Вероника

Font size: - +

Глава 6

  • Воскресенье нас порадовало солнцем после недельных дождей. Открыв на кухне окно, я стояла и с наслаждением вдыхала холодный, осенний, воздух. Я с удовольствием проводила здесь время.
    Кухня у меня была очень уютная, нам сделали её на заказ и когда установили, нашему с Зиной восторгу не было предела. В нашей кухне поместилось всё, даже холодильник, только стиральная машина теперь переехала на ПМЖ в ванную. В ванной комнате тоже были перемены. Вместо огромной ванны стояла изящная душевая кабинка.

    Чёрный «Ланос» заехал с утра, и занял свое место. Закрывая окно, я заметила идущую через двор Лизу. Я распахнула дверь перед её носом, не дав даже дотронуться до звонка. Если честно, я соскучилась за ней. Лизка, была какаято серая, и подавленная.

    Заходи, «Павлик Морозов»! Бить не буду! - сказала я. Повесив пальто в прихожей, она прошла на кухню.

    Ника, я так виновата перед тобой. Я даже подумать не могла, что так получиться. Теперь я и для Макса первый враг. Ведь я же ни чего такого не сделала.

    Подожди-ка! Первый враг. А ну, расскажи, с самого начала, что там произошло, только подробно.

    На выходе ко мне подошел какой-то мужчина, лет тридцати. Спросил, знаю ли я тебя, попросил адрес и номер телефона. Сказал, что твой дед из деревни, тебе посылку передал. А найти тебя не могут. Ну, я и продиктовала. А потом, уходя, он спросил: « А что, правда, она у вас ясновидящая». Я ответила: « Бывает». И все.

    Ясно. Сколько лет ты меня знаешь? Ты, когда-нибудь, слышала от меня про деда? Нет! Потому что, никакого деда у меня нет. Теперь помолчи. Дай подумать. Выходит, в лицо они меня не знают, раз спрашивали. И ты ничего определенного не ответила. В крайнем случае, можно сказать, что вы не поняли друг друга. Вот так-то. Ладно, Лиза, я не злюсь. Кто мог подумать, что из-за меня, у вас возникнут проблемы. А насчет Макса не переживай, все наладится. Я знаю.


    Посидев немного, Лиза засобиралась домой, и я, решив её проводить, вышла с ней во двор. Баба Таня срезала сухие ветки хризантем. Прохор развалился на лавке. Я положила перед ним кусочек колбасы.

    Ника! Не балуй его. Он же уже скоро в двери проходить не будет. Жрёт и жрёт, меры не зная - сказала баба Таня.- Вот соберу ему чемодан и отправлю жить к тебе.

    Я улыбнулась. Прохор был кот солидный и весил килограмм десять, не меньше.

    Проводив Лизу до ворот, я вернулась и нагло подошла к чёрной машине. Постучала. Стекло поползло в низ. Те же парни, что и вчера. Хорошо.

    Мальчики! Кого ждем? - поинтересовалась я.

    Ясное дело, не тебя – нахамили мне в ответ. У меня отлегло от сердца.

    Козлы! - прошипела я и пошла.

    Дверь в машине приоткрылась, и парень крикнул мне вслед:

    Эй! Погоди! Можно тебя на минутку?

    Я остановилась.

    Ты Ленку Лебедеву знаешь?

    Знаю! Тогда, не возле того подъезда стоишь. Она в первом живет.

    Да это я знаю, но не хочу светиться. Может, сходишь к ней, передашь, что я её жду.

    А «я» - это кто? - полюбопытствовала я.

    Саня - ответил он.

    А что, Саня, сегодня день Рассыльных?- съязвила я. Парень стушевался. Я сменила гнев на милость: - А позвонить слабо?

    Телефон у неё отключен.

    Ленка Лебедева, десятиклассница, дворовая красавица – вертихвостка, старшая
    дочь Наташкипарикмахера, по всей вероятности за «хорошее» поведение сидела в выходные дома. Идти на четвёртый этаж было лень, и, достав мобильник, я набрала номер Наташи.

    Наташа! Здравствуйте! Это Ника. А Лена дома? Пригласите, пожалуйста.- Наталья передала трубку Лене.

    Ленка! У тебя три минуты. Крутись, как хочешь - сказала я ей и передала телефон Сане.

    Тот начал чтото быстро говорить в трубку, а я стояла и разглядывала его. Молодой, лет семнадцать, ровесник Ленки. Ленка, наверное, вовремя не пришла, раз наказанная сидит?

    Закончив разговор, Саня вернул телефон.

    А ты смелая. Телефон незнакомому человеку даёшь. Спасибо. Ника, кажется?

    Кому кажется, тот крестится - ответила я и пошла.

    Он догнал меня:

    Подожди. Вчера тут тобой два мужичка интересовались, а потом, шарились в Ленкином подъезде. Нам с Димычем, из машины хорошо видно было. Только ты, зашла в подъезд, они стартанули следом, но потом быстро вышли. Их «Ланос» стоял с другой стороны дома. Мы еще решили, странные какие-то.

    Спасибо Саня – сказала я.- Так ты у нас Ленкин кавалер?

    Не-е!- протянул Саня,- Это слово у нас Димыч, брат мой старший, а я вроде как прикрытие. Мы с ней учимся вместе.

    Заходя в подъезд, я думала о том, что мне рассказал Саня. Значит, всетаки, я кого-то интересую. Хорошо хоть с ребятами из машины разобралась. Нормальные ребята, но легче от этого не стало.


    Поднимаясь, по ступенькам наверх, я услышала в квартире моих соседей, какойто шум. Открылась дверь и на площадку вышел, хромая и кляня, на чем свет стоит, бабу Таню, Яковлевич. А следом, плачущая от смеха, виновница. Дед, прихрамывая, пошел вниз, на лавочку, покурить. А баба Таня осталась стоять рядом со мной.

    Что у вас за погром?- спросила я.

    И баба Таня рассказала.

    Яковлевич ездил к своему брату, помочь на даче. Они там хорошо поработали, потом так же хорошо выпили, и закусили. И дед, весёлый, добрался домой. Еле угомонился, и утром долго спал. А бабе Тане показалось, что дед с гостинцами привез мышонка, потому что в коридоре, чтото шуршало. И хозяйка поставила, на всякий случай, мышеловку. Не современную, бескровную, а ту, старинную, конкретную. Благополучно забыла про неё, и пошла на улицу, заниматься хризантемами. А дед выспался и решил пойти покурить. Глянул, тапки стоят в коридоре. Ну и сунул одну ногу в тапку, а другую, в мышеловку. И попался. В общем, наш Яковлевич обул мышеловку.

    Я стояла, и рыдала от смеха рядом с соседкой. И деда было жалко, и уж очень курьёзный случай произошел.

    Вскоре позвонила Зина, узнать новости. Поговорив о том, о сем, я рассказала ей о незадачливом Яковлевиче, передала привет от отца, и спросила о существовании деда в деревне. Поскольку мне, якобы, была передана посылка.

    Узнав об этом, Зина забеспокоилась:

    Ника! У тебя всё в порядке. Ничего необычного не произошло?

    Да вроде нет - расстраивать любимую тетку не хотелось.

    Если вдруг возникнет, какая-нибудь, неприятная ситуация, сразу сообщи мне в любое время суток.

    Хорошо - ответила я, зная, что Зину, ни за что, беспокоить не буду.


    К обеду позвонила Ирина, и мы договорились встретиться. Она как раз гуляла с братом. Погода была хорошая. Мы бродили по аллеям парка, болтая обо всем, а потом зашли в кафетерий супермаркета. Мы пили кофе с пирожным, а Ильюшке купили коробку печенья и машинку. Илья начал клевать носом и сделав ещё некоторые покупки, мы разошлись по домам. Я собиралась приготовить котлеты, чтобы несколько дней не стоять потом у печки. Котлеты меня научила делать Зина, да и не только котлеты. Вообще Зина была на кухне виртуоз. У неё был талант к приготовлению пищи. Этот дар передался ей от бабушки. Зина рассказывала, что её бабушка варила знатные борщи. А, уж, какие пекла пироги.
    Когда погибли родители Зины и отца, бабушка стала обучать внучку всему, что знала сама, всем тонкостям домоводства. Наша Зина, умница, быстро усвоила науку, а кое в чём даже перещеголяла бабушку. Вареники у тётки получались мировые. К великому сожалению Фея Кулинарии перепрыгнула через меня, даже не задев подолом платья. Я готовила, потому, что надо было готовить. Зина хорошо мне прочистила мозги лекцией о вреде питания всухомятку, и о вреде чипсов и сухариков. Поэтому хоть я и не любила кухню, но при приготовлении строго придерживалась рецептов, надиктованных Зиной, которые были записаны в толстой тетради. Поэтому сделав котлеты и сварив суп, я с чувством выполненного долга, открыв окно, вышла из кухни.

    Посидев немного за компом, я просмотрела конспекты, чтобы у некоторых не было повода ко мне придраться на завтрашней лекции. Вообще в последнее время мне очень хотелось стать невидимкой.


    В этот вечер у меня было еще одно дело. Я позвонила Максу и попросила его прийти. Он согласился. Как всегда, не задавая лишних вопросов. Эх, Макс! И чего я не в тебя влюбилась? Честное слово, горя б не знала. С Максом у меня предстоял серьёзный разговор, и поэтому я сразу поставила чайник на печку, и открыла коробку «Вечернего Киева». Макссладкоежка, и если с ним надо серьёзно поговорить, то его необходимо сначала задобрить. Макс пришел, а я, как ни в чем не бывало, стояла на кухне и резала рулет с джемом.

    Присаживайся, Максик, угощайся, - подлизываясь, сказала я. – Разговор есть.

    Сама ешь разговор. А я буду конфеты.

    Ну, а кто не даёт? Правда, вкусные? Слушай, а что у вас с Лизой?- как бы невзначай, спросила я.

    Я её не видел - коротко ответил он.

    Я не выдержала:

    Слушай, Макс, но нельзя же так, ты мне друг, но и Лиза не чужая. Если вы решили расстаться, то только не из-за меня. И ещё, Лиза ни в чём не виновата. Если бы к тебе подошел кто-нибудь, и, попросив адрес, сказал, что привез мне посылку от деда, ты бы дал? Дал! Еще бы с ними поехал, чтоб показать, где я живу. Потому, что вы не знаете, что деда у меня нет. Они с бабушкой погибли в автокатастрофе, когда меня еще и в помине не было. И Лиза точно не сообщила о моем даре, а просто ответила «бывает». А мало ли, что у людей бывает. Так что, нечего изображать из себя попранную справедливость, вали к ней и мирись. Мне в рядах моей армии раскол не нужен. И девочка страдает.

    Ладно, пусть ещё до завтра пострадает, я же не могу конфеты бросить – улыбаясь, ответил он.- За что я люблю тебя, Исаева, так это за то, что ты делишь людей на хороших, и очень хороших. Может тебе и не нравится человек, но ты ни когда не навязываешь свое мнение другим.

    Я просто пытаюсь не связываться, с кем попало - ответила я.

    Ника, а чем это у тебя так пахнет?

    Котлетами – ответила я.- Хочешь? Возьми в кастрюльке, а то у меня руки мокрые, и помидор из холодильника себе достань, если хочешь после сладкого - продолжила я, стоя у раковины и споласкивая чашки.

    Макс вилкой подцепил котлету из кастрюльки и переложил себе на тарелку, потом нырнув в холодильник, достал помидор и нарезал его дольками. Отломив вилкой, кусочек котлеты он понюхал его, потом положил в рот и прожевал. Котлета исчезла быстро.

    Ника! А можно ещё?

    Да ешь, сколько хочешь. Мне только оставь, чтобы завтра не готовить - ответила я.

    Скажи, а из чего ты их делаешь?- спросил Макс, доедая третью котлету.

    Из мяса, хлеба, лука - ответила я, вытирая руки. - А что?

    А то, что я теперь меняю конфеты на котлеты. Твои котлеты - подчеркнул он.- Расскажи Лизе, как ты их делаешь…

    Ой! Оставь уже в покое Лизу с котлетами - перебила я его.- Может она, что другое умеет делать лучше и вкуснее чем я. А на котлеты будете ходить ко мне.


    Неделя началась удачно. Макс помирился с Лизой, и они оба ходили счастливые. Нет, всетаки ругаться им, иногда, полезно. Лизка тогда ходит, прижав ушки, и прикусив язычок. И ещё, с понедельника к нашей троице присоединилась Ира Коршунова со своим парнем. Женька Малышев учился с нами, и ходил с Максом вместе на тренировки. Так что, нас стало пятеро. Филин не приставал. Он опять надел свой маскарадный костюм «зануды», а я старалась не попадаться ему на глаза. Вернее я думала, что не попадаюсь. На его парах моя команда садилась подальше от кафедры, сидели тихо, стараясь не привлекать внимания. Никто мной больше не интересовался, но я по-прежнему ходила в чёрных очках.



Рина Волошина

Edited: 22.12.2018

Add to Library


Complain