Вероника

Font size: - +

Глава 13


Я открыла глаза.

За окном светало.

Молодой, звонкий голос той Вероники стоял в ушах, словно она только отошла от моей кровати.
Я знала, что произошло, знала правду. Я знала трагедию нашей семьи. Я знала ту тайну, которую несла Татьяна.

Я тихонько встала, чтобы не разбудить отца, взяла вещи и прошла в ванную. Умылась, переоделась и вышла. Кот ждал меня на пороге.

- Ты куда? - остановил меня отец, выглянув из комнаты.

Пришлось ему рассказывать все, отца обманывать не стоило.

- Я пойду с вами. Одних никуда не пущу – папа снял с вешалки ветровку.

Я не стала спорить, пусть идет. Так даже лучше.


Мы вышли за ворота и подождали Татьяну.

Она повела нас в сторону леса.

Шли молча.

Бывают такие моменты, когда тяжело не только разговаривать, но даже дышать. Так было и в этот раз.

Мы с отцом просто следовали за Таней, думая каждый о своём, пока вышли на поляну.

А дальше?

Дальше мне было всё знакомо. Я уже здесь была в своих снах. Я уже знала всю правду. И эта правда была страшной. Я–то знала, как погибла бабушка Вероника и кто виновен в её смерти.

Я знала. А толку?

Как это сказать остальным?

Я подошла к тому месту, где видела себя, когда-то, во сне, где, когда-то увидела своего Призрака. Я знала, что под этими деревьями и есть могила моей прабабушки, и было очень горько от того, что её постигла такая участь.

Я попросила родных постоять в стороне, и сама подошла к деревьям. Слёзы навернулись на глаза и, проглотив образовавшийся в горле комок, я с трудом прошептала:

-Здравствуй Вероника! Я пришла. Я помню, что ты говорила мне ночью. Я расскажу другим то, что ты просила, и выполню твою волю. Я никогда не забуду о тебе. Поскольку, часть тебя живет во мне, а значит, живешь и ты».

Я повернулась , чтобы объяснить папе и Тане причину своей остановки и увидела, как из-за деревьев на поляну выходит Егорович. От неожиданности я вздрогнула, но потом вспомнила, что Егорович живой, настоящий, а не призрак и успокоилась. Он, оказывается, всю дорогу следовал за нами, а мы даже не заметили. Егорович подошел к отцу, поздоровался, а потом приблизившись ко мне обнял, поцеловав в макушку.

Я вздрогнула. Мне почему-то вспомнилось, что Сергей первый раз тоже прижался губами к моим волосам. Я не стала ни говорить, ни спрашивать про его внука ничего, решив, что теперь это не уместно. У разных людей разные дороги. А я хотела быть выше всяких разборок и пересудов.

- Папа! - сказала я, обращаясь к отцу. - Здесь, на этом месте, погибла Вероника. Бабушкой мне назвать её тяжело, поскольку ей было столько же лет, сколько и мне.

В один миг были разбиты все мечты, все надежды.

Благодаря Тане я узнала часть правды, а остальное – сегодня ночью. Наш дед не общался со своим братом, потому, что знал о его причастности к гибели сестры. Он ничего не сделал в отместку, но так и не простил брата до самой смерти. Его брат, Танин прадед, не отличался ни какими способностями и это его удручало.

Зависть - вот причина всего.

Черная зависть.
 

Ему хотелось быть похожим на сестру или брата. Хотелось славы и власти над людьми. Поэтому он пошел к деду Егоровича и стал проситься к нему в ученики. А дед, слыл колдуном, занимался черной магией, и для обряда нужна была кровавая жертва. Они отправились в лес, найти животное. И наткнулись на Веронику, собиравшую травы. Она давно мешала деду, расстраивая его планы. А тут подвернулся такой случай. Я не знаю, напустил ли дед тумана в глаза своему ученику или ещё чего, но думаю, что без какого-то заговора или гипноза здесь не обошлось. Вероника не могла сопротивляться и погибла. И это было на руку деду – колдуну, а почему? Не знаю. Чтобы скрыть следы преступления они похоронили её здесь. Дед сорвал с руки Вероники амулет и забрал его, но шнурок лопнул и один камешек отвалился. Его-то, потом, нашел Егорович и отдал нашему деду. Егорович может и догадывался где Вероника, но Танин прадед знал это точно. Он знал, поэтому и приходил сюда, вымаливая прощение у убитой им же сестры. И Таня стала невольным носителем этой тайны, потому что прадед проговорился, и открыл внучке страшную тайну перед самой кончиной.


Я замолчала. Потом глянула на Егоровича. Дед стоял, опустив голову. То, что я сказала, было правдой. Горькой правдой. Об этом догадывались все, но почему-то предпочитали не говорить.

Дед подошел ко мне и сказал:

-Да. Вот здесь, под этим деревом я нашел камушек Вероники. Я бы не спутал его ни с каким другим. Ведь я сам посоветовал носить ей это украшение. Сам нанизывал камни на шнурок – потом немного помолчав, продолжил. - Не зря меня тянуло сюда. Посижу здесь некоторое время и так мне хорошо, так легко. Другие в поминальный день на кладбище, а я сюда. Только ведь я не знал, что она, голубка, и в самом деле здесь. Надо будет позвать батюшку и всё сделать честь по чести, чтобы душа её успокоилась.
Вы побудете ещё здесь?

Я вопросительно посмотрела на отца.

- До конца недели побудем, Егорович - ответил отец.- Я и так дочку сорвал с занятий.

- Ну и славно – произнес дед и двинулся к тому месту, где лежала его любимая, его несбывшаяся мечта. «Нашла покой» не слишком-то подходит, учитывая какой смертью она умерла. Мы отошли в сторону.

Так вот куда ходил каждый день мимо нашего двора Егорович. Он все чувствовал и догадывался.

Отец с Татьяной присели на ствол поваленного дерева. А я, не спеша, пошла по краю поляны и думала о том, как может быть, в один миг, разбита и загублена человеческая жизнь. Я думала о Веронике, о Егоровиче, о страшном преступлении, совершенном Таниным прадедом. Подумала о том, как нас с Сергеем на миг свела и развела жизнь. Хорошо, что в нашем случае всё обошлось без кровопролития.

Вдруг мне почудилось, как кто-то, выкрикнул моё имя.
Мало ли что может показаться в лесу, особенно в такой день. Но меня позвали ещё раз.

Я вздрогнула, потому что узнала этот голос. Я узнала бы из тысячи существующих голосов, но не стала оборачиваться, чтобы не разочаровываться. Потом я услышала, как за мной кто-то бежит. Сильные руки схватили меня, и развернули.

Я оказалась лицом к лицу с Сергеем. Он обнял меня и, прижимая к себе, повторял: «Слава богу! Я тебя нашел».

«Чего он обнимается и радуется, он же, вроде бы, женат» - думала я не зная,
радоваться или печалиться его появлению, на всякий случай не делая никаких движений. Либо он появился вытащить меня из бездны горя и дать мне жизнь, либо для того, чтобы уложить последний кирпич в моей темнице с несчастьями. Только теперь здесь не было ни Макса, ни Дениса и поддержать меня будет некому. Но сердце, почему-то, начало замирать от радости, от того что я вижу и слышу его, пусть даже он чужой.

Я глянула на его руки, обручального кольца на пальце не было.

-Я все знаю –скороговоркой произнес Сергей, что бы я не успела открыть рот и не выдала какую-нибудь гениальную глупость. – Я был у тебя дома, видел твой новый телефон и разговаривал с Максом, с Яковлевичем и Олегом. Моя большая вина в том, что я понадеялся на людей, и не проверил, как была выполнена моя просьба. А ты все это время жила в неведении, переживала. Вероника, Вероника, чего я только не передумал.

- Ничего подобного!- вдруг проснулся во мне внутренний мелкий бесенок. – Кто тебе сказал, что я переживала? Я и думать о тебе забыла. И вообще, мужчина, кто вы такой и чего пристаёте?

Сергей от таких слов на минуту остолбенел, а потом рассмеялся и принялся меня целовать. А я стояла как дура и не могла поверить в то, что он в самом деле рядом.

Пять минут назад я была уверена, что моя жизнь разрушена и сердце разбито. Две минуты назад я даже не догадывалась, что когда-нибудь увижу его. И вот он рядом и держит меня в своих объятьях. А я? Я чувствую, что люблю его до безумия и знаю, что только с ним буду счастлива. И если это мираж, и он сейчас исчезнет, я просто умру от горя. Я исчезну вместе с ним.

В кармане у Сергея завибрировал телефон. Я вздрогнула. Хоть что-то реальное. Призраки с мобильными не ходят. Он достал трубку.

-Это - Макс.- сказал он мне.- Кстати, Макс, на полном серьёзе, обещал стереть меня в порошок, если я не найду тебя.- А потом ответил Максу - Я нашел её. Она рядом - и передал трубку мне.

- Исаева! Едрен-батон! - вдруг вырвал меня из оцепенения гневный голос Макса.- Приедешь ты или нет, я все равно оторву тебе голову, за твою забывчивость. Она тебе не нужна. Ты же ей последнее время не думаешь. Как же ты мне надоела своими фокусами, ты уже хуже Лизки. Как же я тебя ненавижу и как же я за тобой соскучился. Когда вы возвращаетесь?

- Потапов, ты меня не видел и не слышал всего пять дней. Так что без концертов. Отдыхай от меня. А приедем мы через пару дней. Я и так усердно пропускаю занятия. Да, Потапов, у меня тоже теперь есть место, где мне хорошо и уютно, только оно намного больше твоей поляны в лесу. И после экзаменов я приглашаю вас сюда. И еще передай своему отцу, что я согласна на его предложение. Мне разрешили.

- Какое предложение? Кто тебе чего разрешил? – забеспокоился Сергей.- Теперь всегда только рядом со мной, и за руку. Правильно, Дима? - сказал он подходящему к нам отцу.

-Я не знаю – с сомнением ответил отец.- Если её удержишь.

-Я удержу – серьёзно сказал Сергей и крепко взял меня за руку. Мы подошли к, ожидающим нас, возле деревьев, Егоровичу и Татьяне. Сережка подхватил брошенную им по дороге спортивную сумку и повесил её на плечо. Поздоровался с дедом. Татьяна улыбнулась.

-Ты чего?- спросил у неё Сергей.

- Да ничего! Никогда не думала, что ты можешь быть таким смешным и напуганным. Учти. Обидишь мою сестру, у тебя будут большие проблемы.

- Ого! Какие перемены. А всего, какой-то месяц дома не был.

-А ты бы ещё чуток задержался и тебя здесь уже никто не ждал,- ответила она.- И можешь не дергаться, твоё присутствие мне до фонаря, уже не напрягает. Перегорело. И прости меня за телефон.

Так мы и дошли до деревни. Остановились возле нашего двора. Сергей, с трудом оторвавшись от меня, пошел проводить деда домой и показаться родителям, а я с отцом и Таней зашла во двор. Отец пошел умываться. Мы с Таней присели на скамейку возле порога.

-Ника! – сказала она.- А ты счастливая. Сергей тебя любит до безумия. Какими же глазами он на тебя смотрит. Завидую тебе, по-доброму.

- Не надо, Таня! Ты же не знаешь, за каким углом тебя ждет твое счастье - ответила я.

-А ты знаешь?- вдруг, с надеждой, спросила она.

-Знаю. Но, не скажу, чтобы потом интересней было. Но этим летом твоя жизнь изменится круто и навсегда.

Посидев немного, Таня ушла. Я поднялась и вошла в дом. Отец сидел на кухне и с грустью смотрел на меня.

-Ты чего, пап? Что случилось?- спросила я.

-Да, так! Ты так быстро выросла. Чует моё сердце, скоро мы отдадим тебя замуж. Того и гляди, сватать придут. А я так мало времени уделял тебе.

-Успокойся! Это «скоро» будет не скоро. Пока не закончу учебу, ни каких «замужей».

-А если Сергей будет настаивать?

-Папик! Я у вас взрослая девочка по вашему мнению, как мне помнится, ещё с восьми лет. Глупостей не делаю. Замуж меня ещё никто не звал и не намекал даже. А ты говоришь о каком-то сватанье мифическом. Так что, родители, не волнуйтесь. Годик, я думаю, как минимум, впереди у вас есть.

-Ага, Мы тоже с мамой так в своё время думали. А получилось по-другому - улыбаясь, ответил он.

-Папа! Ну, я же у вас умница, и не допущу, чтоб племянники были старше дяди.

Отец засмеялся.

Хлопнула калитка. Это пришел Сергей.

Мы прошли за дом и сели на лавочку, там, где вчера беседовали с Татьяной.

Сергей обнял меня и стал рассказывать, как исчез его телефон, и он не мог дозвониться мне. Как просил Олега Станиславовича сообщить мне это неприятное известие. Как он возил деда в клинику и был с ним там до выздоровления, потому что у матери поднялось давление, как нашлись племянники деда, и ему пришлось срочно ехать на встречу с ними. О встрече с Полом. Как он обрадовался, когда встретил на вокзале Яковлевича и передал ему записку. Я сидела и молча слушала его рассказ. Наконец он не выдержал:

-Ну ладно, Олег без памяти и Яковлевич, со склерозом. Но ты? Почему у тебя всё время отключен домашний телефон? Почему ты никогда не отвечаешь на незнакомые номера на мобильном? Неужели так трудно было поднять трубку? Скольких огорчений мы могли бы избежать и, скольких нервотрепок. Ника, ответь? - сказал он раздраженно. Я молчала.

-Ника! Что случилось? Может мне не стоило приезжать?

Я крепче прижалась к нему. Если бы он исчез я уже не пережила бы этого. Я и так с трудом верила, что он рядом, хотя находилась в его объятиях.

- Ты не будешь смеяться?- спросила я. Он покачал головой. - Я боюсь, когда не знаю, кто мне звонит?

-Почему?

-Я не знаю, но я боюсь услышать плохие вести. Когда умерла бабушка, нам позвонили из больницы, а трубку сняла я, потому что была дома одна. Вот мне первой все и сказали. Я знала, что бабушки не станет, но всё равно это стало для меня потрясением, потому что тогда мне никто не верил и не слышал меня. Хотя бабушку можно было спасти.

Сергей никак не ожидал что у меня такая фобия. Он крепко прижал меня к себе и сказал:

-Приедем домой, и я восстановлю свой номер, что бы тебе было привычней, и поставлю дома телефон с определителем номера.

-Скажи, а кто та темноволосая красавица, с которой ты целовался?- решилась
спросить я, вспомнив своё видение.

-Какая? – не понял Сергей.

-А, так ты со многими красавицами целовался - съязвила я.

-Ты про Наталью, что ли, говоришь? Так это вроде как моя троюродная сестра, внучатая племянница моего деда. А ты откуда знаешь? Неужели видела? Значит, если бы она была страшной и толстой, было бы все в порядке? Ты бы не спросила? И мне бы всё сошло с рук?

Я промолчала, улыбнувшись, отворачиваясь от него. Но от его губ не было спасенья, а я и не искала. Я так соскучилась за ним, что, даже находясь в его объятьях, время от времени незаметно щипала себя за ногу, чтобы убедиться, что это не сон.

-Я хочу познакомить тебя со своими родителями - сказал вдруг Сергей.- Пошли, сходим. Не бойся. Деда ты знаешь. А отец и мать такие же простые люди.

-Страшновато как-то - ответила я.

- Не бойся! – повторил Сергей.

-Ну, хоть умыться и переодеться можно? И съесть чего-нибудь?

-Умыться и переодеться можно - милостиво разрешил Сергей. – А съесть чего-нибудь не получится. Мама ждёт завтракать. Она очень хочет с тобой познакомиться.

-Ну, да! Меня папа еще обещал на речку сводить. И ему завтрак надо помочь приготовить - продолжала я тянуть время.

-Ника! Какая же ты нудная!- вдруг из окна раздался насмешливый голос отца.- Иди уже. Он тебя и на речку сводит, и все что хочешь, покажет. Валите уже. Дайте подремать. Мне ещё в сарае и гараже прибираться, а я тебя по экскурсиям вожу. Как же тяжело быть отцом взрослой дочери!

-Спасибо, Дима!- крикнул ему Серёжка.- Мы придём и вам поможем. Так может я её сразу к себе и заберу? С вещами?

-Ну, уж нет! - хитро ответил отец.- Она нам самим ещё нужна. А там будет видно, как она решит.

Я быстро умылась, переоделась. Всего лишь чуть-чуть подкрасила ресницы и губы. И вышла к Сергею. От волнения меня начало колотить. Конечно, как любой другой девчонке, мне хотелось понравиться родителям парня.

-Сереж! – просительно сказала я.- Я не хочу идти через всю деревню. Я боюсь. Еще секунда и я чувствовала что разрыдаюсь.

- Вероничка! Здесь никому ни до кого нет дела, а тем более, сейчас, все заняты, даже бабульки не сидят на лавочках. Идем.

И мы пошли.



Рина Волошина

Edited: 22.12.2018

Add to Library


Complain