Вершители. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 3. Коридор

Катю внезапно окружили оглушительная тишина и мрак.

Первые несколько секунд она стояла, безуспешно прислушиваясь – никаких звуков кроме стука собственного сердца и хлопанья собственных ресниц до нее не доносилось.

Глаза понемногу стали привыкать к царившей вокруг темноте, но ей все равно не удавалось выхватить пространство вокруг более чем на пол метра.

Широко расставив руки по сторонам, девочка сделала несколько шагов вправо. Ни гулкого эхо, ни шороха. Все звуки будто поглощались темнотой. Из этой скудной информации девочка сделала вывод, что находится в каком-то небольшом помещении. «Дом?.. Подвал?» - судорожно мелькало в голове.

Окон не было видно, или они были плотно занавешены – оттого так темно.

Катя принюхалась. Запах дерева. Ага, значит, дом деревянный. Или подвал.

Она сделала еще несколько шагов в темноте, пока ладонь не уперлась в стену. Та оказалась гладкой, теплой. Не отрывая ладони от стены, девочка решила исследовать периметр помещения, считая шаги: надо же было составить хоть какое-то приблизительное представление о том, где она оказалась!

Итак, от того места, где она коснулась стены, она прошла четыре шага до угла, потом еще десять шагов до следующего угла, потом еще шестнадцать шагов и снова угол. Далее, между пятым и шестым шагом, Катя наткнулась на какую-то неровность, - видимо, дверь. И еще несколько шагов - угол - и опять шестнадцать шагов и угол.

Ого. Прямоугольная комната. Шестнадцать шагов на десять шагов.

«Десять на шестнадцать. Шкатулка снаружи примерно такой же пропорции была», - пронеслась догадка.

Только, конечно, странно, шкатулка тяжелела в ее руках, и в то же время – Катя находилась внутри нее. Такого, вроде, не бывает.

Но сегодняшний день – чемпион по загадкам, поэтому Катя вложила внутрь свертки, зажала плоскую шкатулку под мышкой и вернулась к тому месту, где только что нашла дверь.

Девочка осторожно дотронулась до нее. Та оказалась, судя по шершавой поверхности, деревянная, довольно старая, и, скорее всего, не окрашенная. Дверь смыкалась наверху аркой, то есть была не прямоугольная, как мы привыкли. Наверху, похоже, выточен орнамент. Катя нащупала крупные цветы и что-то геометрическое… Овал, в нем какой-то символ, несколько крестообразных элементов, вертикальная черта, снова овал…

Девочка ощупью нашла ручку в виде кольца и решительно толкнула ее.

Дверь довольно легко, хоть и со скрипом, подалась внутрь. За ней - узкое помещение. Там тоже было темно, если не считать небольшого медного светильника, стоявшего на полу и отбрасывающего на темный пол тусклый бледно-желтый кружок света.

- Ау! – позвала Катя в темноту.

Очень страшно. Девочка всегда боялась темноты, ей почему-то именно сейчас это вспомнилось.

Противный, скользкий червь страха в желудке зашевелился, заговорил своим мерзким голосом «не входи». Из-за него она, помнится, не покаталась на аттракционе «Веселые горки» несколько лет назад, когда они с мамой ходили в парк аттракционов. Мама тогда ее долго уговаривала, объясняла, что там нет ничего опасного, но Катя наотрез отказалась – противный червь оказался сильнее маминых слов.

Из-за него же в прошлом году она не поехала в летний лагерь для одаренных детей: она победила в олимпиаде по истории, и ее пригласили в такой лагерь. На море.

В программе обещали интересные лекции, участие в настоящих раскопках, встречи с известными историками, археологами.

Но этот жуткий зверь внутри ее опять отговорил.

Но сейчас Катя не могла поддаваться его шепоту: перед глазами вставало тающее лицо мамы, ее светлые глаза, ласковые руки.

Что стоило это мерзкое чудовище по сравнению со счастьем снова быть рядом с ней!!!

- Замолкни! – прикрикнула она противному чудовищу внутри, взяла в руки лампу и шагнула внутрь открывшегося помещения. – Будем отсюда выбираться! – скомандовала она сама себе, и гулкое эхо подхватило ее испуганный шепот. Она еще не понимала, что ищет, где оказалась и как отсюда выбираться. Но, с другой стороны, карту она нашла. Мама еще говорила, чтобы она помнила о носе грифона.

- Грифон, - повторила себе под нос Катя и вздохнула: — еще бы знать, как он выглядит...

В тусклом свете своей медной лампы, она обнаружила, что находится в длинном коридоре, по обе стороны которого, насколько хватало зрения, было множество массивных и не очень, маленьких и больших, дверей.

Многие из них были снабжены ручками различных форм, цветов и материалов: золотых и серебряных, костяных и деревянных, круглых пуговок и миниатюрных рычажков. Но больше всего ее поразило не разнообразие дверей, и фурнитуры, а полное отсутствие ручек на части дверей: на самых старинных, поцарапанных, с потрескавшимся лаком.

Катя проходила по таинственному коридору все дальше, чудовище внутри уже не шептало, оно клокотало внутри, и девочка старалась отвлечься от него изучением дверей, но не находила в них ничего, что бы ей подсказало выход.

Все они были заперты, за ними было тихо и безлюдно.

В глаза бросилась одна дверь – массивная, дубовая, с роскошной инкрустацией в виде то ли птицы, то ли зверя с расправленными крыльями и выпуклым носом-клювом, так странно выглядела в этом жутковатом подвале.

Кате этот птице-зверь показался знакомым.

Она решила обследовать весь коридор, а к этой двери вернуться потом.

И двинулась дальше.

Проходя мимо одной из тех самых загадочных дверей без ручек и опознавательных знаков, Кате почудилось легкое движение за ней. Она остановилась, прислушалась.

Показалось?

Да нет, вот он, шорох, будто кто-то там, с другой стороны двери, тоже ее прислушивается и прерывисто дышит. Девочка подошла ближе.

Едва она приблизилась к двери, червяк, предупреждавший об опасности, забился в конвульсиях и, кажется, упал в обморок, потому что умолк.



Евгения Кретова

Отредактировано: 15.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться