Вертикальный отбор

Глава 15. Мужество отчаяния

 

   Биллегури с грустным выражением лица, печально сидела возле священной пещеры Совета. Совещание вождей народа кромов, продолжалось уже дольше, чем горит факел. Девушка ждала знака своей наставницы, чтобы позвать на Совет чужеземца. Пока среди лидеров шли разборки, кипели страсти и взаимные обвинения в случившемся – приглашать туда союзника не стали. Никто не хотел выносить ссор из избы.

   На совещании десяти племен народа кромов, присутствовали лишь шесть их предводителей и "Видящая мать". Был там и жених Биллегури Хуман. Однако его род, представлял отец, а сын, мог конечно, сказать свое слово, но не влиял на решения Совета. Четырех вождей, не было вообще – они вместе со своими племенами, были практически полностью, истреблены варварами. А шестой вождь Арвар, хотя и потерял почти всех своих родичей, но израненный, все же сумел, вместе с сотней соплеменников, прорваться на плоскогорье. И хотя его племя, фактически перестало существовать, формально он имел право голоса на Совете.

    Девушка в тревоге не находила себе места, ее терзали угрюмые мысли, а чувства были в полном смятении. Причем к своему стыду, судьба кромов, сейчас намного меньше занимала дочь вождя. Она гораздо сильнее переживала, по поводу слов велги о чужеземце. Биллегури, никак не могла выкинуть из сердца непонятную страсть...

     Ее мрачные размышления были прерваны, появлением наставницы.

   – Зови чужеземца, – кратко произнесла Валгунта. – И сама, зайдешь вместе с ним – будешь переводить. Мне это делать, будет неудобно и невместно...

   Когда они вошли в зал Совета, Биллегури с волнением огляделась – для нее, это была большая честь. Огромная пещера, была расписана рисунками и странными знаками, в которых излагалась история кромов. Немного поодаль, виднелась усыпальница, самых выдающихся вождей и "видящих" ее народа. Сидящие за огромным каменным столом, все они выглядели как живые и немигающим взглядом, взирали на потомков. Громадные сталактиты и сталагмиты, своеобразными колонами, будто поддерживали каменные своды. Соляные капли с потолка, постоянно падали вниз, на тела предков – и таким образом, бальзамировали их. Сам зал, освещался чадящими факелами. А в его центре, горел неугасаемый огонь кромов. По преданию, он не гас – уже в течении многих поколений, символизируя биение жизни народа.  У северо-восточной стены, находился сияющий алтарь и мерцал священный источник...

   Охватив трепетным взглядом эту картину, девушка сосредоточила свое внимание на вождях, которые разместились вокруг очага, на покрытых мягкими шкурами валунах. Десять огромных камней, с тотемами племен народа – стояли вокруг костра. Шесть из них были заняты, сидящими предводителями, а четыре пустовали. Вожди этих племен погибли. Возле одного из мест, стоял Хуман, находившийся рядом с отцом. Занимавший шестой валун Арвар, род которого, был практически уничтожен, тяжело опирался рукой о камень – ему было, по-видимому, очень тяжело, как от осознания гибели своего племени, так и от терзавшей боли полученной раны. Его голова, была перевязана окровавленной повязкой. На одиннадцатом большом камне, который находился немного поодаль от огня, ближе к священному источнику – сидела Валгунта. Лицо "Видящей", казалось непроницаемым.

  А вот взгляды других присутствующих, скрестившиеся на чужеземце, выражали более противоречивую гамму эмоций. На саму Биллегури, особого внимания никто не обращал. Разве что Хуман, бросил на девушку ревнивый взгляд, от жути которого, ее пробрало и она вздрогнула.

    Сесть землянину, никто не предложил. После тягостной минуты молчания, отец Биллегури наконец встал и поднял руку, обращаясь одновременно к собранию и чужеземцу.

    – Народ кромов, лично я и моя семья, Цанг со своим сыном, – бросил он странный взгляд на отца Хумана. – Благодарны тебе, за спасение дочери и нанесенный урон нашим врагам – отаркам и рептилиям. А также, за то, что с твоей помощью, удалось предупредить племена кромов о вторжении варваров.

     Он окинул, настороженным взором Совет и неспешно продолжил свою речь дальше:

     – Ты предложил нам союз и дружбу – и моя дочь приняла его. Вождь Цанг, подтвердил соглашение. Своими дальнейшими поступками, ты доказал искренность и правдивость этих намерений. И хотя небесные посланники, объявили землян преступниками и даже назначили награду за ваши головы – народ кромов, не нарушит законов гостеприимства, не сломает договор и никогда, его нельзя будет упрекнуть в неблагодарности и вероломстве.

    Он испытующе посмотрел на украинца и тот, услышав перевод Биллегури, невозмутимо ответил:

    – Земляне не сомневались, в благородстве и надежности кромов.

    – Хорошо, – сдержанно проговорил вождь и указав рукой в сторону, дал понять Бондарю, чтобы тот с Белогурочкой отошли к стене.

     Затем, вновь обратившись к Совету, он сказал:

   – Мы довольно потратили времени, на разбор обид и поиски виноватых, в нашем нынешнем тяжелом положении. Пора решать, что нам делать дальше. Как победить страшного врага, который пришел полностью уничтожить и поработить кромов.

     На этот раз, тишина была недолгой.

    – Нужно спуститься в долину и в сражении, разгромить захватчиков! – горячо высказался Хуман. – Это наша земля и отступать нам некуда! Все кромы, будут сражаться как львы!

     Его отец, не слишком одобрительно посмотрел на сына, но промолчал.



Виктор Руденко

Отредактировано: 06.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться