Вероника

Font size: - +

Глава 7

  • Мне, до ужаса, не хотелось открывать глаза. Я давно проснулась и лежала, наслаждаясь пеньем птиц за окном, расслабившись и почти не чувствуя своего тела. Рядом негромко посапывал Серёжка. Потом он повернулся ко мне. Я поняла, что он проснулся и смотрит на меня.

    уже не спишь – сделал он вывод. – Ты просто лежишь с закрытыми глазами. Открой глазки.

    Я открыла глаза. Серёжка лежал, подложив руку под голову и улыбаясь, смотрел на меня.

    - Серёжа, я чувствую себя медузой, вытащенной на берег. Мне не хочется даже шевелиться. Может это болезнь? - простонала я, плаксивым голосом.

    -Нет. Это усталость, результат нервного перенапряжения. Ты, между прочим, как легла так в одной позе и пролежала всю ночь. Я думаю, сегодня мы устроим день отдыха. Пойдём на речку с друзьями, будем питаться вкусной, но не полезной пищей. Будем наслаждаться жизнью. А все дела оставим на потом. Надо и побездельничать, а то, как приехали, так и запряглись. Если честно, я от родительского водопровода до сих пор отойти не могу. Плечи ноют.

    -А чего молчишь? Давай я тебе массаж сделаю. Только ты меня в кучу собери. А то я себе напоминаю куклу Джованни. Не пойму, где рука, где ухо.

    - А нам, случайно, не тошнит? А мы, случайно, не того? – хитрым голосом спросил любимый.

    Сон и слабость как рукой сняло. Я подскочила на кровати, подозрительно глядя на Серёжку.

    - А кто-то, случайно, за такие слова, подушкой получить не хочет? – с расстановкой спросила я.

    Сергей засмеялся.

    -Видишь, как я тебя в чувство привёл, и в кучу собрал. Учти, не меняя позы и не делая ни одного движения. Давай обещанный массаж.

    -А ты не боишься, после таких слов, моего массажа.

    -Не-а! – муркнул он, поворачиваясь и укладываясь на живот. – Ты же не сделаешь вред отцу своих будущих детей.

    -Вообще-то звучит заманчиво. А про вред – это просьба или надежда? – спросила я, устраиваясь возле Серёжки и начиная потихоньку растирать его плечи и спину.

    Он застонал от удовольствия. Я взяла стоящий на тумбочке крем для тела и продолжила разминать ему спину уже с кремом.

    -Как хорошо! – пропел Серёжа. – Как же у меня болели все косточки.

    - Как плохо! – пропела я вслед за ним. – Неужели раньше нельзя было сказать, что болит спина. Терпел до последнего. Удовольствие от этого получал, что ли. Мазохизм какой-то

    -Да не хотелось тебя напрягать. Думал, само пройдёт – ответил он, переворачиваясь на живот. И пропел: – Спасибо, дорогой пришелец, вы спасли мне жизнь.

    - Сам ты пришелец с третей планеты. Я думала, что одна мультики люблю.

    - Ну почему, я тоже не прочь посмотреть. Мы сегодня вставать будем? А то уже, наверное, десятый час. Мы с тобой сегодня, как никогда, из кровати выбраться не можем.

    -Да вообще-то надо. Ирина уже ванну заняла. Так что туда мы попадём не скоро.


    Сколько в кровати не валяйся, а вставать надо. Я накинула халат, Серёжка натянул бриджи, и мы, дружненько, подались на кухню. Денис, поднявшийся сегодня раньше всех, уже колдовал возле чайника. Пожелав доброго утра, он окинул меня взглядом, потом кивнув Серёжке головой, вышел на улицу. Сергей пошел за ним следом. Ох уж эти мужские секреты. Услыхав, что Ириша выходит из ванной я поспешила, чтобы попасть туда раньше Серёжки. Но подойдя к дверям, вдруг услышала, как Денис, выманивший Сергея на улицу, тихо обронил:

    -Это был Артемий. Саня его узнал, хотя уже смеркалось. Он кому-то объяснял, где находится твой дом.

    Я не выдержала и вышла на порог. Денис замолчал. Они с Сергеем сидели на лавочке, возле порога.

    -Что за тайны? – спросила я.

    -Да так, ничего особенного – ответили они в один голос.

    -Хорошо! Мы, кажется, договаривались, никаких тайн. Особенно тех, что касаются
    Артемия. Ты первый нарушаешь правило – сказала я Сергею, направляясь в ванную и думая, что теперь могу узнавать то, что мне надо и не докладывать ему.

    Серёжка тоже видимо подумал об этом, потому что крикнул мне вслед:

    -А ну-ка, постой! Даже не надейся, без моего ведома, сделать то, что задумала. Короче. Вчера вечером, когда ребята возвращались домой, то увидали Артемия, который кому-то показывал, где живут мои родители. Я считаю, ничего страшного тут нет. Моих родных знают многие. У отца куча патентов на изобретения, к нему обращаются часто, а мама педагог. Покойная бабушка была травматологом, и её знали …

    -…а Артемий догадался, что книгу, которую он ищет, перед смертью дед Степан отдал Егоровичу – продолжила я таким же тоном, как и Сергей. – И теперь она находится у твоего деда. А твой дед - большой любитель ходить один в лес. На могилу Вероники. И ничего страшного здесь нет. Подумаешь, все счастливы и довольны.

    -Откуда ты знаешь про книгу? – спросил Сергей хриплым голосом.

    Я присела рядом сними на скамейку.

    -Значит, так! Начинаю от самого Потопа. Перед смертью дед Степан, позвал моего деда – своего старшего брата, чтобы передать одну вещь и спокойно отойти в мир иной. Но дед не пришел, так как не простил брату убийство младшей сестры Вероники. Тогда дед Степан позвал такого человека, которому мог без опаски довериться, внука своего учителя - Егоровича, поскольку знал, как тот относится ко всякому колдовству и магии и не хотел, чтобы книгой пользовались в злых целях. Егорович тоже сначала не хотел идти, но рассудив, что книга может попасть в недобрые руки, решил сходить и забрал её. Дед доверил ещё одну какую-то, не простую, книгу Татьяне, которая впоследствии перешла ко мне. Тайну этой книги я и пытаюсь разгадать. Раздав всё и освободившись от такого груза, дед Степан отошел в мир иной со спокойной душой. А мы, живущие теперь, не знаем, что с этим наследством делать и как от него избавиться. Вот такие-то дела, мальчики.

    -Значит так, девочка! – выслушав, передразнил меня Сергей. – Самой никуда не шастать. С этой секунды ты под домашним арестом, пока я сам всё не выясню. Я схожу к деду, а ты побудешь дома с ребятами. А то, я смотрю, ты слишком много знаешь того, о чём я даже не догадывался.
    -Я тоже к деду хочу – возмутилась я. – Или мы идём вдвоём, или сидим дома. И вообще я пошла умываться. А ты можешь, сколько хочешь, сидеть на улице, рядом с чистеньким Денисиком.

    -Интересно, а об кого я ночью мог запачкаться? – спросил любимый ехидно.

    - А может я тебе спину с помощью сапожного крема массажировала – парировала я и, шмыгнув в ванную, закрыла дверь перед носом возмущенного Сергея. Не спеша умылась. Навела красоту и так же чинно вышла, освободив ванную комнату. Пока любимый умывался, я быстро переоделась. В голове поселилась мысль: как бы мне самой поговорить с дедом наедине. Но для этого нужно было, чтобы или дед пришёл к нам, или я попала к деду.

    Серёжка зашел в комнату. Достал из шкафа чистую футболку и, одевая, произнес:

    -Вероника, я просто прошу тебя, никакой самодеятельности. К деду сходим вместе и вместе всё узнаем. Ты согласна?

    Я, вздохнув, кивнула головой. План сорвался в зародыше.

    -Позвони маме, предупреди, пусть дед дома посидит, нас подождёт, если он уже не смылся – предложила я.

    -Умница ты моя – сказал Серёжка, обнимая меня. – Что бы я без тебя делал? Не знаю. Пошли, что ли, завтрак готовить, а то ребята одни на кухне сидят.


    Мы вышли на кухню. Денис и Ириша сидели за столом и о чём то спорили. Родственники ещё не объявились. Открыв холодильник, я стала выкладывать на стол, всё из чего можно было приготовить завтрак, потом тупо уставилась на эту кучу продуктов.

    -Ребята, кто, что хочет на завтрак? – я решила пойти методом опроса.- Или судя по времени можно назвать это ланч.

    -А что вы ели вчера на ужин? – спросил Денис.- Так вкусно пахло.

    -Мы вчера поленились и готовили себе горячие бутерброды – ответил за меня Серёжка.

    -С чем? – поинтересовалась Ирина.

    - На ломтик батона ломтик куриной отварной грудки или ветчины, потом майонез, потом колечко свежего помидора и сверху накрываем сыром. Всё в микроволновку и ждём, когда сыр расплавится. А потом всё это дело, хоть с чаем, хоть с кофе.

    - И мы такое же хотим – в один голос произнесли друзья.

    -Значит, на всех готовлю горячие бутерброды, на завтрак, а на обед придумаем серьёзное блюдо.

    -А давайте не будем обедать, а пойдём на речку – предложила Ирина.- А то мы здесь как в санатории с трехразовым питанием. С той разницей, что мы отдыхаем, а Ника полдня торчит у печки. С таким отдыхом, я скоро в сарафан не влезу.
    Ириша поднялась. Мы быстро сложили бутерброды и засунули их в микроволновку. Ребята тем временем разливали чай.

    -А что это наших родственничков не видно? Неужели до сих пор спят? Я уже привыкла, что они целыми днями у нас – спросила я, садясь за стол.

    -А их сегодня до вечера не будет. У них какие-то дела. Я, было, предложил свою помощь, но моё предложение вежливо отклонили – ответил Денис.

    -Да в центр они поехали. По магазинам пройтись – улыбаясь, пояснила Ирина. – Чего тебя с собой-то тянуть, нижнее бельё помогать выбирать, что ли?

    -А чего, я был бы даже не против – сказал Денис.- Может чего дельное посоветовал.

    - Какие ж вы мужики все… - произнесла Ирина.

    -Договаривай, договаривай – сказал Денис.

    -Ну, ты представляешь. С самого утра достаёт. И при этом он мне никто. А что будет, если породнимся? – пожаловалась подруга.

    -А ты его на место поставь. Ты же это умеешь - поддержал мою подругу Серёжка.

    -А что? Я ничего – пошел на попятную Денис. – Я, вообще то, белый и пушистый.
    Так мы на речку идем?

    -Конечно, идём. Берите покрывало и попить. Иначе мы туда до вечера не попадём.

    Мы вышли и не спеша пошли по дороге. Солнце уже припекало. Я вдруг вспомнила, что забыла закрыть дом. Какое то неприятное чувство вдруг поселилось внутри. Я решила вернуться.

    -Ребята, вы идите, а я догоню вас. Я забыла закрыть дом. Я понимаю, что это деревня, здесь все честные, но всё-таки… Короче, я быстренько, туда и назад.

    -Ладно, беги. Мы пойдём потихоньку – сказал Сергей.

    Я вернулась домой, отомкнула калитку. Только я вошла во двор, какое-то тревожное чувство вдруг охватило меня. Мне стало страшно. Так страшно, что у меня начали неметь кончики пальцев на руках. Так страшно, мне было только один раз, когда я проснулась от своего кошмарного сна и не знала причину этого страха. Я быстро подбежала к порогу и, распахнув дверь, зашла в дом. Захлопнув за собой дверь, повернула ключ в замке. Пройдя по всем комнатам, закрыла окна. И когда была в своей спальне, вдруг увидела, что в саду кто-то ходит. Человек, не спеша, ни кого не опасаясь, шел к дому. Я спряталась за штору и стала наблюдать. Калитка со стороны леса была замкнута, в этом я была уверенна, так как сама закрыла её, и ключ висел в прихожей. Мне подумалось – это не к добру, в гости через забор не ходят. Незнакомец, одетый в какие-то лохмотья, спокойно подошел к дому, очевидно зная, что хозяева отсутствуют. Я слышала, как он поднимается на порог и дергает ручку двери. Что делать? Я метнулась к косметичке, схватила лежащий в ней листок из книги и решила, выпрыгнув в окно спальни, позвать на помощь. Только я открыла окно, как услышала во дворе голос дяди Лени.

    -Есть кто живой в доме? Отзовитесь – крикнул он.

    Меня чуть не хватила кондрашка. Я отомкнула двери. На пороге стоял дядь Лёня в каких-то непонятных драных штанах и рубашке, в замызганной бейсболке на голове. Лицо его было в саже и мазуте. Маскировка у него была классная, издали и не скажешь, что этот человек тебе знаком.

    -Дядя Лёня – простонала я.- Разве так можно. Я чуть от страха коньки не отбросила. Я же сама калитку замыкала, как же вы вошли?

    -Да у нас запасной ключ висит. Я вот зачем пришел. Мне нужна помощь мужиков ваших. Саня девчат в центр повез, а один я справиться не могу. Вот пошел огородами к вам за помощью.

    -Дядь Лень, наши мужики на речку собрались. Наверное, до поля еще не дошли. Меня ждут. А что у вас произошло? Вы себя хоть в зеркало видели? Рембо и Шварценеггер отдыхают.

    -Какой Рембо? Какое зеркало? У нас дома, сплошной анекдот. Почти, как у Виктора с Ольгой. Только у них всё началось с бака на душ, а закончилось заменой водопровода. А у нас немного другая песня. Тестю моему, дай Бог ему здоровья и долголетия, захотелось, потрусить сажу в трубе. Я его попросил подождать часок, пока вылезу из-под машины и сам сделаю. Ха! Кто бы меня слышал. В общем, дед, героически, разворотил половину трубы и печки и вся сажа села внутри флигеля, где они живут. Предлагал же газовое отопление провести. Нет. Не хотят. Им нравится живой огонь, когда дрова в печи трещат. Лирики. Бедная Тая – в аптеке столько успокоительного нет.

    -Так вам, наверное, печник нужен?

    - Я и сам всё это сделать могу. Мне нужны ребята, помочь поставить подпорки, чтобы крыша не села. Ты передай Серёжке, может он заскочит на часок.

    -Хорошо, дядь Лёнь, передам.

    Дядя Лёня пошел опять через сад, что бы подпольными тропами, не пугая людей, вернуться домой. А я, замкнув дом, подошла к калитке. И опять это странное чувство, это ощущение опасности настигло меня. Интуиция меня не подводила. Что-то действительно было не так. А что, я не могла понять. Выглянув за калитку, и убедившись, что на улице никого нет, я вышла, замкнула её и почти бегом кинулась догонять своих друзей. Они ожидали меня там, где я их оставила, спрятавшись от палящего солнца в тени деревьев.

    -Что так долго? – спросила Ирина. – Викторович уже хотел возвращаться за тобой.


    Пришлось рассказать всю историю, не смягчая и не сгущая красок. Пока Ириша и Денис соображали, что к чему, с Сергеем стало твориться что-то непонятное. Он вдруг сложился пополам от смеха, свалился на траву и долго и заливисто хохотал. Мы втроём безмолвно наблюдали эту сцену. Когда приступ смеха у Сергея прошел, я поинтересовалась, по какому поводу такое веселье. Сергей объяснил. Оказывается отец тётки Таи, щуплый невысокий дедуля, семидесяти пяти лет, любитель всякой пиротехники: петард и хлопушек, наверное, решил с помощью этой самой пиротехники прочистить дымоход во флигеле, где он обитал с бабулей. Но, по-видимому, чего-то не рассчитал, и взрыв получился сильнее, чем он думал. В результате пострадал и дымоход, и печь и крыша. А дядьке с Саней придётся всё это восстанавливать.

    Серёжка, извинившись и сказав, что это не займёт много времени, направился в сторону дома дяди Лёни. Мы увязались следом. Воистину, зрелище того стоило.

    Бабулька, мать тётки Таи, с боевой раскраской на лице, напоминающей бойца спецназа, носилась по двору, пытаясь почистить и вытрусить вещи от сажи, заодно награждая своего мужа нелестными, а порой и непечатными словами. Виноватая сторона, молча убирала и выносила остатки погрома. Дядя Лёня, увидав нас обрадовался. Они с Сергеем и Денисом принесли откуда-то доски и брёвна и стали сооружать подпорки для потолка и крыши, что возле дымохода. Работа не заняла много времени. Вскоре, попрощавшись с родственниками, мы собрались уходить. Денис и Ирина вышли первыми и уже стояли за воротами, ожидая нас. Я пропустила вперёд Сергея, в шутку подтолкнув его и, вышла сама. Внутри я была готова почти ко всему, но не к этому. Только я ступила на порог, как вдруг раздался неприятный звук. Что-то, съехав с крыши, черкануло меня по спине и с грохотом раскололось. Казалось, что по моей спине с силой провели огромной шинковкой. Я просто замерла. Я пыталась понять, что произошло, и осталось ли у меня на спине хоть одно живое место. В этот момент я не знала, есть ли у меня спина, не говоря уже об одежде. Сергей обернулся, услышав грохот, а я стояла, сцепив зубы, с застывшей улыбкой на лице, боясь сделать хоть один шаг, чтобы не упасть и не потерять сознание от начинающей подниматься боли. И вдруг сзади я услышала голос Степановны:

    -Проклятье! Вероника, детка, не шевелись.

    Она метнулась назад в комнату, возвратившись с куском какой-то ткани и бутылкой из тёмного стекла. Быстро намочив ткань жидкостью из бутылки, она набросила её мне на спину. В глазах загорелось много-много звёздочек и последнее, что промелькнуло в затухающем сознании, было: «Это мне за то, что вижу будущее, это мне за то, что меняю ход событий и это за то, что пытаюсь разгадать какую-то страшную тайну».



Рина Волошина

Edited: 22.12.2018

Add to Library


Complain