Вернуться любой ценой

Размер шрифта: - +

Глава 17

Пока Адам выяснял подробности предстоящего ужина, я сходила в душ и, решив не эпатировать сегодня публику, подобрала отличный серый костюм, белую рубашку и черный галстук. Надеюсь, не сильно мрачно, хотя может это оттолкнет особо впечатлительных особ от моей персоны? Хотя разве это должно меня волновать. Мое тело чуть их государем не стало, и вообще я ‒ самый крутой маг на всю страну. Именно таким образом я настраивала себя перед зеркалом, тренируя высокомерную мину.

Наконец, в дверь постучали, в гостиную зашел телохранитель с папкой, а за ним семенила горничная с подносом. Она под зорким взглядом теневика опустила ношу на стол, налила чай и удалилась. Мужчина же протянул мне папку и оставил одну. Я откусила крекер, запила и решительно взялась изучать материалы.

И так, за ужином или Кануном, ожидалось присутствие тридцати человек, не считая нашей «великолепной четверки». То есть весь малый совет в полном составе с домочадцам. Генерал Клостер с женой и двадцатилетним сыном, которому тоже прочили военную карьеру, человек резкий, но честный до зубного скрежета, ему не нравился Герон из-за отречения от трона, от меня в его воплощении он тоже вряд ли будет в восторге. Так что придется быть милой и не лезть на рожон, скандалы нам не нужны. Министр иностранных дел, Граф Кольский, вдовец, но имеет двух взрослых дочерей, старшая обручена с каким-то графом соседнего государства, а вот для младшей усиленно ищут партию. Но она без магического дара, хоть это и редкость для аристократов, так что, сколько бы ни старался папаша, идет мимо. Финансовый министр, господин Зуйте, из простых баронов, выслужился за счет феноменальных способностей, и уже на подлете к сегодняшнему посту, был пойман в сети разоренной семьи герцога Антера, его средней дочерью, прожженной интриганкой, страстно любящей мужское общество. Барон же, каким бы ни был гениальным человеком в области финансов, в остальных сферах жизни оказался полным нулем. Человек, проверок которого боялись все госучреждения страны, не видел ни бесконечных любовников супруги, ни то, что пришел на работу в разных носках, если та же супруга или горничная не проследят за их одинаковостью. У этой пары еще не было детей, к моему счастью, но вот от любвеобильной дамы надо держаться подальше. Следом на глаза попался министр юстиции, как оказалось, он отец адептки Корст, той самой, что своей противной выходкой разбудила в молодом некроманте дар духа. Она тоже должна была присутствовать, как и ее мать и два брата. Обязательно будет председатель общественной палаты, Граф Литски, вместе с женой, дочерью на выданье и сыном, тем самым парнем, с которым в академии крутит любовь адептка Корст. Еще государев Лекарь Хосет, холостяк, закончивший академию примерно в то же время, что и Герон, очень талантливый мужчина, выполнявший так же роль местного министра здравоохранения. Он почему-то сильно выглядел старше ректора, хотя, говорят, если лекарь кого-то «вытаскивает с того света», то расплачивается годами своей жизни. Возможно, Хосету приходилось приносить такие жертвы. И, наконец, торжество не обойдется без первого советника, этакого Кромвеля местного разлива, служившего еще государеву батюшке, вдовца, отправившего младшего на флот, тот сейчас где-то в дальних водах плавает, а второго упорно готовивший себе на смену. Казимир Борн. И тут я задумалась, а в курсе ли нашей диффузии душ этот мастодонт? Надо бы как-то незаметно уточнить. А дальше по списку был еще десяток имен, четыре ‒ фрейлины Государыни, оставшиеся ‒ родственники, сестра отца с двумя дочерьми и мужем, да престарелые дядя с тетей матери.

Пока одевалась, зубрила имена, профессии и родственные связи, это в академии можно было расслабиться, студенты не такие внимательные, а преподавателям некогда, да и все плохо знали угрюмого ректора. А вот здесь, при дворе, где Герон вырос, становилось опасно. Хотя какие-то огрехи можно списать на демократичность нынешней должности и долгое отсутствие в высшем свете.

Приемная зала, где проходил ужин, встретила гулом и смехом, народ ожидал правящую чету и перемывал косточки знакомым, в том числе и мне.

Положение спасли Асмонд и Тиль, вошедшие с другого входа одновременно со мной. Аристократы замолкли при виде меня и почтительно поклонились при виде них. Все чинно уселись за длинный стол, лишь место около меня и государя пустовало ‒ Бран не пришел.

Некоторое время шел ничего не значащий разговор о погоде, моде и предстоящих развлечениях, и меня не трогали, лишь косились с завидной периодичностью, пока не осмелела, выпившая бокал вина, жена министра финансов Марфета.

‒ Ах, Магистр, вам так идет этот образ, борода, усы. Мы наслышаны, что вы и в академии своей ввели новую моду, ‒ протянула женщина. Ее супруг оторвался от обсуждения каких-то финансовых проблем с сидящим рядом Литски, бросил на меня извиняющийся взгляд и, устало закатив глаза, вернулся к разговору.

‒ Что Вы, баронесса. У нас в академии форма и ее задача быть практичной, а не модной.

‒ И поэтому теперь девушки носят брюки? ‒ с укоризной поглядел на меня отец адептки Корст. О, видать его красавица-дочь уже на меня пожаловалась. Интересно, что будет, если я на нее пожалуюсь в ответ? Или расскажу о непристойном поведении с мальчиками?

‒ Брюки? ‒ синхронно выдохнутое слово дамами старшего поколения заставило замолчать всех и пораженно уставиться на меня.

‒ Да. Вы что-то имеете против? Если да, то добро пожаловать на наши утренние занятия физкультурой. Приходите в юбках, и я посмотрю, как вы осилите бег, зарядку и полосу препятствий.



Анна Митро

Отредактировано: 08.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться