел на меня лавочник, мало кто знал в городке из простых людей, что я ‒ директор академии, и что директор академии ‒ отказавшийся от трона старший брат государя.



Анна Митро

Отредактировано: 08.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться