Вероника

Font size: - +

Глава 14


Дом, где жили родители Сергея, находился минутах в двадцати ходьбы, но мне казалось, мы шли вечность. Его отец и мама были во дворе и ожидали нас. Как только я увидела лица его родителей, все мои страхи улетучились. Это были открытые, добрые и светлые люди. Мы зашли, поздоровались, и Сергей представил меня. Мама, вглядевшись в моё лицо, тихонько ахнула, но я уже стала привыкать к такому, думая, а не выйти ли мне, стать перед всей деревней, получать сразу один общий огромный «Ах!» и пусть народ живёт дальше спокойно. Тут на порог вышел Егорович, и все стало, гораздо, проще.

-Вероника! Внучка! Не хорошо заставлять ждать старого деда. Что же вы так долго? А Дима где?

-Дима спит. Он поздно лёг и рано встал. Поэтому выставил нас, чтобы не бубнили под окном – смеясь, сказал Сергей.- Без него у меня ничего бы не вышло.

Тут из-за угла дома появилась огромная, черная, с коричневыми подпалинами, собака. Овчарка. Она несла в зубах котёнка. Я поначалу испугалась за бедное маленькое создание. Но собака подошла к порогу и аккуратно положила котёнка в коробку, стоящую рядом.

-Это Линда – сказала Серёжина мама. – Они с кошкой воспитывают одного ребёнка на двоих. Одна кормит, а другая с ним гуляет.
Линда подошла ко мне, обнюхала и села рядом. У меня в кармане джинсов лежала шоколадная конфета. Собака это учуяла. Я достала, развернула и на раскрытой ладони протянула конфету Линде. Она взяла. Сережин отец, Виктор Сергеевич, засмеялся:

-Ну, всё! Теперь будет ходить за тобой следом, носом толкать, сладкое выпрашивать. Она у нас сластёна. Теперь ты для неё самый хороший друг. Ещё бы, пришла и добровольно конфетой угостила.

-А что, бывает по-другому? – удивилась я.

-По-всякому бывает – ответил Серёжин отец. - Бывает - ворует, а то может просто отнять. Раньше в магазин со мной ходила, а как стала конфеты выпрашивать, так перестал её с собой брать. Ляжет на пол перед витриной с конфетами, и пока не купишь – с места не сдвинется. Перед людьми стыдно – хуже дитя малого.

Мама Сергея, Ольга Николаевна, обняла меня за плечи и завела в дом. Там уже был накрыт стол. Мы сели и завязалась непринуждённая беседа. Родители Сергея давно и хорошо знали моих родителей, Зину, лишь о моём существовании им стало известно в прошлом году, так что тем для бесед у нас было предостаточно. Я рассказала, как Сергей хвалился мамиными пельменями. Ольга Николаевна улыбалась, ей было приятно. Наклонившись ко мне, она тихо произнесла:

- Наш Серёжка – однолюб. У Романовых все мужики такие.

- К сожалению, в нашей семье тоже все заражены этим вирусом – вздохнув, ответила я.- Так что в этом мы схожи.

Мать Сергея ещё что-то хотела сказать о сыне, но Сергей глянул на неё и она замолчала. У него тоже была какая-то тайна, к знанию которой меня пока намеренно не пускали. Я поступила также. Как только Серёжка открывал рот, сказать, что-то обо мне, то зарабатывал пинок ногой, под столом и, замолкал. После завтрака мы вышли во двор.

-В общем, так, Исаева, с тебя причитается. Чем расплачиваться будешь, решай сама. Пока даю выбор.

-А что случилось?- сделала я недоуменное лицо.

-То, что ты отбила мне ногу. Сделала молодого человека инвалидом.

-Ну, я не знаю – начала мудрить я.

-Короче, мама, я сегодня перебираюсь к Исаевым. На лечение – смеясь, сказал Сергей, и повернулся ко мне – Учти, я давал тебе выбор. Не стоило тянуть с решением.

-Я твою ногу зелёнкой намажу – с запозданием крикнула я, и все засмеялись.

Наконец-то я смогла немного оглядеться. Дом Серёжиных родителей был не меньше нашего, такой же добротный. Между гаражом и домом располагалась, увитая молодыми лозами винограда, беседка, очень уютная с круглым столом, накрытым вышитой скатертью.

«Надо будет папу попросить, чтобы нечто подобное и у нас соорудил - подумала я.- Это же просто прелесть какая-то. И в жару, и в дождь можно, с удовольствием, проводить в ней время». И ещё, у Ольги Николаевны было множество цветов. По-видимому, она любила их не меньше моей соседки бабы Тани. Всё в этом доме было сделано с душой и для души. Это было видно по тому, с какой нежностью Серёжкина мама относилась к вещам, как проводила рукой по салфетке, как прикасалась к бутонам нераспустившихся роз. За домом располагался приусадебный участок, подготовленный для высадки овощей. А дальше виднелись фруктовые деревья и виноградные лозы. В загоне, возле сарая, бегало несколько смешных поросят и куры - хозяйство Серёжкиной мамы.

Мне понравилось у Романовых, атмосфера в доме, их отношение между собой и к окружающим.

Посидев ещё немного, я собралась домой, предварительно пообещав родителям Сергея навещать их. Сергей пошел со мной, предупредив маму, что вернется не скоро, так как обещал моему отцу с помощью. Идти назад было уже не страшно. Мы обошли наш двор, и зашли в сад через калитку со стороны леса. Сергей остановился, обнял меня и с силой прижал к себе. Я слышала, как громко стучит его сердце и видела, что он взволнован.

-Ника!- сказал он, целуя меня так, что я начала задыхаться. – Солнышко! Давай не будем тянуть! Выходи за меня замуж. Если ты не хочешь свадьбу, не надо. Тогда просто распишемся и всё. Я хочу, чтоб ты всегда была рядом. Я понял, что панически боюсь потерять тебя. Родители хотят заслать сватов, ты им очень
понравилась.

-Серёжка!- пыталась я выбраться из его объятий, что бы хоть как-то вдохнуть.- Серёжка! Только сегодня утром мы говорили об этом с отцом. Мне же ещё год учиться, и ты учишься. Будет тяжело. Давай год подождем. У моих родителей вот-вот появится малыш.

Лицо любимого стало каменным, руки опустились. Я, чтобы подсластить пилюлю, начала сама целовать его, пока он снова не обнял меня.

-Но ты согласна хотя бы на сватов?- спросил он с надеждой.

-Да!- ответила я, и Сергей подхватил и закружил меня. Когда он поставил меня на землю, я услышала тихий смех. Это отец наблюдал за нами все время, пока мы были здесь.

-Ну, я же говорил - произнёс он. – А то она годик собралась ждать.

-Все-таки, Дима, годик - со вздохом сказал Сергей.- Но на сватов она согласна.

- Ну, и слава Богу!- сказал отец и пошел в сарай.


Мы, переодевшись, побрели за ним. Обещали помочь, значит надо выполнять.

Мужчины не стали долго мириться с моим присутствием в сарае, потому что я много говорила и больше им мешала, чем помогала, и отправили готовить обед. Я время от времени прибегала к ним принося попить и исподтишка подслушать их разговор.

-А вы, вообще-то, знали, о её фобии?- спросил Сергей у отца.

-Ты понимаешь, поначалу не придавали этому значения – ответил отец.- А потом заметили, что она бледнеет и вздрагивает от каждого телефонного звонка. А когда тёщи не стало, она вообще начала отключать телефон. Бывало, оставляешь дома одну, звонишь узнать всё ли в порядке, а в ответ тишина. С ума можно было сойти. Лена пыталась ругать её за такое, но Ника тогда стала просто выходить во двор, и сидеть там, пока не приходил кто-то из взрослых. Один раз до десяти вечера сидела. Это Зинка, молодец, сразу разобралась, что девчонку что-то беспокоит. Вообще с моей сестрой спорить – дохлый номер. Тем более дочка в ней души не чаяла. И Зина стала забирать её к себе, а потом уже и мы не заметили, как Ника совсем перебралась к ней, изредка приезжая к нам в гости. Так оно и вышло, как хотел мой дед, что бы Нику воспитывала Зина.

-А что у Лены больше никаких близких родственников нет?

-Нет! Тестя забрала шахта, тёщу – тоска по мужу и сердечный приступ. Была ещё какая-то тетка, но очень старая и живущая далеко, они и не общались почти.

«Чудненько - подумала я. - Оказывается, для общего развития, полезно за дверями постоять, все тайны Мадридского двора узнаешь».


Когда я заходила к ним в сарай, Сергей слегка касался меня, и украдкой целовал. И уже от этих касаний, к обеду, я была в таком возбужденном состоянии, что хоть вой. Мне до чертиков хотелось очутиться в крепких объятиях любимого, а тут ещё, как ни, кстати, вспомнилась наша первая ночь и я, не выдержав нервного напряжения, помчалась и стала под холодный душ, чтобы хоть как-то разрядиться. Я стояла, пока на руках и ногах не заледенели пальцы. Душ помог. Я немного успокоилась. Нет, все-таки, держать Серёжку на таком близком расстоянии опасно, для моего организма. Так и правда, можно замуж выскочить быстрее, чем думаешь. Время от времени я выглядывала из окна спальни во двор, чтобы убедиться, что Серёжка там, что это не сон. Но Сергей был в сарае с папой, оба замурзанные, в паутине, разбирали какие-то доски и беседовали о чем-то. Серёжка, заметив меня, подмигнул и я, взвизгнув от счастья, схватила лежащую на кровати подушку, прижала её к лицу и, упав с ней на кровать, вдруг поняла, что плачу, но плачу от счастья.

МОЙ САМЫЙ ЛЮБИМЫЙ, САМЫЙ ЖЕЛАННЫЙ ЧЕЛОВЕК, БЫЛ РЯДОМ и находился за стеной этого дома.

Покончив с приготовлением, я позвала своих мужчин обедать.

После обеда мы вышли на улицу. Сергей повязал на голову платок, наподобие банданы, чтобы не мешали волосы. Мы сидели на лавочке и, поджидая отца, болтали просто так.

-Вероника! - улыбаясь, сказал Сергей.- Имей совесть. Не придвигайся слишком близко, я же живой человек. Знаешь, какие мысли в голове начинают зарождаться. Про отношения, про секс. Март сразу вспоминается.

Ну а меня так и тянуло какую-нибудь глупость сморозить. Наверное, от счастья. Вот и сейчас понесло.

- Ты прямо как кот. Март тебе вспоминается. А я вообще-то думаю, что секс в жизни не главное - сказала я лукавя. Сама час назад умирала от желания. Но продолжила:- Главное, что бы любимый был рядом.

Сергей захохотал. Вышел отец и они пошли, за дом, к сараю. Я следом за ними. Села на лавочку и сделала вид, что штопаю папину рубаху, а сама, наклонив голову и навострив ушки, слушала, о чем говорят мужчины.

-Дима! Ты слышал, что сказала твоя дочь – спросил у отца Сергей.- Она сказала, что секс в жизни человека не главное, а главное, что бы любимый был рядом.

«Сексот» - возмущенно подумала я.

-Офигительная теория – ответил отец.- Это она у Зины нахваталась. Та в тридцать пять только замуж вышла. Если бы мы с Ленкой так думали, у нас вообще детей не было.

Разница в возрасте шестнадцать лет, не мешала им «тыкать» друг другу и болтать о всякой ерунде.

-Как ты думаешь, проучить надо?- спросил Сергей, кивнув головой в мою сторону.

-Я думаю, просто необходимо, чтобы от всяких ненужных теорий избавить.

И они заржали.



Рина Волошина

Edited: 22.12.2018

Add to Library


Complain