Вернувшиеся из-за грани

Размер шрифта: - +

Глава 11

Ярослава

 

Интересно было бы поглядеть на то,

что от меня останется, когда меня не останется.

(с) Алиса в стране чудес

 

 

Время спустя

 

За окном снова кружится снег. Белые легкие и невероятно красивые снежинки совершают свой последний полет, присоединяясь к мировому полотну.

Часы давно показывают за полночь, а сна все нет. В голове кружатся тысячи мыслей, воспоминания о той ночи. Я раз за разом вспоминаю произошедшее на балу и то, что я вижу, не дает мне покоя.

Сейчас, когда эмоции отошли на задний план, и я могу ясно мыслить, мне все никак не понять, что тогда произошло. Почему я была такой жестокой и дикой. Казалось, что это была я, и в то же время нет. Только сейчас я понимаю, насколько жесткой я была в глазах того, кто был дорог мне. Кто подобрался ко мне слишком близко, единственный кто смог вызвать во мне самые тайные и скрытые эмоции, о чем даже себе мне трудно признаться.

Еще сильнее закутываюсь в плед и перевожу взгляд на стекло, где последние несколько часов я вырисовывала дракона. Выходило не очень, глаза потекли, хвост получился скорее крысиный, чем драконий, но все равно он был самым милым и необычным дракончиком которых я когда-либо рисовала. Протянула руку к столу и, не слезая с подоконника, схватила фотоаппарат. Выставила диафрагму, выдержу, подобрала правильный ракурс, из-за чего пришлось отодвинуться и повиснуть на самом краю, одно не правильное движение и «привет пол, давно не виделись».

Яра, ты точно ведьма. Только подумала о падение, только получился идеальный кадр и вот: я + пол = встреча века.

- И все равно кадр невероятно красивый получился, - прошептала я, не вставая с пола.

Медленно встав, вернула фотоаппарат на стол и залезла обратно на подоконник.

Перевела взгляд на брошенную книгу, продолжать читать мне совершенно не хотелось.

Тихое уединение, когда в комнате темно, а на улице тишина и легкий снегопад невероятно расслабляло меня.

В ту ночь, когда я сбежала, он тоже шел….

 

 

********************

Ночь после бала

 

Было полное ощущение парения и головокружения.

Мостовая, кружащийся вокруг меня и снег, и перила. Высокие, резные перила, по которым я сейчас прогуливалась над высотой в сотни метров. Под мостом замерла на зиму река, покрытая толстым слоем льда и ожидающая прихода весны, чтобы вновь ожить и забурлить новой жизнью.

Я была похожа на ту самую реку, которая замерла или умерла, но всего лишь на время, только до лучших времен. Вот только в одном была ошибка… лучших времен не наступило. Я просыпаюсь и засыпаю, я дышу и замираю, потому что ничего не меняется. Грусть затопляет мою душу, а за ней волной накатывает ярость. Спрыгиваю с перил и медленно бреду по мостовой.

Этой лунной ночью, когда скрип снега был единственным моим компаньоном, я ловила руками снежинки, летающие над моей головой, укрывающие мое тело и полностью наш мир. Я мечтала о свободе, о тишине мыслей и спокойствии дыхания. А вместо этого моя грудная клетка разрывалась от гнева, ярости и боли.

Великолепная луна… еще одна моя спутница. Подняла голову вверх. Сильная, восхитительная, ослепительная и такая одинокая. Тысячи звезд окружают ее, но она все равно остается одна, потому что она другая.

Пытаюсь сдерживать свою ярость, но она только усиливается, как огонь, разгорается все сильнее, быстрее и яростнее.

Я больна. Я давно и невероятно сильно больна. Моя душа разлагается на куски, я мертвец. Ходячий мертвец. Больше никто и ничто не поддерживает мой внутренний огонь, потому что я никому не нужна.

Я мертва. Все усохло и опустело внутри меня. Там ничего не осталось. Ничто не заставляет меня хотеть жить, радоваться жизни и смеяться в глаза смерти.

Я пуста. Я оболочка прежней себя. Той, что смеялась в объятиях брата и плакала, когда отец презирал ее. Но тогда я хоть что-то ощущала, а сейчас только…пустоту.

Я одинока. Я одна во всем мире. Моя мать, человек, который привел меня в этот мир, ненавидит меня и не может ничего с этим сделать. Она отдалилась, отдалилась от меня так далеко насколько это возможно, и я понимаю почему. Но возможно ли это принять….

Я сломлена. Как кукла, выброшенная ребенком, потому что та пришла в непригодный для него вид. Больше никому не нужная, страшная, уродливая и негодная кукла.

-Хватит! – кричу я, вскидывая голову. – Ты мерзкая девчонка, хватит! У тебя нет права на слезы. Ты виновата и ты это знаешь.

Я знаю…. я знаю и все же очень больно.

Движение и я переношусь.

Откуда-то мое тело знает, что и как нужно делать, даже лучше меня самой.

Замечаю светящуюся вывеску над баром и открываю деревянную дверь. Внутри играет тяжелый рок, слышен гогот мужиков и запах пива.

Сначала ничего не меняется. Компании выпивающих мужиков продолжают выпивать, музыка раздирает уши. До сели мною любимый рок, становится вдруг невыносимо противным и жутко раздражающим.

А потом меня замечают. Музыка утихает мгновенно, как и шум – мужики просто застывают от удивления. А я…я продолжаю рассматривать бар. Он абсолютно обычный. Барная стойка, стеллажи выпивки, деревянные столы и диваны с мягкой обивкой.

Подхожу к стойке, сажусь на стул и поднимаю взгляд на бармена.

-Водки, - заказываю, постукивая ногой по полу.

Бармен, больше походящий на зека после заключения ловким движением руки наливает мне рюмку водки и молча, протягивает. Выпиваю залпом и только, потом понимаю, какую ошибку совершила. Горло дерет, а к глазам подступили слезы. Замечаю протянутый стакан воды, кивком благодарю и выпиваю, становится немного легче, но не сильно.



Валерия Медведь

Отредактировано: 13.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться