Верум

Девятая

Пока я раздумывала, как же мне все-таки обратится к мужчине, он открыл глаза и внимательно меня осмотрел. С головы до пят,  медленно, изучающе. Мужчина был одет в светлые тренировочные штаны и белую футболку. Глаза очень напоминают угольки, а волосы и небольшая борода смолу. Его открытый, дружелюбный и радостный взгляд немного не вяжется с грубоватым видом. Он произвел на меня неоднозначное впечатление. Трудно понять, чего же ожидать от него.

- Здравствуйте, меня зовут Мия. – Начала я знакомство, так как мой наставник не спешил начинать разговор. – Простите, что не постучали, это все этот невежда. Я говорила, что так не годится, но он все равно меня не послушал.

- Ко мне не нужно стучаться, это все знают. – С легкой улыбкой произнес мой собеседник. – Так как же вас зовут юная леди?

Что значит, как меня зовут? Я же ему только, что сказала. Странно это он так шутит или просто не обратил внимание.

- Не нужно так удивляться. – Все с такой же улыбкой, произнес мужчина. – Ты назвала мне не своё имя. Ты предпочитаешь так себя называть, но это не твое имя.

- Вы имеете в виду моё полное имя? – Удивилась я. Мало кто им интересуется. – Омелия Мария Воля

- Очень интересно. Похоже, ты не знаешь о значении имен. Но ничего. Я думаю, мы это исправим.

Весь наш короткий разговор он смотрел мне прямо в глаза, не отводил взгляд  ни на секунду. Своими глазами угольками он как будто заглядывал внутрь. Пытаясь понять, что же там такого есть?

Мой наставник все еще не представился, и я решила ему об этом напомнить, пока он на мне дыр не просмотрел.

- Скажите, пожалуйста, как мне к вам обращаться? Вы еще не представились. – Я старалась говорить как можно более почтительно.

- Называй меня Ал.

 

Во время экскурсии по тренировочному центру, Гай еще долго посмеивался надо мной. Он представлял меня моим учителям и по-идиотски улыбался. Поскольку моя реакция на имя моего наставника была очень неожиданной, в первую очередь для самого наставника. Гай перед каждым новым учителем спрашивал, не собираюсь ли я кидаться и на него.

Когда Ал сказал, как его зовут, у меня как будто, что-то переключилось. Я так сильно начала на него кричать и бросаться, что мне даже теперь стыдно. Почему-то я подумала, что именно он во всем виноват. Ведь он руководил Гаем, он приказывал привести меня к нему. Но мне показалось, что Ала это даже забавляло. Мой ментор просто стоял, улыбался и по-прежнему внимательно меня рассматривал. Его ни капельки не смутило мое поведение.

Гай водил меня по центру, а я старалась все как-то запомнить. Найти дорогу в этом лабиринте будет ой как непросто. По дороге в свою комнату, я думала о том, как же я буду заниматься с Алом. Ведь я себя так недостойно с ним повела.

 Сейчас я понимаю, что он-то тут ни при чем. Ал, не награждал меня моим даром и не он устраивал за мной наблюдение. Ему дали работу и он ее добросовестно выполнял. Я вела себя как избалованная девчонка, жалуясь и обвиняя кого-то кроме себя.

Когда мы подошли к моей двери Гай сказал, что завтра он отведет меня на занятия и вообще первое время, пока я не освоюсь, будет обо мне, заботится. После его обещания на душе стало теплее и спокойнее. Он ведь теперь единственный кого я тут хоть немного знаю. Даже странно, Гай ведь следил за мной, а я теперь радуюсь его опеке.

Войдя в комнату, я увидела отца, он сидел за столом, облокотив голову на руки. Услышав меня, он поднялся, и произошло то, чего не было никогда. Мой папа обнял меня и заплакал, уткнувшись лицом мне в плечо. От такого проявления эмоций и накопившегося во мне, за последние несколько дней переживаний, я расплакалась тоже.

Не знаю, как долго мы так стояли. Через какое-то время он отстранился от меня и посмотрел мне в глаза. Его глаза были красными, а под ними залегли глубокие тени. Лицо отца выглядело почти так же как после того ранения, я его тогда почти потеряла.  Именно после того нападения, я начала заниматься боевыми искусствами. Вот только теперь они мне помочь не могут.

- Пап… - начала я, но отец жестом остановил меня.

- Ненужно Мия. Давай не будем говорить сейчас о причинах, а поговорим о последствиях? – Отец выглядел очень уставшим, да и я свежестью не блистала. Поэтому просто кивнула.

- Тогда я говорю, а ты слушаешь, вопросы потом. Я отвечу на все, что спросишь или же постараюсь. – Папа сел на стул возле окна. И глубоко вздохнул. – То, что ты ничего мне не сказала, когда ощутила свои силы, ухудшило в основном только твое положение. Тебе будет в тысячу раз тяжелее и еще в тысячу потому, что ты исключение. Одаренных с подобными возможностями не было с момента нашего переселения. Последний был еще на земле, и там же он и погиб держа портал на Терру до последнего. И это делает тебя…

Было очень заметно, что отец волнуется. Руки его немного дрожали, а сам он побледнел. Хотя было видно, что он очень старается.

- Это делает тебя мишенью, как в принципе и меня теперь. Ведь Александр считает, что это я тебя скрывал, и он очень сильно убеждает в этом президента. – Папа раздраженно вздохнул и одернул себя. – Но сейчас не об этом. Все, что ты должна себе уяснить, это будь очень осторожной. Не верь никому, развивай свои способности, не противься им иначе Переход тебе тогда не пройти!

- Что будет во время Перехода? Я должна как-то подготовиться? – Во мне звучала такая грусть, которая не звучала никогда, до сих пор.

- Просто слушай наставника, он самый лучший и опытный. Хотя в твоем случае трудно было бы любому. – С сожалением проговорил отец.

- Папа, послушай, я не хотела, что бы все именно так вышло. – Раскаялась я.

- А что ты хотела? Где была твоя голова дочь? – Вдруг взорвался отец. – Чем ты думала? Ты даже не представляешь насколько теперь все плохо для тебя! Я всегда считал тебя рассудительной, ведь ты никогда не приносила таких проблем, какие приносят дети твоего возраста, и умной, но видимо ошибался.



Ангелина Алексеева

Отредактировано: 14.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться