Вероника

Font size: - +

Глава 4

  • Утром мы встали раньше всех. Проходя через гостиную, увидели такую картину. Ира спала на диване, укрывшись одеялом. А с краю, поверх одеяла, сидя дрых Саня, в одежде. Мы прошли и тихонько прикрыли за собой дверь на кухню.

    тёткины дети совсем перебрались к нам – улыбаясь, сказал Серёжка, заваривая кофе.- Ты пойдёшь на речку?

    -У меня и дома полно работы. Пусть наши гости идут, а я приберусь немного, пока никого не будет. Саня и Таня дорогу знают.

    «Такая удача – думала я. – Можно заняться книгой, пока никого не будет».

    - А может, со мной пойдёшь, а то мне как-то неспокойно. Не люблю я, когда ты остаёшься одна. Ты же магнит для неприятностей.

    -Я не одна буду, а с Васей. У нас, с котом, работы не початый край. Ты иди не волнуйся. Я попрошу Сашу оставить мне телефон, позвонишь.

    Серёжка, поцеловав меня, убежал, а я стала готовить друзьям бутерброды, возле воды аппетит бешеный. Потом достала из холодильника остатки вчерашнего пиршества и принялась за приготовление завтрака. Первыми на кухне появились Макс и Лиза.

    -Господи! – произнёс Макс.- Как в старые добрые времена, мы втроём и больше ни кого. Как же я скучаю, по тем дням, когда можно было прийти к тебе Ника, устроиться удобно на кухне, и беседовать.

    -Макс, так в чём проблема? Ты и сейчас, не хило, устроился у меня на кухне.

    -Это не то. Тогда ты принадлежала только нам, и была только нашей подругой. А теперь, что бы с тобой поговорить, хоть записывайся заранее у Викторовича.

    -Так что ты предлагаешь? У тебя есть возможность повернуть время вспять?

    - Нет, но ты хоть один день в неделю уделяй нам.

    -Сегодня я в вашем распоряжении. Сергей убежал к родителям и надолго. Но учтите, на речку я с вами не пойду. Хотите, оставайтесь со мной.

    -Нет, так не честно.

    -Ладно, ребята, идите, купайтесь, отдыхайте, мне надо кое-что сделать. А посиделками будем заниматься дома, обещаю.

    Вскоре к нам присоединились Ира и Саша. Я отозвала братца в сторону, словно мне нужна какая-то помощь. Саня вышел за мной на порог.

    -Саша, где сестра?

    -В соседней комнате, под надзором – улыбаясь, ответил он.- А что?

    -А то. Ты хочешь, чтобы тётка позвонила моему отцу, а мне оторвала голову, за то, что я тут развела бордель.

    -Ника, ты что? У меня с Иришей серьёзно, а с психологом твоим я разговаривал, там все чинно и скромно. Мы вообще-то думали в гости к нашим родителям сходить. Батя приезжает завтра, вот мы и пойдём. А мать ни чего плохого и не подумала, она о тебе очень хорошо отзывается.

    -Ну, спасибо, утешил. Я не против того, что вы встречаетесь, влюбляетесь, главное, что бы потом…

    -Слушай, Ника. Ты младше меня на пять лет, а такая вредная. Как тебя Сергей терпит?

    -Так, не будем выяснять, кто вредный, кто полезный. Ты мне скажи один секрет, если знаешь. Что тебе известно о книге, которую искал Артемий. Расскажи, всё, что знаешь.

    -Да я и знаю то, что все. Вроде бы прадеду, от его учителя досталась какая-то книга, не то богатства, не то колдовства. Воспользовавшись этой книгой, можно было получить власть, богатство и тэ дэ и тэ пэ. В общем, если тебе она попала в руки – ты царь и бог. Куда потом делась эта книга – никто не знает. Собственно говоря, в эту лабуду никто и не верил. Один Артемий повёлся. Что из этого вышло – ты сама знаешь.

    - А ты веришь в существование этой книги?

    -Да что я больной? Я знаю и верю в одно: что если нужны деньги, их надо заработать. А если любишь – то надо добиться своей любви. И без всякого колдовства. Колдовство – это вещь не надёжная. Не верю я во все эти фокусы и магию.

    -А как же я?

    -А ты у нас исключение. Знаешь, как говорят – в семье не без урода. Нет, ну ты не обижайся, это к слову пришлось.

    - А я не обижаюсь. Между прочим, я до пятнадцати лет так и думала, что у меня какой-то сдвиг. Пока Зина, внушая мне каждый день то, что у меня просто по-другому устроены мозги, не изменила моё мнение. Ладно. Пошли завтракать. Я тебе сегодня доверяю своих гостей. Я на речку не пойду.

    -Почему? А Сергей?

    -А Сергей пошёл исполнять сыновий долг. Чего-то там с водой, у родителей, мать вечером звонила. А я приберусь немного и новую машинку испробую.


    Когда мы вернулись на кухню, все были уже в сборе. Быстренько позавтракав, народ, прихватив приготовленные пакеты с бутербродами и бутылки с напитками, отправился купаться, обещая вернуться к обеду. Я, замкнула за ними калитку и чтобы не терять время, загрузила машинку и начала быстренько убираться. Дойдя до книжного шкафа, я вытащила, изуродованные мной, книги и отложила их. Потом быстро вытерла пыль и промыла полы. Машинка подала сигнал об окончании стирки. Я, заложив новую партию белья и развесив уже постиранное, схватила книги и помчалась в конец сада. Там я приметила у самого забора, поваленный ствол дерева, на котором хотела устроиться.

    Убедившись в отсутствии пауков и всякой другой неприятности, я уселась, подстелив коврик, и занялась тщательным изучением книг.

    Во-первых, я до мельчайших подробностей рассмотрела обложку дедовой книги – там ничего не было. Во-вторых, я досконально, листок за листочком пересмотрела вырванную середину книги. Я пыталась её читать по всякому: снизу вверх, задом наперед – безрезультатно. Я строчку за строчкой пересмотрела весь текст и пришла к выводу: ценность книги заключалась в спрятанной в ней карте. А карта была у меня. Только что бы её прочитать – где-то должна быть расшифровка. Зина не смогла мне подсказать, что это за место, и что за знаки изображены на листке. А Сергей так и не нашел время посмотреть.

    Что же делать? В принципе, можно было выкинуть и забыть, но почему тогда из-за этой книги весь сыр-бор?

    Я поднялась и собралась идти в дом, как вдруг почувствовала, что из-за калитки за мной кто-то наблюдает. Калитка со стороны леса была замкнута, чужой зайти не мог, поэтому я смело сказала:

    -Ну, и что мы хорошего увидели, что стоим и прячемся?

    Человек вышел из тени.

    И только тогда я вспомнила, что не взяла у Саши телефон.

    По ту сторону калитки стоял Артемий, по эту – я, и в доме никого. «Главное средство защиты – это нападение» - любил говорить Олег Станиславович. И я решила схитрить.

    -Шаг за калитку – и я зову ребят – сказала я. Гонор с Артемия в больнице видно сбили, потому что он тихо сказал:

    - Вероника, не надо. Прости меня за то, что случилось. Я поговорить хочу.

    - О чём?

    -О книге. Мне известно она у тебя и если бы ты знала, как ей воспользоваться, ты бы это сделала. Я бы мог помочь тебе. Ты одна из родни владеешь силой.

    -Да хоть какая книга, как она выглядит и, что из себя, представляет? – уже не выдержала я.

    -Книга толстая, чёрный переплёт, пожелтевшие страницы и слова вроде бы понятные, но в тоже время нет.

    -Вы уверенны? Вы её хоть раз видели? Или это только ваше предположение?

    -Я слышал, как дед описывал её. И находясь при смерти, он передал её Татьяне.

    -Хорошо. Татьяна принесла мне книгу, которую ей завещал дед. Он передал её, запакованную в коричневую обёрточную бумагу, и просил, чтобы Таня ни в коем случае никогда не пользовалась ей. Она никогда её и не открывала. Открыла её я. Я не знаю, чем вам может помочь учебное пособие? Разве, что букинисты за него дали бы какие-то деньги, поскольку пособие довоенное и старое. Но после того, что я сделала с ним, оно теперь не стоит ни чего. Вот оно – и я показала ему разодранную книгу.

    -Как – пособие? Какое пособие? Эта не та книга.

    -Ну, если бы вы пришли, и нормально объяснили, что вам нужно, я бы отдала вам эту книгу, без кровопролития. Мне своего дара, с головой, хватает, зачем мне ещё колдовство и магия. Мне и от своего дара временами тошнит.

    -Ох и дед! Ох и дед Степан! – задумчиво проговорил Артемий. – Но куда делась книга? Я перелопатил кучу литературы, опросил множество людей, книга не могла уйти из семьи. Если только…Егорович.

    -Что Егорович? – не поняла я.

    -Егорович неоднократно встречался с дедом. Вернее дед, перед смертью, хотел его видеть и посылал за ним.

    -Ну и что?

    - А то, что книга могла попасть в руки к Егоровичу, ведь он прямой наследник. И оттуда её уже не получить ни как.

    -Можно подумать, что Егорович будет колдовать, пользуясь книгой.

    -Кто знает, что будет. Но хорошего будет мало. Ты замуж за Сергея собралась?

    -Это не ваше дело.

    -А ты спроси себя, что ты знаешь о прошлом своего избранника, что ты знаешь о его семье, На какие шиши, они живут? Или ты думаешь: все блага на них с неба высыпались? Эх, Димка! Но куда Зинка-то смотрела? А ты? Не уже ли ты такая глупая, что веришь в вечную любовь? Посмотри на себя. Посмотри на себя внимательно. Не ты ему нужна, а твой дар. Твой дар нужен этой семье, твой дар нужен Егоровичу.

    -Я не хочу об этом говорить. И не хочу об этом думать. Если вы больше ничего не знаете - тогда до свиданья.

    -Если вдруг эта книга попадёт тебе в руки – лучше избавься от неё любым способом, добра от неё не будет - и ушел.

    Я тоже пошла к дому.

    Посей зерно сомнения и вырастет дерево недоверия.

    Артемий, садовод хренов, это зерно посеял, а я уши развесила.

    Зачем он так? От злости что ли? Ему какая выгода – книги-то всё равно нет? Тупик. Остаётся один Егорович.
    Мысли мыслями, а гостей кормить надо. Я вытащила из холодильника филе и решила сделать отбивные. Руки делали одно, а голова думала другое, и ни кого не было рядом, что бы отвлечь меня от этих мыслей. Вскоре обед был готов.

    Покончив с этим делом, в ожидании друзей, я одела рукавицы и, взяв садовые ножницы, решила привести в порядок кусты роз, срезав бутоны, которые уже отцвели. Когда моя работа была практически закончена, пришел накупанный и голодный народ.

    -Исаева, а что у тебя на обед? – спросил Макс по привычке.

    -Суп овощной, отбивные, рожки – скороговоркой ответила я.

    -Ну и кому ты их отбила?

    -Кого?

    -Рожки.

    -Макс, не умничай. Рожки мучные, а отбивные из куриного филе. А один, больно умный, друг готовит ужин на всех.

    -Ника, не злись, я из еды признаю только всё твоего приготовления. Своим отравиться боюсь.

    -Спасибо, родной, за доверие – улыбнувшись, ответила я.

    -Что, Сергей не объявлялся? – подошел к нам Саша. Я покачала головой.

    -Надо идти на выручку – продолжил он.

    -Пообедаете, а потом пойдёте.


    После обеда Саня собрался идти к Сергею. Денис и Макс решили составить ему компанию. Таня тоже пошла домой. Лиза, не выдержав испытания отдыхом, отправилась спать, а мы, с Ириной усевшись на лавочку возле дома, балдели на солнышке.

    -Как тебе? – спросила я Иру.

    -Класс.

    - Не жалеешь что приехала?

    -Ты что? Я и не думала, что со мной может произойти нечто подобное. Все, как в сказке, и отдых, и Саша… Он такой интересный. Не соскучишься. Выпытывает, выспрашивает обо всём. Зачем ему? Ведь я скоро уеду. Я – там, он – здесь…

    -А ты что уже ехать собираешься?

    -Да как-то не хотелось, но Макс и Лиза уезжают через два дня, у них путёвка в Крым.

    -А тебя, каким боком, это касается? Я - то остаюсь здесь. Тем более комната освободиться. Так что, если хочешь, оставайся со мной.

    -А Денис?

    -А это теперь пусть у Таньки голова болит. Денис у меня в зале квартирует, он мне не мешает. Хотя Сергею не очень приятно, когда Денис рядом со мной. Но я не собираюсь ничего менять. Денис - молодец, он мне помогал хорошими советами в те минуты, когда я была в отчаянии. Когда я не знала, как дальше жить и что делать. А Сергей чувствует свою вину за те дни и ревнует меня к Денису. А зря.

    -Слушай, Ника, я бы ни когда не могла подумать, что тебе так было плохо, что ты переживала.

    -Видишь, это всё благодаря брату Макса. Мы часами с ним общались через интернет. Вернее он мне рассказывал всякие истории, и я отвлекалась. А позже Денис был шокирован тем, как отнеслись к просьбе Сергея Станиславович и Яковлевич. И ещё Денис мне постоянно внушал, что надо помогать людям, если тебе дан Дар, а не зарывать его.

    - Вот смотрю на тебя, Ника, ты сама не своя. Что произошло, пока нас не было?

    -Да так. Погоди, кто-то в калитку ломится. О! Танюха! Из дому выперли, что ли.
    Во двор влетела, раскрасневшаяся от бега, Таня и упала рядом с нами на лавку.

    -Что случилось, Тань? – спросила Ира.

    -Ой! Дайте, дух переведу, а то помру. Бежала всю дорогу. Со школы так не
    бегала. Ника, Артемий приехал, у нас сидит.

    -Я знаю – девчонки уставились на меня. – Он уже был здесь и разговаривал со мной.

    -Ты что? А я-то думаю: чего ты такая напряженная? - сказала Ирина. – Что он хотел?

    - Как всегда – книгу. Но мы наконец-то выяснили, что книга, которую ты дала мне на сохранение – не та. Ему нужна была книга с какими-то волшебными записями, а у меня на руках было всего-навсего какое-то учебное пособие.

    -Ника! То, что я тебе дала – это мне доверил прадед, за день до смерти, а что у него ещё было, я не знаю.

    -А к нему больше никто не приходил? – спросила я, помня слова Артемия.

    -Подожди! За несколько дней до кончины, он послал мать за Егоровичем. Егорович сначала не хотел идти, но потом всё-таки пришел. Дед с ним разговаривал наедине, долго, упрашивал его что-то забрать. Егорович всё не соглашался, но, в конце концов, унёс какой-то свёрток.

    -А теперь, Танечка, главное, чтобы об этом не узнал Артемий.

    -А что он ещё говорил? – спросила Ира.

    -Он сказал, что Сергей не любит меня и женится из-за моего дара. Что я страшная, слепая дура и не пара ему. И что я ничего не знаю об этой семье.

    -То, что ты страшная и слепая – это не правда, а то, что ты дура, каких ещё поискать, это точно – не выдержала Ирина. – Какого чёрта ты с ним беседовала? Ему захотелось растревожить тебя, и он этого добился. Я смотрю, у тебя самооценки никакой нет. Минус работе Дениса. Так ему и надо сказать. А Серёге ещё и по шее не мешало бы дать. Ему тяжело было тебе всё рассказать, что ли, про своих, что бы потом тебя никто не трогал? Интриган хренов.

    -Да он рассказывал. Я так думаю: если есть какая-то тайна, то он и сам об этом не знает. Ладно, девчонки, давайте думать, чем мы на ужин наших бандитов будем кормить. От Макса ужина не дождёшься, он не зря смылся. Так что, какие будут предложения, чтобы простенько и красиво.

    -Вода из колодца – простенько и красиво – предложила Ирина.

    -Пусть доедают то, что осталось от обеда, а нет, пусть едят Макса – сказала Таня.

    -Кто там моего Макса есть собрался – спросила Лиза, выйдя на порог.

    -Ой! Куницына, ты у нас самая отдохнувшая – тебе и ужин вместо Макса готовить – сказала я.

    Лизка, промолчав минуту, произнесла:

    - Ладно, пусть едят Макса.

    - Ах, какая ты у нас добрая. Ну, хорошо. Пусть Макс живёт. Будем доедать то, что осталось от обеда. А завтра уже будем сочинять новое меню. Лиза, когда вы уезжаете?

    -Послезавтра, днём. Домой приедем и на следующий день опять уезжаем. Дали предки отдохнуть в деревне, аж два раза. В общем: здравствуй мама и прощай.

    -А родители твои, что? – спросила Таня.

    -А ничего. Я уже так давно встречаюсь с Потаповым, что мне кажется, уже мешаю дома своим родителям. Они, наверное, не дождутся, когда мы распишемся.

    - Это дело не хитрое – сказала Татьяна. – Ты уживись, попробуй.

    -Они уживутся. Они не могут друг без друга. Три года нервы друг другу мотать – это тебе не шутка – заулыбалась Ирина.

    -Я хорошая и пушистая – сказала Лиза.- И не мотаю нервы.

    -Ага, а кто Макса в меню на ужин поставил? Хорошая и пушистая Елизавета Каннибал. Это все слышали.


    К вечеру пришли ребята, Сергея с ними не было. От ужина отказались, сказав, что Серёжкина мама их накормила досыта. Саша, чмокнув Иришку, подошел ко мне.

    -Ника, Серёжка, наверное, сегодня не придёт. Там полный аут. Перерыли весь двор – водопровод меняли. Теперь осталось яму зарыть. Я парней привёл, а сам пойду Сергею помогать. Он не успокоится, пока не закончит. А началось всё с бака на душ – вздохнул он.- В общем девчонки вы не переживайте, если мы рано закончим – то придём, а если нет – то у Сергея заночуем.

    Саша ушел, прихватив с собой Таню. Ребята, выкупавшись, уселись под телевизором, а мы, три красавицы, заварив себе чай и наделав бутербродов, уселись за столом на улице. Потом Лиза увидав, что Макс пошел спать, смылась к нему, под бочок. А мы с Иришей решили посидеть ещё немного. На улице было душно. На небе ни звёздочки.

    -Ника, наверное, будет дождь – сказала Ира.- Душно как. Саша меня завтра в гости пригласил, и я не знаю, что делать. Ведь мы совсем не знаем друг друга.

    -Знаешь, Ира, есть такая поговорка «Встречаются с одними, выходят замуж за других». Толку, что ты за Женькой страдала, а встречалась с ним сколько? Между прочим, завтра приезжает дядь Лёня, отец Сани и Тани – мировой мужик. Вот Сашка и зовёт тебя в гости. Соответственно, намерения у него самые серьёзные. А ты смотри сама. Нравится – сходи. Нет – не мне тебя учить, что делать.

    -В том то и дело, что нравится, но всё как-то слишком быстро произошло. Четыре дня как знакомы.

    -А, ты хотела пять лет страдать, десять лет встречаться? Так и старость наступит. Пошли в дом, а то наша старость не наступит никогда. Утром найдут два скелета, обглоданных комарами. И, слышишь, уже гремит.


    Вдалеке раздавались раскаты грома. Мы зашли в дом, умылись и разошлись по комнатам. Я не стала закрывать окно, легла под одеяло и приготовилась слушать, как дождь будет барабанить по подоконнику. На улице всё затихло, не было ни шороха, ни малейшего дуновения ветерка. Гроза приближалась.

    Вдруг вспышка молнии разорвала чёрное небо, и прогремел гром. На землю упали первые тяжелые капли дождя. Потом дождь стал усиливаться. Я хотела встать, чтобы закрыть окно, как вдруг увидала, что кто-то снимает противомоскитную сетку и влазит в мою спальню, через открытое окно. Влезший, поставил сетку на место и прикрыл за собой створки, чтобы дождь не заливал комнату. Я затаилась в кровати, думая, если что, сразу скатится на пол и звать на помощь. Вспыхнула молния и я увидела Сергея, мокрого, опирающегося руками о подоконник. Я вскочила с кровати и подбежала к нему.

    -Я мокрый и холодный – прошептал он, обнимая меня. – Сашке повезло, его дождь не застал.

    -Раздевайся скорее – сказала я, доставая из шкафа полотенце. Потом помогла Серёжке стащить мокрую футболку и развесила её на спинке стула. Серёжка разделся и лег на мое нагретое место, я пристроилась рядом.

    -Сильно устал? – спросила я.

    -Работал как трактор. Хорошо, что сегодня всё успели, завтра пришлось бы в грязи возиться. Спасибо ребятам – помогли. А у тебя что нового?

    -А, всего понемногу.

    -Артемий приходил – не то спросил, не то сказал Сергей.

    -Приходил. Книгу искал. Выяснилось что у меня не та книга, которую он ищет.

    -И?

    -Потом сказал, что ты женишься на мне, только потому, что вашей семье нужен мой дар, ну и всякое прочее, чтобы пошатнуть мою, и без того низкую, самооценку.

    -А ты что, не знала? Вот замкну тебя в клетку и буду спрашивать каждый день, что мне делать, и что меня дальше ждёт.

    -Нет. Ты обещал сидеть со мной в подвале, а не в клетке.

    -Тогда будем сидеть в подвале.

    -Зачем он так? Почему он так плохо отзывается о вашей семье? Словно вы всё получили не честным путём, а с помощью колдовства.

    -От злости. От обыкновенной злости. Вероника, давай сделаем так, разъедутся наши гости, мы пойдём к деду вдвоём и спросим все, что тебя интересует. А пока не будем ломать голову. Потом устроим деду пытку апельсинами. Ох, не зря мама с дедом целый день только о тебе и говорили, словно чувствовали, что без приключения ты не сможешь.

    Я успокоилась и, прижавшись к Серёжке заснула. Мне снился очень хороший сон про маму, из которого я была вырвана беспощадным звонком Серёжкиного телефона. Я испуганно подскочила на кровати, Сергей сел рядом, обнял меня и поднёс мобильник к уху. Слушал пару минут, потом передал трубку мне, со словами:

    -Это Дима. У Лены роды начались.

    -Папа! – сказала я как можно спокойнее. – Всё хорошо. С мамой всё будет хорошо. Ты не переживай. Ты где?

    -В больнице. Я очень боюсь за неё и за малыша.

    -Что говорит врач?

    -Что всё нормально.

    -Тогда чего ты волнуешься? Ты хоть не собираешься присутствовать при родах?

    -А можно? А меня пустят?

    -И не вздумай, будешь только маму отвлекать. Давно её забрали?

    -Да. Я не уйду отсюда, пока всё не закончится. Подожди вот медсестра идет - вдруг в трубке раздался радостный вопль и отец прокричал:- Ника! У меня сын! Ура! У меня сын! Пятьдесят два сантиметра, три с половиной килограмма!

    -Поздравляю тебя, папа – сказала я, отдала Сергею телефон, уткнулась в подушку и заплакала. Я не знаю, от чего я ревела, может быть от того, что приход моего брата в этот мир был ожидаемым и желанным. Его уже любили. А моё появление было для родителей полной неожиданностью. И вряд-ли так они орали и радовались, когда родилась я. И сколько бы мать не говорила о своей любви ко мне, я ей не верила.

    Сергей поздравил отца, пообещал, что завтра мы перезвоним. Потом обнял меня, повернул к себе и сказал:

    -Ты ревнуешь родителей к малышу. Пойми, они, в отношении тебя, уже ничего не смогут исправить. Они были молодые и глупые, раз добровольно отказались то тебя. Хотя благодаря Зине ты и стала такой, какая ты есть. Знай, кто-бы и чтобы тебе не говорил – я люблю, и буду любить тебя всегда. А когда ты захочешь детей, они будут самыми любимыми и самыми желанными у нас.

    После такой пламенной речи, я чуть было не брякнула: «Уже хочу», но вовремя спохватилась, вспомнив, что ещё учиться целый год.
     



Рина Волошина

Edited: 22.12.2018

Add to Library


Complain