Вероника

Font size: - +

Глава 8


Утро понедельника было пасмурным и холодным. По небу ползли свинцовые тучи, и непонятно, чего можно было ожидать: дождь или снег. Я не стала рисковать, надела теплый пуховик, а в сумку положила зонт и поехала в поликлинику. Рентген сделала быстро. Но у меня еще оставалось полчаса, и, зайдя по дороге в «Сладкоежку», я купила своим друзьям по шоколадному батончику в честь первого дня зимы.

Лекция должна была скоро закончиться, и, поднявшись на третий этаж, я стала в конце коридора, ожидая свою команду. Прозвенел звонок. Дверь открылась. И моя четверка, вся в чёрных одеждах, медленно, с печальными лицами вышла в коридор. Я заволновалась. Что случилось? Вроде бы ничего плохого ни про кого не видела. Почему мне никто не позвонил вчера?

Заметив меня, Ирина махнула рукой, чтобы я скрылась с глаз и не подходила к ним сейчас. Так же печально они прошли через весь коридор и спустились по лестнице. Я догнала их внизу.

- Что случилось? - испуганно произнесла я. - Ничего плохого я не видела. Что произошло?

Макс заулыбался:
-Не боись, Глазастик. Это все Коршунова придумала. Психологическая атака. Мы зашли в кабинет – продолжил он, - прямо «Люди в чёрном». Сидим тихо и печально, а меня на смех пробивает. Приходиться сдерживаться, потому что Лизка-зараза, под столом своим каблуком мне ногу дырявит. А Ирка еще между собой и мной, там, где сидишь ты, темно-красную розу положила. Филин глянул, роза лежит, тебя нет. Задергался. Мы сидим. Никакой реакции. В конце пары он подходит к Ирине и спрашивает:

« - Где Исаева?». А Ирка-мастер дурных розыгрышей, глянула на него большими, печальными, глазами коровы, вздохнула, и ничего не объясняя, вышла с нами.

- Люди! Вы что? Ну, у вас и шутки детские! Вы что, меня живьём хороните?- не выдержала я.

- Спокойно! - сказала Коршунова, - Пусть подергается. Не хотел по-хорошему, теперь пусть готовится к сюрпризам. Вечером получишь результат. И по коридору, как угорелая, не носись.


Если и был, какой результат вечером, то я его не заметила. На тот момент я уже знала, что весь вечер проведу у соседки.

У бабы Тани сильно подскочило давление, и мне не хотелось оставлять её одну. Когда я увидела, что бабушке стало легче, и ничего не угрожало, я пошла домой. Открыв дверь, прошла в ванную, разделась, стала под горячий душ. «Да, нужно развивать свои способности» - подумала я. Не включая свет, прошла в спальню и легла.

В полудреме я попробовала смотреть. Вот соседка, с ней все нормально. Вот Макс, с ним тоже. Лиза, Ира. Я перебрала и пересмотрела всех. Потом попробовала про себя. Ничего. Но потом, перед лицом мелькнул образ какого-то пожилого мужчины. И все исчезло.

Я махнула на это дело рукой и заснула.

Спала без сновидений.

Среди ночи, словно от толчка, я проснулась. Что-то подсказывало мне, что нужно посмотреть еще. Я опять просмотрела соседку, Макса, потом перевела мысли на себя и вдруг отчетливо увидела комнату. За столом сидел пожилой человек и что-то писал. Вдруг он поднял глаза и посмотрел на меня…
Я вздрогнула - у него были точно такие глаза, что и у призрака-красавца из моих снов. Глаза моего преподавателя философии Сергея Викторовича. Я сначала подумала, что сплю. Нет! Я не спала. Мое подсознание выдало такую картинку, от которой стало не по себе. Я была уверена, что этот старик очень хочет со мной встретиться. Но зачем?


Утром я с друзьями пошла на занятия, стараясь не забредать на третий этаж.
Лично для себя я уже все решила. Если Философ не хочет общаться, не хочет давать никаких объяснений, я навязываться не буду. Просто сделаю вид, что ничего не было, и я ничего не знаю. Пусть играет сам в свои игры дурного пошиба.


На следующее утро, как ни странно, за мной ни кто из друзей не зашел. Я вышла из подъезда и столкнулась с Игорем Ильичом, отцом Макса.

- Здравствуй, Вероника! – сказал он. - Я хотел бы поговорить с тобой. Я обещал Максу не делать ни чего, но то, что произошло три месяца назад, не даёт мне покоя. Я разговаривал со своим племянником, и он подтвердил, что есть люди со способностями. Вероятно, и ты относишься к их числу. Я думаю, Ника, ты сделала неправильный выбор, поступив учиться в техникум. Возможно, ты могла бы принести больше пользы, став хорошим медиком или учителем. Почему твои родители не подумали об этом?

- Игорь Ильич! Мои родители никогда не спрашивали, чего я хочу, а чего не хочу, но, тем не менее, старались не менять моих решений. За что я им и благодарна. Вот Вы смогли Макса, до паники боящегося крови, заставить учиться на хирурга? Нет! А Вы думаете со мной не так? Когда я «вижу» горе, я ощущаю его каждой клеточкой своего тела. А это, поверьте мне, не очень приятно. И я не «вижу» всех подряд, а только тех, к кому чувствую симпатию. Если бы я видела всё и всех, то уже давно бы свихнулась. А вы предлагаете мне заняться медициной. Сейчас точно нет, а что будет дальше, я не знаю.

- Ника! Но у тебя могли быть такие перспективы! Такие возможности! - продолжал он.

- Мне не нужна слава и перспективы. Я еще сама толком не разобралась со своим Даром. Но знаю одно, что Творцом дано, то может быть и утрачено. И я не хочу на этом делать деньги. И не хочу усложнять себе сейчас этим жизнь. И Вас попрошу, Игорь Ильич, никому об этом не рассказывать. Мне не нужны неприятности. Ведь люди всякие бывают.

- Хорошо! Я тогда извиняюсь, что потревожил тебя. Но если у меня вдруг будет сложный больной, ты не смогла бы тогда помочь мне? - спросил он.

- Я не знаю, а там посмотрим. До свиданья - ответила я, и побежала на остановку, мысленно ругая себя: зачем я потащилась с Максом в ту больницу. Мать Тереза нашлась. Благодетельница хренова. Хоть бы в своей жизни разобралась, а то полезла другим помогать. Хотя хорошо, что Павла спасли. А Макс, тоже мне, друг, не мог чего-нибудь придумать для отца. Теперь будут дергать меня по каждому случаю.

Обещал же…

На остановке меня ждал Макс. Он был взволнован.

- Ника! Ты прости, я не успел тебя предупредить. Я сегодня немного задержался, а когда подошел к твоему двору, то увидел, что ты уже разговариваешь с отцом. Я же его просил не беспокоить тебя.

- Послушай, Макс! Как хочешь и что хочешь, говори отцу, но в больницу к нему я не пойду, разве что меня туда принесут. Вы думаете, что те страшилки, что я вижу, забываются? Ничего подобного. Маленькие эпизоды откладываются в памяти. А это не очень приятные вещи для воспоминаний, потому что плохого я видела намного больше чем хорошего.

Макс молчал, я тоже. Так мы добрались до колледжа. Возле входа нас ждали девчонки во главе с Женькой Малышевым.

- Чего опаздываете? - спросила Лиза. - Сейчас пара начнется. Что случилось? - продолжала интересоваться она, глядя на моё нахмуренное лицо.

- Все вопросы к Максу, и на перемене. Я больше никому, ничего говорить не буду
- ответила я, снимая перчатки и засовывая их в сумку.
Ира пожала плечами, на перемене, так на перемене и не стала меня теребить вопросами. На пару мы прошли в жутком молчании. Лекция тянулась вечность.

На перемене мы отошли в вестибюле к окну. Ирина сразу начала пытать Макса. И он поведал о том, что мы ездили ним в сентябре в больницу, и о том, что он вынужден был рассказать про меня отцу, и о том, что его отец приходил сегодня ко мне и «сватал» смотреть больных.
Женька вздохнул и покрутил пальцем у виска.

- Макс! Ты дебил! - не выдержала Ирина. - Ты что, ничего соврать не мог. Господи, где твои мозги были? А ты не подумал о том, что узнав про неё, - она кивнула в мою сторону- какому-нибудь ненормальному, навороченному дяденьке захочется иметь личного оракула? Где ты тогда её будешь искать, как спасать, и как объяснишь что твой папа тут не причем?

Макс оттянул ворот свитера, словно ему стало душно. А я сначала и не поняла, о чем это она. А когда дошло, то в голове начали вырисовываться такие картинки, от которых по коже поползли мурашки.

- Ирка! Правда, я об этом не подумал - сказал Макс.- В общем, я сегодня дома поговорю с ним и объясню ему ситуацию. Я–то думал, что он уже и забыл о том случае. Ника! - сказал он, обращаясь ко мне. – Если бы знал, что так все обернётся, честно что-нибудь придумал бы для отца.

- Думай, думай, что говорить будешь! У тебя еще время до конца занятий есть - сказала Лиза.- А то значит, я - предатель, а сам хорош, такую фигню отмочил.

- Да ладно, ребята - не выдержала я.- Честно, не могу смотреть, как вы ругаетесь, тем более из-за меня. Может все обойдется. Плохо, что я про себя ни черта не вижу, хотя и хорошего тоже.


Вечером Макс переговорил с отцом, объяснив ему мои страхи. Отец заверил, что о моих способностях он не расскажет никому. Он просто не думал, что его приход так меня встревожит. И Макс прискакал ко мне с этой новостью мириться и успокоить, что бояться мне нечего.


Прошла неделя, все было нормально. Мои страхи потихоньку улеглись. И действительно, меня никто не беспокоил.
Как-то, возвращаясь с занятий, я заметила, что во дворе стоит машина ребят, Сани и Димы, с работающим двигателем. Под Ленкиным подъездом крутились двое незнакомцев. Я дошла до машины, незнакомцы двинулись к моему подъезду, а из подъезда навстречу мне, вышел Философ.
Не соображая, что делаю, я открыла заднюю дверь, запрыгнула в салон, и попросила:

- Мальчишки! Поехали! Только быстро.

Машина рванула с места. Саня повернулся, и, глядя на мое испуганное лицо, произнес:

- Ника! Ты что, кого-то замочила, что на тебя охотятся?

- Да! Таракана тапочкой - попыталась пошутить я.

Отъехав, ребята поставили машину в соседнем дворе.

- Я пройдусь, посмотрю, а ты посиди тихонько - сказал Саня.- Димон тебя развлекать будет.

Но развлекаться мне не хотелось. Я просто молчала и думала, с какой стороны ко мне могла прийти неприятность. Отец Макса отпадает. А кто эти двое и что там делал Филин в моем подъезде?

- Куда же ты влезла?- спросил Дима.- И, по-видимому, конкретно.

- Не знаю, а ты бы завтра посидел дома, и не мотался по городу - предупредила я его. Дима внимательно посмотрел на меня. - Я серьезно.

- Хорошо – ответил он. Странно, мне поверили без всяких уговоров и объяснений.

- Слышишь, Ника, а у тебя парень есть? – спросил вдруг Дима.

- А это важно? – переспросила я, подумав, разве у ненормальных бывают парни.

- Важно, не важно. Но надавал бы он по шеям этим козлам, что бы жить спокойно дали. Я бы так и сделал. Может тебе помочь, поставить их на место?

- Спасибо, Дима. Это у нас вроде как игра в казаки-разбойники, с участием всех жителей близлежащих домов.

- Ясно. Я смотрю, с юмором у тебя всё в порядке. Но если что будет надо, обращайся, помогу, чем смогу.

Вскоре вернулся Саня.

- Никого и ничего - сообщил он. Я обошел все подъезды. Можем смело возвращаться. Ленка уже выходит.

Мы заехали в мой двор. Поблагодарив ребят, я вышла из машины, и забежала в подъезд. Если бы кто знал, как мне начали надоедать эти детективные игры.


Утром, проснувшись, я заметила, что что-то изменилось. На улице все звуки стали как-то глуше. Я выглянула в окно. Выпал первый снег. Он лежал на клумбах, на дорожках, на подоконниках, на не оборванных гроздьях калины, росшей возле первого подъезда, под окнами Чумаковых. Белое покрывало снега на площадке ещё не было потревожено и смято следами людей и машин. Я открыла на кухне окно и впустила морозный воздух. На клумбе под окнами, Прохор уже оставил свой автограф, а моя соседка, веником, разметала снег возле подъезда. Я крикнула:

- Бабушка, что вы делаете? На днях пластом лежали, а сегодня с веником.

- Это видно на погоду было деточка, а сегодня мне уже хорошо.

Закрыв окно, и позавтракав, я стала собираться на занятия. Одевая курточку, подумала: «Сегодня точно будет обстрел снежками. Наша дворовая мелкота этого не упустит». Да мы и сами в детстве любили этим заниматься, приходя домой с промокшими штанами и варежками.

До Нового года и сессии оставалось совсем немного, и надо было подтянуть хвосты. Теперь всё свободное время у меня уходило на учёбу. А ещё я решила последовать совету тётки и попробовать развивать свой Дар. Если с первым было нормально, то со вторым были зацепки, и не малые. Но это меня не огорчало. Мне больше не снились кошмары. Зато в моих снах присутствовал странный старик. Я подумала и решила, что причин для волнений нет. Филин мне тоже снился, Ну и что? Обошлось. Может и с этим обойдётся. Я уже приучила себя ходить на занятия Филина, не поднимая глаз. Слушала лекции, внимательно конспектировала, но глаза были прикованы к кончику ручки, и никакая сила в мире не могло меня заставить посмотреть на него. Теперь чёрные очки мне были совсем не нужны.


В один из дней, перед Новым годом, мы с друзьями собрались пройтись по магазинам, в поисках подарков. Я решила забежать домой, оставить сумку. Зайдя во двор, я заметила возле подъезда машину. Но я уже до такой степени привыкла к присутствию этого автомобиля, что даже не обратила внимания на номер, подумав, что это Димка.

Я прошла к подъезду. Мои друзья стояли у входа во двор. Задняя дверь у машины открылась, и из неё, опираясь на трость, вышел высокий, худощавый, седой мужчина и подошел к дверям подъезда. Мне нужно было пройти, и я попросила:

- Дедушка! Разрешите, пожалуйста?

Мужчина обернулся. В последнее время, я так часто видела это лицо во сне, что даже не испугалась.



Рина Волошина

Edited: 22.12.2018

Add to Library


Complain