Вероника

Font size: - +

Глава 8

  • Мне снился странный и какой-то неприятный сон. Будто я, загорая, заснула и сожгла себе спину. Всё тело болит, хочется повернуться и устроиться по удобнее. Но Серёжка крепко держит меня за руки и не даёт этого сделать. А солнце всё жжет и жжет не переставая. Мне очень хочется пить и я, с трудом разлепив губы, прошу воды. Но почему-то вместо воды получаю горьковатое питьё, и кто-то кладёт мне на спину огромную, влажную и прохладную медузу, которая впитывает в себя мою боль. Становится легче. Я, улетая куда-то, перестаю слышать гул голосов над собой.

    Очнулась я в своей спальне лёжа на животе, и первое что увидела это Серёжкины волосы. Он спал, сидя на полу, с моей стороны, прислонив голову к краю кровати. Я с трудом подняла руку и погладила его по голове. Серёжка проснулся, и поцеловал меня. Я попыталась встать, но Сергей придержал меня, не дав этого сделать. Пришлось напомнить ему, что у нас гости и мне как радушной хозяйке не положено валяться в постели, а не мешало бы встать и заняться приготовлением обеда. А то, от долгого сна, мне уже начали сниться кошмары. Ответ Сергея ошеломил меня.

    с роднёй, с утра пораньше, умчались куда-то, сытые и довольные – сказал он. - Ирина всё приготовила вчера, вместе с Татьяной. А ты лежи, пока не придёт Степановна или мама и не посмотрят тебя.

    -Подожди! Ты что-то путаешь. Вчера девчонки ни чего не готовили. Мы сегодня собирались делать ужин с Ириной, а сейчас надо идти на речку, ребята ждут.

    -Вероника! Всё нормально. Гости смылись.

    – Ну, если нормально, тогда почему ты не разрешаешь мне встать?

    -Ты что не помнишь, что было вчера? Как на тебя свалился лист шифера?

    -Какое «вчера»! – возмутилась я. – Мы сегодня ходили к дяде Лёне.

    -Нет, Вероника! Это было вчера. Просто ты потеряла сознание от болевого шока, а потом приходила мама со своей подругой – врачом и укололи тебе обезболивающее и снотворное. Но лечить тебя будет Степановна своими травами, так будет лучше и надёжней.

    -Там что, так всё страшно? – спросила я, с трудом, вспоминая вчерашний день.

    - Нет! Не очень. Не переживай. Поцарапано сильно. Могло быть и хуже. И зачем ты меня вытолкнула вперёд?

    - А ты хотел на моё место? Тогда ложись рядом. Будем вместе лежать. А вообще,что сделано, то сделано - и я, помолчав немного, продолжила. - Ты знаешь, когда я вернулась закрыть двери, то почувствовала, что что-то должно произойти, не очень хорошее. Но кто думал, что так обернётся. Ты не переживай, на мне всё очень быстро заживает. А с эликсирами дедушек и бабушек, за два дня заживет. И к тому же, если я сейчас не встану, то написаю в кровать, а мне бы этого не хотелось. Так что выбирай: или ты мне сейчас помогаешь или я встаю сама. Убери с моей спины все эти примочки, я уже не могу терпеть.

    Серёжка аккуратно снял всё, что лежало у меня на спине, и я потихоньку поднялась. Как таковой боли не было, просто немного саднила спина. Я попыталась взять халат.

    -Пошли так – сказал Серёжка. – В доме кроме нас никого нет. Так что кроме меня твоими трусиками любоваться некому.

    Я все равно взяла халат и прикрылась им. Потихоньку, стараясь не делать резких движений, пошла в ванную. Серёжка отправился следом и зашел вместе со мной. В ванной я наконец-то смогла рассмотреть в зеркале свою пострадавшую часть тела. Ничего страшного и нового.
    Ну, красная. Ну, ободрана. Немного. Словно шинковкой провели. Не смертельно. У меня в первом классе, бок был содран куда хуже, когда я, тормозила по асфальту, не удержавшись на велосипеде.

    Серёжа, услыхав это косо улыбнулся.

    -Ты не видела свою спину вчера. А я видел и домой тебя нёс. Знаешь, сколько крови было. Я думал, что у тебя на спине и кожи-то не осталось. А то, что у тебя там сейчас сейчас – это титанический труд Саниной бабушки и действие её чудесных примочек. Кстати, она должна скоро прийти, принести мазь. Так что ты не засиживайся долго, на горшке. Умывайся и назад в кровать.

    Я быстро сполоснула лицо, почистила зубы и побрела в спальню. Ложиться не стала, а просто села на кровать, прикрыв грудь халатом. Серёжка, немного побурчав, пристроился рядом.

    Вскоре пришла Степановна в сопровождении своей дочери, тётки Таи. Повздыхав и поохав для порядка, тётка оставила бабушку с нами, а сама умчалась по своим делам. Степановна, осмотрев мою спину, достала из сумки горшочек с какой-то коричневой мазью и стала своей сухенькой, но сильной рукой втирать мне её в спину. В комнате запахло мёдом.

    -Ну вот! – обрадованно сказала она, закончив дело. – Теперь будешь как новая копейка. Заживёт быстрее, чем я думала. Да уж, постарался дед. Ты втирай эту мазь и больше находись на воздухе. Через пару дней не останется и следа от болячек.

    -Огромное вам спасибо, бабушка! – сказала я, решив не упускать такую возможность и расспросить её о книге.

    -Бабушка – начала я издалека. – А вы с моим дедом общались?

    -Ну а как же. Ведь это по его рецептам я тебя лечу. Так вышло, что дед твой не знался только с моим отцом, своим братом. Нас же он всегда привечал и не обижал. Только в гости к нам никогда не ходил. Не простил он отца, до самой смерти не простил. Столько лет никто не знал, почему старший брат не желает ничего слышать о младшем. И вот выяснилось. Что ж, отца уже нет в живых, а про ушедших или хорошее или ничего. Но почему твой прадед, после смерти моего отца ни разу не встретился с тобой? Почему скрывали тебя ото всех? Ох и дед
    Григорий, что-то знал он такое.

    -Бабушка, а про книгу вы что-нибудь слышали? Если знаете, то прошу вас, расскажите. Потому что я, как слепой щенок в тёмной комнате, натыкаюсь на непонятные вещи, а выхода найти не могу. Кое-что я уже знаю. Но всё равно, это только подсказки, в которых я пока не могу разобраться.

    Степановна, помолчав немного начала говорить. Серёжка, сидевший на полу возле кровати и державший меня за руку, напрягся.

    - Ну, что же, Вероника, носительница Дара, последняя надежда всей семьи. Я не хочу таить от тебя то, что знаю, потому, что ты всё равно будешь искать ответы на свои вопросы, набьешь немало шишек, докапываясь до истины, вместо того, чтобы помогая другим, выполнять своё предназначение.

    Мой отец всю жизнь хранил некоторые вещи, от которых он не мог, просто так, избавиться. Были там и книги. Я никогда не любопытствовала, что это за книги, да мне и не надо было, молодой девчонке. Это потом, когда я стала старше и сопоставила факты, я поняла что это за вещи. «Чернокнижник» - подумала я тогда про отца и отчасти была права. Я заметила, стоило отцу открыть одну книгу, даже не читая, пролистать страницы, как происходило какое-то несчастье. Как-то отец повздорил с одним мужиком из нашей деревни. Явился он домой злой, посидел немного, потом укрылся в своём сарайчике, где мастерил всякие вещи. Мать послала меня позвать отца обедать. Я пошла и увидела, как он сидит на табурете, а на коленях раскрытая книга и отец с какой-то задумчивостью гладит её страницы. В этот же вечер мужика забодал собственный бык. Всё подробно рассказывать не хочу, но в тот день, когда погибли твои дед и бабушка – родители Димы и Зины, отец тоже гладил свою проклятую книгу. Было такое ощущение, что она ему хозяин, а не наоборот. Потом книги исчезли. Отец стал сильно болеть. После его смерти мы не нашли ничего. Видимо он поспешил избавиться от своего тайного хозяина и тот укоротил ему век. Мой непутёвый сын, наслушавшись всяких историй, решил, что книга помогла бы ему стать богатым, знаменитым, жить долго и переполошил всю деревню. Хорошо, что книги на тот момент уже не было.

    Но вчера, когда мой дед развалил пол флигеля и ты, вытолкнув Сергея, попала под падающий лист шифера, мне почему-то опять подумалось о проклятой книге. Не открыл ли её снова кто-нибудь и гладит страницы, пробуждая к жизни зло. Если вдруг она попадётся тебе, её надо уничтожить, сжечь, чтобы никто не смог перелистывать проклятые страницы, вызывая беду.

    -А у кого может быть эта книга? Бабушка, а если предположить, что книга попала к Егоровичу? – спросила я, улучшив момент, когда Серёжка вышел из спальни.

    -Нет! – твёрдо сказала Степановна. – Егорович, последний человек на которого бы я подумала. Он всегда был против всякого колдовства. И если бы к нему попала такая вещь, он бы постарался, что бы никто, ни когда не нашел её и не смог воспользоваться, причиняя беду другим. Так что нет. Егорович, переживший столько горя, не стал бы доставлять его другим.

    Серёжка зашел в комнату, и Степановна спросила меня:

    -Ну как ты себя чувствуешь? Сильно болит? Питьё тебе на ночь готовить?

    -Какое питьё?

    - Чтобы спала.

    -Нет, спасибо, не надо. Я и так целый день из жизни потеряла. Теперь соображаю с трудом. Так это вы меня с помощью отваров и держали в сонном состоянии?

    -Конечно – ответил Серёжка. – Ты спала, не мешала. А мы тебя усердно лечили.

    Бабушка собралась домой, и Сергей пошел проводить её. А я сидела и думала.

    Значит, когда это произошло, было приблизительно часов двенадцать. Что же получается, они меня полдня и всю ночь держали в сонном состоянии. Ну, молодцы. Попала в лапы к целителям. Хорошо хоть мухоморами и галлюциногенными грибами не накормили.

    Серёжка вернулся, прихватив из кухни для меня печенье и чашку с какао. Я залпом выпила какао.

    -Ты хоть родителям не звонил? – с надеждой спросила я.

    -Нет, не звонил. Но зато позвонили Зина, баба Таня и Макс. Всем сразу ты понадобилась. Я не стал им говорить ни чего.

    - Спасибо, Сережа. Не надо их расстраивать.

    -Какая оказывается Коршунова, плакса. Еле с Денисом её успокоили. Весь вечер над тобой рыдала. Ага, калитка хлопнула, родственнички явились, легки на помине.

    И действительно, вскоре в комнату заглянула Ирина, а следом за ней и Таня. Я сидела на кровати с намазанной спиной, прикрыв грудь халатом. Следом за девчонками зашли и Денис с Саней.

    - Привет, пострадалец! Как твои дела? Ну, ты нас вчера и напугала – на одном дыхании произнес Денис.- Насколько я к этому делу отношусь спокойно и то думал, что не выдержу. Вижу, раз ты уже сидишь, значит, дела пошли на поправку. К обеду, может, выйдешь за общий стол?

    -Всё может быть – ответила я, улыбаясь. Видеть друзей мне было очень приятно. –
    Я бы и сейчас пошла, но с одеждой проблема.

    -Это дело поправимое – сказала Таня, вышла на секунду и вернулась, неся в руках тонкий шелковый платок. Положила его на тумбочку. – Объясняю. Два конца завяжешь сзади на шее, а всё остальное заправишь в юбку. Вот тебе и кофточка с открытой спиной. Ирина поможет. Короче, мы пошли на кухню. Ждём вас там.

    Она подхватила под руки Саню и Дениса и вышла вместе с ними, пропуская вперёд
    Сергея. Мы остались с Иришей вдвоём.

    -Ника! Я вчера так испугалась – начала она. – Но это что. Видела бы ты лицо Сергея. Я думала, его удар хватит, когда ты упала. Зрелище было зверское. Никто сначала ничего не мог понять. Показалось, что тебе сняло полностью кожу со спины, а потом разобрались, что это оторванная спинка твоего топа, пропитанная кровью. Степановна тоже погорячилась, со своим средством и ввела тебя в шоковое состояние. Я слышала, как Серёжкина мама говорила, что ты вырубилась от её примочки. Викторович, даже с мамой разговаривал на повышенных тонах. Она хотела забрать тебя к себе, но Сергей не разрешил, сказав, что всё будет делать сам, никого не хотел к тебе подпускать. Тогда Ольга Николаевна привезла свою подругу, местного фельдшера. Та осмотрела тебя, сказала, что ничего страшного нет, но будут лучше, если ты проспишь до утра. Поэтому тебя и накачали обезболивающим и успокоительным. Вот так то, подружка. Постарайся больше в такие передряги не попадать, пожалей своего Викторовича. А то у тебя будет молодой, седой муж с инфарктом. А теперь вставай, я тебя одевать буду.

    Я поднялась, Ирина помогла мне одеться. Естественно с моей спиной ни о каком бюстгальтере не могло быть и речи. Спереди я выглядела довольно таки сносно, а вот сзади. Ну, в принципе, кому не нравится, пусть не смотрят.

    -Ну, как ты себя чувствуешь? – спросила Ирина, оглядев меня со всех сторон.

    -Да нормально. Всё в порядке. Больше паники развели.

    -А морально?

    -И с этим всё в порядке.

    -Я тебе хочу одну вещь сказать. Но не выдавай меня Викторовичу. Он предупредил, что если кто проговорится, то открутит голову. А мне, знаешь, как-то не очень хочется без головы ходить. Она мне ещё пригодится.

    -Ириш, если уже начала, то договаривай. Мы с тобой не один день знакомы. Что такое страшное произошло?

    -Вчера, когда ты была в полуобморочном состоянии и спала, приезжал мужчина с дочерью. Я выходила к ним. Они спросили твоего деда. Я ответила, что деда уже нет. Тогда они поинтересовались тобой, сказав, что дед предупредил их, если его не будет, то его дело продолжит его правнучка. Я хотела им сказать, что ты сейчас не можешь, поскольку сама попала в беду, но тут вышел Сергей и Саня с Таней. В общем, они тактично объяснили, что ты пока не можешь им помочь ни чем. Тогда мужчина дал Сергею визитку и попросил, что как только ты сможешь их принять, перезвонить и они сразу приедут. Ну, типа ты их последняя надежда. Вот. Я думаю, у твоего деда были в отношении тебя большие планы, раз он предупредил людей обратиться к тебе, сам тебя не зная. Получается, дед верил в твою силу. Не быть тебе, Исаева, пищевиком-затейником, да оно тебе и не надо. Но меня, смотри, не выдай.


    Улыбнувшись себе в маленькое зеркало из косметички, в сопровождении Ирины я вышла на кухню.

    Все сидели за большим обеденным столом. Увидев меня, со все сторон посыпались комплименты, о том, как я хорошо выгляжу и прочее.

    -Так, ребята – прервала я общий поток ликования. – Спасибо вам большое за поддержку и заботу. Я не с того света вернулась. И ловить неприятности для меня, как с горы катиться. Это не первая моя травма, но я очень хочу надеяться, что последняя. Тем более, что Степановна пообещала, что находясь на воздухе и пользуясь её мазью, через пару дней я буду как новая копейка. Так что я теперь оставляю все готовки и уборки и хожу вместе с вами на речку.

    -Ну, слава Богу! – сказал Саня.- Теперь можно будет с Серёгой поплавать. А то приехали отдохнуть, называется, дальше двора нос не высовываете.

    Мне очень было приятно находиться среди своих друзей, среди тех, кого я люблю, и кто любит меня. Их доброжелательные эмоции окутывали меня и возвращали силы. Я села рядом с Серёжкой за стол. С другой стороны сидела Ирина. Как в старые добрые времена. Только раньше на месте Серёжи сидел Макс.

    -А зачем звонил Макс? – вдруг вспомнила я. – Это сегодня они отправляются на отдых?

    -А Макс у нас тоже ясновидящим заделался. Переживают они с Лизой. Говорил, что ты плохо ему снилась. Пытался предупредить, что бы была аккуратной. У них все хорошо, отдыхают нормально.

    -Какие молодцы. Я рада за них. Серёж, надо перезвонить им, да и бабе Тане с Зиной тоже. Чтобы не волновались. И маме Оле позвони. Скажи, что я уже встала и что мы сами зайдём попозже.

    - Будет исполнено. А ты, вообще, есть, сегодня, собираешься? Хоть что-нибудь.

    -Я даже и не знаю. После отваров Степановны, я на еду, и питьё смотрю с большим сомнением. А вдруг опять чем-нибудь напоите или накормите, что пару суток буду спать не просыпаясь. Так можно всё интересное пропустить.

    -Не бойся. Мы себе не враги

    Я решила не выдавать Ирину, а подождать когда Сергей сам всё расскажет. Хотя, честное слово, язык чесался спросить, до ужаса. Кое-как затолкнув в себя сырник, приготовленный Таней и поблагодарив её, я поднялась и вышла во двор. Села на лавочку, стараясь не прикасаться ни к чему намазанной и жутко болевшей спиной. «Словно швабру проглотила» - так сказала бы моя соседка, баба Таня.
    Сергей вышел следом и сел рядом. Я положила голову ему на плечо.

    -Что, так и будешь за мной хвостом ходить? – он кивнул. – Иди, кушай, я ни куда не денусь. Серёж, прости меня, за то, что я вечно попадаю в какие-то неприятности. Так стыдно перед ребятами и вообще. Я обещаю тебе, быть внимательной и больше не попадать в такие истории.

    -Вероника, да что с тобой? Это случай, нелепый случай. Ты здесь не при чём. Кто угодно мог оказаться на твоём месте. И не грызи себя, просто так получилось. Между прочим, мазь у тебя на спине впиталась, и ты можешь одеть мою рубашку с коротким рукавом.

    -Ага, а потом её фиг отстираешь. Я лучше папину одену. У него размер по больше. Я видела в шкафу рубашку в красную клетку, вот её то, я и попробую одеть.

    -Ну, ладно, посиди здесь, а я схожу, принесу тебе рубашку и мазь. Может сходим, прогуляемся к речке?

    -Давай сходим, а то у меня на животе скоро пролежни будут. И ребятам скажи, пусть собираются.

    -Кому тут надо говорить? – раздался голос Сани. – Мы давно уже готовы, дело за вами. Ты, сестрёнка, не переживай, если, что мы тебя донесём.

    - Спасибо, братец, но у меня не ноги пострадали, а спина. Так что доскачу сама.

    Собравшись, мы не спеша пошли к реке, на наше место.



Рина Волошина

Edited: 22.12.2018

Add to Library


Complain