Вероника

Font size: - +

Глава 6


  • Всю дорогу мы ехали молча. Сергей направил машину к дому родителей. Я вышла и подождала, пока он поставит ее в гараж. Потом он повернулся ко мне и сказал:

    что? Пошли получать ответы на интересующие вопросы?

    - А может, просто зайдём поздороваться, с родителями, с самого приезда не виделись. Нехорошо получается. А там посмотрим.

    Мы зашли во двор. Мама Оля сидела в беседке и читала какой-то журнал. Линда лежала у её ног. Мужчины, спрятались от полуденной жары в доме и, судя по звукам, доносящимся из окон, смотрели боевик по телевизору. Мы поздоровались. Мама Оля обняла меня и сразу начала допрос, не голодные ли мы. Есть не хотелось, а Сергей, разведав, что в холодильнике стоит компот, рванул в дом. По его долгому отсутствию я догадалась, что он присоединился к отцу с дедом. Мы остались вдвоём. Мама Оля взяла меня за руку и сказала:

    -Вероника, девочка моя, я очень тебе признательна, за то, что ты сделала. Сергей рассказал, что вы были на кладбище. Наша бабушка, светлая ей память, заслужила такое отношение. Мне хочется немного рассказать о нашей семье. Твой прадед и наша бабушка были очень дружны. Она частенько ходила консультироваться к твоему деду, в тех случаях, когда медицина была бессильна. Хоть сама была медиком, но предпочитала лечиться и лечить других народными средствами. Она и Егорович помогали нам растить Серёжу. Каждое лето он проводил здесь, а зимой был с нами. Пережила она вашего деда не намного и ушла она из жизни тихо, легла спать и не проснулась. Во сне лопнул какой-то сосуд. Когда бабушки не стало, мы с Виктором оставили квартиру в городе Серёжке и переехали сюда. Ещё я хочу сказать, что наша семья очень довольна вашим решением не только зарегистрировать брак, но и обвенчаться здесь. Вы с Серёжей не волнуйтесь, мы всё сделаем сами.

    -Но почему? – спросила я, не понимая, зачем мои и Серёжкины родители идут на такие затраты, когда можно тихо, скромно, расписаться, обвенчаться и в узком семейном кругу посидеть.

    -Это важно для нас и для Сергея. Он не признаёт гражданский брак. Так получилось, что мы с Виктором долго жили без регистрации и штампа в паспорте. Кинулись, когда получали квартиру. Серёжке было десять лет, когда мы расписались, без всякого торжества, по дороге на работу. А ведь действительно, работа забирала всё время. Отец в НИИ, потом на заводе, а я почти весь день на лекциях. Так и жили. А потом, когда уже официально оформили наши отношения, сын, как-то придя из школы сказал: «Сегодня заполняли анкеты. Слава Богу, у моих родителей одинаковые фамилии и никто не задавал дурацких вопросов». Вот тогда я и поняла, что совершила большую глупость, от чего добровольно отказалась. Вот теперь думаю, попросят у меня внуки показать наши с дедом свадебные фотографии, а у нас их нет. Бабушка на лекции, бабушка на семинаре, дедушка в институте – кому это будет интересно? Теперь мы устраиваем этот праздник не только для вас, но и для себя. Моя мама говорила, что на человека смотрят три раза в жизни: когда родился, когда женится и когда умер. Поэтому не совершайте наших ошибок и не превращайте такой торжественный и светлый для вас день в обычный.

    -Мама Оля, но это такие затраты! – я пыталась найти аргумент.

    -А вы наших денег не считайте. Мы с Димой и Леной уже всё обсудили. Дело за вами. Нам нужно, чтобы в положенный срок вы присутствовали: счастливые, красивые и нарядные. Я Лене уже позвонила и поздравила её с рождением сына, а теперь поздравляю и тебя, старшая сестра.

    -Мама Оля, меня ещё один вопрос интересует: есть ли у Серёжки тайна, знание которой мне не помешает, но сам он не расскажет её никогда? Ведь, наверное, у него была девушка? Он с кем-то встречался? Мне бы не хотелось потом попасть в неприятное положение и чтобы за спиной шушукались.

    Моя будущая свекровь заулыбалась, придвинулась ко мне поближе и произнесла:

    -Скажу тебе по большому секрету. Мои мужики не знают, что я это слышала, ну, соответственно и тебе тоже надо молчать. Когда Серёжка был на втором курсе, то ему понравилась девушка, старше на два года. Пришел он к отцу с дедом и говорит: «Буду жениться». А дед ему: «Женись. Но определись сначала, она тебе просто нравится или ты её любишь. Ведь если просто нравится, то это чувство может и пройти. А как ты будешь потом жить, и тем более спать с ней? Ведь у нас в роду разводы не приняты. Выбираем раз и на всю жизнь». Серёжка, конечно, заерепенился и говорит деду: «А сам-то ты как? Всю жизнь призрак Вероники любишь, а с бабушкой живёшь». Дед рассердился и ему отпел: «Ты не путай грешное с праведным. И не смей оскорблять такими словами свою бабушку. Она замечательный человек и благодаря ей я выжил и наш род продолжился. Но если бы нас так подло не разлучили с Вероникой, я никогда, никому не посмел бы дурить голову. Я любил и чту память о той, которой для меня уже никогда не будет. А вот ты попробуй, попытайся найти свою Веронику, потому что в кровати кувыркаться с кем попало и дурак сможет. Это дело не хитрое». Серёжка тогда обиделся на деда, долго не приезжал. А когда приехал, о женитьбе не заикался. Отец, было, спросил, как дела, но тот только отмахнулся. Потом проговорился, что подружку серьёзные отношения совсем не интересовали.

    Когда Серёжка узнал о тебе, долго молчал, присматривался. Ни кому, ни чего не говорил. А в марте привёз деда домой, усадил нас, и попросив прощения у деда, поблагодарил его за то, что заставил в своё время задуматься и не совершить глупость. А потом сказал, что тоже нашел свою Веронику и точно знает, что только ты ему нужна. Мы были рады, потому что давно знали вашу семью, их устои и отношение к браку. Я скажу тебе честно, лучшей жены для своего сына, а для себя дочери я не желаю.

    -Спасибо, мама Оля – просто сказала я.

    Я действительно была благодарна этой женщине за такие слова. Она обняла меня и прижала к себе.

    -Доченька, вы обсудите с Серёжей, когда подадите заявление и сообщите нам, когда будет регистрация, чтобы и мы здесь всё подготовили.


    Фильм закончился и мужчины, выползли из дома и присоединились к нам. Егорович подошел, обнял меня, поцеловав в макушку. Серёжка переоделся и принес полный кувшин холодного компота. Кувшин запотел. Капли струйками стекали по его бокам, образуя лужицу на столе.

    что, шептухи, секретничаете? – спросил отец Серёжи.- Ты, мать, пирожков бы детям положила, кто им там напечёт.

    - Сегодня что, вся деревня печёт пирожки? – спросил Сергей.- Утром тётка Тая, целое ведро передала, друзьям в дорогу гору наложили. Но вы родители не стесняйтесь, давайте и побольше. Мы будем благодарны за всё.

    -Вот, баламут – ласково произнесла Серёжкина мать и потрепала сына по голове.

    - Ну ладно родители. Мы пойдём. А то у нас там вроде как гости ещё остались.

    - Не поняла? – сказала мама Оля.

    -Да вот пойдём выяснять, гости они нам или скоро родственниками будут – ответила я.

    Мама Оля заулыбалась, мы попрощались и пошли. По дороге я думала, что несмотря на моё желание быть незаметной в день своей свадьбы, я буду, как того требовал обычай, и в платье и в фате. Потому что хочу сделать приятное и обрадовать дорогих моему сердцу людей.

    Один день можно и потерпеть.


    Когда мы вошли во двор, то увидали такую картину. Народ, изнывая от жары, устроил себе, с запозданием, праздник Ивана Купала. Друзья бегали с пластиковыми бутылками из-под напитков и усердно поливали друг друга водой. Я сделала шаг и была облита Саней из бутылки. Схватив стоящее возле порога ведро, я со всего размаху выплеснула воду на Саню. От неожиданности он замер. Родственничка можно было фотографировать для экспозиции «Морская фигура замри».

    Народ немного угомонился, отчитался, что сыт и весел и ожидает нас. Поскольку Саня пострадал больше всех, я позвала его в дом, под предлогом, дать что-нибудь сухое, переодеться, и начала допрос.

    -Ну-ка, скажи мне братец, как это называется?

    -Что? – Сашка застыл с полотенцем в руках.

    - То, что было вчера. Ваш вчерашний поход в гости. Можешь, как угодно меня называть: вредной, полезной, но я хочу знать, что всё это значит?

    в общем – Саня замялся, - я, выбрал Иришу. Теперь хочу поехать с ней, познакомиться с её родителями, чтобы было всё по правилам. Вот такие-то дела, сестрёнка. У нас серьёзно.

    - Молодцы! Ну, просто, молодцы! - вырвалось у меня. - А родители, что?

    -А что родители, я уже давно самостоятельный. А тем более моим родителям Ирина понравилась.

    это и ежу понятно, чтобы Ирина да не понравилась? Она же умница.

    -Вот и я о том же. Хорошие девчонки сейчас редкость, а если встретилась надо не прощёлкать, чтобы потом локти не грызть. Так что, сестрёнка моё тебе большое «мерси», за то, что привезла с собой подругу.

    -Вы что тут секретничаете? – спросила Ира, заглянув в комнату. – О чём разговор?

    -Ладно, ребята, сдам вашего отца. Саня, утром дядь Лёня приходил. Они с матерью переживают, к скольким свадьбам им готовиться. Вы бы не темнили, а поговорили с родителями, раз у вас это серьёзно.

    -Тут на днях кто-то говорил «Встречаются с одними, выходят за других» – вставила свои пять копеек Ирина.

    -Я молчу – вздохнула я. – Придётся нам с Романовым жениться без свидетелей.

    -Это как?

    -Да так. Мы хотели вас свидетелями взять. Ну, раз вы так заняты и сами женитесь, тогда извините.

    -Ника, ну ты и вредина. Мы же не сейчас. А моим родителям вообще переживать нечего, я себе на свадьбу заработал, и на остальное тоже заработаем, правда, Иришка.

    Подруга довольно кивнула.

    -Ребята, поверьте, я очень рада за вас, тем более что моя подруга станет моей родственницей. Значит, мы с Серёжей надеемся на вас, как на свидетелей. Вот тебе Саня и повод поехать вместе с нами. Теперь скажи, сестру звать на допрос?

    -Бесполезно – улыбаясь, ответил Саша. – Там то же самое.

    -Понятно, наверно пойду, попрощаюсь с Романовым, пока не сожгли на костре за колдовство. Стоило мне появиться, как все стали усердно жениться и замуж выходить.

    -Сейчас за это не жгут – успокоил меня Саня.


    Короче, в течение дня, я поговорила с Денисом и всё выяснила. Мои друзья в недалёком будущем, собирались стать моими родственниками. Это меня устраивало. Раз мои гости были почти моей роднёй, их честно можно было "припахать", для помощи по дому. Чем я и воспользовалась. Позвав девчонок, я попросила их помочь мне убрать дом перед отъездом, поскольку в августе, когда мы приедем, будет не до этого. Подруги с радостью согласились.

    Вечером я поделилась новостями с Серёжкой. Он, оказывается, тоже был не промах, потому что попросил парней помочь с уборкой двора.

    что? – спросил Серёжа, - выяснила то, что хотела.

    -Кое-что, я для себя уяснила. А вообще, нам с тобой надо по приезду определиться с датой и сообщить родителям. Подготовить всё, потому, что я многое поняла после разговора с твоей мамой, и не хочу портить этот день ни нам, ни родителям.

    -Вероника, да что с тобой?

    -Платье, значит платье, Серёжа. Не будем нарушать традиции, потому что для твоей мамы это очень важно.

    -Значит, моя невеста на свадьбе не будет ни в джинсах, ни в халате?

    - И не надейся.

    - Мы пойдём и купим тебе самое красивое свадебное платье.

    -Об этом тоже забудь. За платьем я пойду с девчонками. Ты его до самой церемонии не увидишь. И ещё, до отъезда я хочу поговорить с дедом – сказала я, открывая блокнот и вычёркивая пункт «если хочешь спросить – спроси». А завтра с утра, я хочу кое-что поискать, и ты можешь помочь мне в этом.

    -Что именно?

    - Не знаю. Серёжа, отец говорил, что дед очень хорошо к тебе относился. Ты при его жизни часто бывал здесь. Может быть ты слышал, видел или знаешь, не оставлял ли он каких либо записей, черновиков, что-нибудь для меня. Поверь это очень важно.

    -Подожди, - сказал Серёжка, потом встал и вышел из спальни. Вскоре он вернулся с большой шкатулкой и положил её на кровать.

    -Дед складывал сюда всё, что ему дорого. Здесь же и фотографии его сестры и тетради с записями. Я как-то видел мельком. Может здесь ты что-нибудь и найдёшь.

    Я аккуратно открыла шкатулку. Сверху лежали фотографии. Но это были мои фотографии с рождения и до пятнадцати лет. Вероятно, моя тётка посылала их деду. Под фотографиями лежали тетради. Открыв первую, я обнаружила записку, написанную старческой, но крепкой рукой.

    « Внучка, если к тебе попали эти тетради, значит, ты знаешь почти всё и знаешь кто ты. Здесь собраны рецепты отваров и снадобьев, которые пригодятся тебе в дальнейшем. Ты - Носительница Дара, а это ко многому обязывает. Помогай людям, чтобы в их жизни было больше света и радости, чем горя. Ни когда, ничего не бойся. То плохое, что ты увидишь, не коснется тебя. Я постарался поставить хорошую защиту.
    Будут много говорить о книге. И хорошего и плохого. Но знай, камень, сам по себе просто камень, он не убьет никого и не сделает больно, пока не попадет в злые руки. Так и книга; она сама по себе просто книга, пока написанное в ней, не используют в злых целях. Не ищи её. Но если вдруг нечто подобное попадет в твои руки, постарайся избавиться от этого, используя огонь. Я потребовал от внуков держать в тайне твое рождение и пытался спрятать тебя от своего брата, пока он был жив. Но от Романовых мне тебя не спрятать. Все, что ты захочешь узнать, тебе расскажет Егорович. Бумага не сможет передать то, через что мне пришлось пройти. И нельзя описать наши семь кругов ада. Я немного расскажу о нашей семье.
    Мне рано пришлось повзрослеть. Так вышло, что для своего брата и маленькой сестры я стал единственной опорой. Мой дар открылся в детстве. Я многое знал, и умел для своего возраста. Разные люди приходили за помощью. Я никогда не требовал платы, они оставляли сами, что хотели. На это мы и жили. Иногда эти пожертвования были очень щедрыми, иногда нет, но я ни кому не отказывал, памятуя, что настоящий знахарь денег не берет.

    Во многом мне помогала Вероника – у нее был Дар ясновидения. Лишь наш брат не обладал никакими талантами. Как он не просил обучить его, но разве настоящему Дару обучишься. И брат пошел к деду Савелию, проситься в ученики. Дед на всю округу слыл колдуном. Старые люди считали, что он якшался с нечистым. А мы, молодые, думали, что у деда Савелия с головой было не все в порядке. Но, тем не менее, дед взял Степана в обучение. Дедов внук Сергей, предупредил меня об этом. Он дружил с моей сестрой, но вскоре их дружба переросла в любовь. Как же старику это было не по душе. Моя сестра пропала, не без участия, деда Савелия и своего брата. А много ли надо: заманить девчонку в лес и избавиться от нее. Когда я увидел лицо моего брата, то понял, что произошла трагедия. Веронику найти не могли. Но однажды во сне брат стал кричать и просить прощения у сестры. И тогда я просто отрекся от него. За содеянное не было прощения. Степан всю жизнь сгорал от какой-то непонятной болезни, общение с нечистым дорого ему обошлось. Мой непутёвый брат не мог и подумать, что раз призвав на помощь недобрые силы, сам будет служить им вечно. Любое слово, сказанное им в сердцах, оборачивалось бедой. Эта беда дважды коснулась меня: когда я потерял сестру и когда потерял детей. Поэтому твой отец и тётя хранили все, что касается тебя, в тайне.
    Пройдет немного времени, ты вырастешь и научишься сама управлять своим Даром. Иди всегда по светлому пути, неси добро и радость, помогай по мере возможности и никогда не переходи на сторону зла, какие бы блага тебе там не
    сулили. Всем сердцем любящий тебя дед Григорий, которого ты не знала».


    -Ну? – вдруг в тишине раздался голос Сергея. – Что дальше делать будем?
    Он, оказывается, вместе со мной читал записку. Мне понравилось это «будем». Значит, оставшуюся часть клубка мне не придется распутывать одной. Я прижалась к плечу любимого.

    -Я не знаю, Серёжа. Но судя по моим записям в блокноте, и записке, оставленной дедом, книгу искать не рекомендуется. Дед даже настаивает на уничтожении её огнём. Короче, если книга попадает к нам в руки, она подлежит немедленному сожжению.

    Я взяла с тумбочки блокнот и карандаш и обвела те пункты, где говорилось, что не всё утраченное нужно искать. Потом вспомнила про отпечаток браслета на моей руке и поставила жирную галочку возле соответствующего пункта.

    -Я бы, с радостью, пошла и замучила вопросами твоего деда. Тем более разрешение от своего деда я получила. Но мне кажется, для такого случая надо выбрать подходящий момент.

    -Сходим и замучаем – ответил Серёжка. – А теперь все коробки в сторону, все бумажки тоже. Будем спать и не встанем, пока не выспимся. А то я уже мечтаю о крепком хорошем сне без телефонных звонков.

    -Тогда ставь телефон в беззвучный режим и ложимся. Я сама уже начала уставать от такого отдыха. Кстати. А где наши родственнички с гостями?

    -Где-то шастают по деревне. Я, им выдал запасные ключи, чтобы зря нас не беспокоили. Так что пошли чего-нибудь пожуём и баиньки. А завтра утром решим, чем займёмся.

    Я поплелась вслед за Сергеем на кухню. Пока он заваривал чай, я сделала по парочке горячих бутербродов. Поужинав, мы позвонили отцу. Папа уже был у мамы в палате и видел Шурика. Конечно, он немного по возмущался, за то, что я дала брату такое «не серьёзное, кошачье» имя, но потом успокоился.

    Всё-таки «Александр Дмитриевич Исаев» – звучало солидно.

    Уже засыпая, я услышала, как вошли Ириша с Денисом и разбредались по своим спальным местам.



Рина Волошина

Edited: 22.12.2018

Add to Library


Complain