Вернуться на "Титаник"

Размер шрифта: - +

Послесловие

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Прежде всего, спасибо тем, кто прочёл эту повесть до конца. Не хотелось бы, чтобы «Вернуться на «Титаник» воспринимали исключительно как научно-фантастическое произведение или просто повесть в жанре фантастики.

Это историческая повесть, потому что в её основу положена реальная история семьи Гудвинов, погибшей на «Титанике» в ночь с 14 на 15 апреля 1912 года. И то, что я окончил работу над ней ровно в 106 годовщину трагической гибели этой семьи, я вижу определённый символизм.

Я начал её писать в 1998 году. За это время я собрал массу материала, касавшегося Гудвинов, и поместил его на этих страницах. Тут я постарался как можно более правдиво показать реалии Британии начала ХХ века: это религиозная и национальная нетерпимость, приводящая к трагедиям целых семей...

Здесь упомянуты также и те события, о которых не любят вспоминать англичане и американцы, когда вспоминают о «Титанике».

За 106 лет никто ни разу не вспомнил про Карла Торстена Скуга. Ни один писатель, ни один режиссёр, ни один публицист или историк из Англии или из США. Хотя этот ребёнок фигурирует во всех материалах расследования катастрофы «Титаника», и прекрасно известны причины и подробности гибели этого девятилетнего шведского мальчика. Его могли бы спасти, если бы захотели. Карла Скуга прекрасно запомнили пассажиры Первого класса. О нём вспоминают сразу несколько спасшихся человек...

Почему запомнился этот ребёнок? Исключительно потому, что он был на костылях и стюарды, не выпускавшие Третий класс, пожалели его, посчитав, что мальчику-инвалиду уж точно не откажут в посадке в шлюпку! Но никто не захотел помочь этому ребёнку-инвалиду из Третьего класса в неё забраться. Он погиб. Карлу Торстену Скугу отказали в помощи сесть в ту самую шлюпку, в которую уселся Брюс Исмей...

Почему о нём не вспоминают? Потому что память о погибшем ребёнке бросает тень на репутацию некоторых пассажиров Первого класса, объявленых «благородными героями». Можно много рассказывать о благородстве миллионеров во время крушения «Титаника». Карл Торстен Скуг — свидетель их благородства.

Во всём, что снято, написано, рассказано о «Титанике», нет упоминания о русских пассажирах этого Лайнера, хотя там находилось 200 наших соотечественников! На его борту были 22 русские семьи, погибшие в полном составе! А также — один из членов экипажа, отставной капитан Русской Императорской Армии, Михаил Жадовский. Это первое упоминание о нём через 106 лет... А ведь его имя высечено на памятнике «Мужчинам «Титаника»! На Родине о нём никто не вспоминает уже более столетия...

Те события, которые я описываю, о часах гибели «Титаника» - не вымышлены. Тут изложены воспоминания тех, кто пережил катастрофу, о тех, кто её не пережил...

Возможно это единственное фантастическое произведение, в котором нет вымышленных событий, вымышленных персонажей (за исключением Виктора фон Готта), и нет ничего, что не было бы ранее известно. Также это единственное художественное произведение о «Титанике», написанное о пассажирах Третьего класса. Других нет. Не ищите. Их не существует... За исключением повести Фрэнка Голдсмита - младшего «Эхо в Ночи»...

Что до фантастики, то это всего лишь то, что мне хотелось бы сделать ради того, чтобы Гудвины, и такие же семьи, как эта семья, прибыли в порт своего назначения... Машины Времени, разумеется, не было...

Меир Ландау

14 апреля 2018 года



Меир Ландау

Отредактировано: 17.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться