"Верую": брат брата прикроет

Размер шрифта: - +

"Верую": брат брата прикроет

   В первые секунды возвращения сознания я почувствовал две вещи: страшную головную боль и неповторимый запах медово-малиновой настойки, хорошо известной всем братьям нашего монастыря. Только один человек умел варить такой чудесный напиток, нарушая этим все мыслимые запреты ордена. Впрочем, это не мешало монахам иногда скрытно собираться в его келье и отдавать должное золотистому нектару. Они не то чтобы, пьянели, просто голоса их звучали чуть громче и на серьёзных, сосредоточенных лицах появлялись робкие улыбки. Он всегда говорил, что без отдыха наша ноша когда-нибудь станет неподъёмным грузом.  

- Сильвестр!? Ты здесь?  

- Да здесь я, здесь. Чего раскричался?  

Привычная серо-белая накидка с капюшоном, отороченная мехом горностая, торчащая во все стороны седая борода и серо-зелёные глаза, горящие мальчишечьим задором, возникли передо мной.  

- Вставай брат, время отдыхать, ещё не наступило.  

Я смахнул текущую по лбу кровь и кряхтя, борясь с накатывающей тошнотой, поднялся на ноги. Память вернулась и я вспомнил как оказался в архиве.  

Когда трубы стражей возвестили о нападении на монастырь, я смиренно выполнял наказание Отца-настоятеля и в двухсотый раз перечитывал скучнейшее наставление Прокопия Новоярославского, которое славилось среди братьев прямо таки чудесным свойством усыплять читателя после первого десятка страниц. Проснувшись, я пересёк огромный зал архива и, приоткрыв двухстворчатую трёхметровую дверь, выбежал на крыльцо. В тот же момент в грудь мне что-то ударило и, снеся спиной одну из створок, я рухнул среди книжных полок, потеряв сознание. Сейчас на месте выхода возвышалась гора обломков, состоящая из каменных блоков, деревянных панелей и земли.  

- Как же нам выбраться, - помотав из стороны в сторону, разваливающейся на части головой, спросил я.  

Улыбнувшись, Сильвестр хлопнул меня по плечу.  

- Выбраться не задача. Задача выжить. Вокруг вражеское войско, а братья забаррикадировались в Торжественном чертоге. Придётся пробиваться сквозь противников, чтобы добраться до них.  

- Откуда ты это знаешь?  

- Просто знаю.  

Схватившись за взорвавшийся болью затылок, я облокотился на опрокинутый книжный шкаф.  

- Чем же сражаться? Мой посох снаружи, выпал во время нападения на меня, а больше ничего подходящего я не вижу.  

- Ты всегда меня смешил Михаил. Настоящее оружие это ЗНАНИЕ! А мы там, где оно хранится, - обведя рукой вокруг себя, Сильвестр указал на ряды пятиметровых книжных шкафов с ровными рядами фолиантов и свитков на полках.  

Шагая по архиву, старший протоиерей указывал мне пальцем на ту или иную книгу, а я бросался доставать ее, катя перед собой лестницу на колёсах.  

Пройдя, таким образом, через архив мы остановились возле столов для чтения. Руки мои удерживали целую стопку тяжеленых книг многие, из которых я не видел ранее, а о некоторых даже и не слышал.  

- Теперь быстро в каморку библиотекаря. Там старый сундук накрытый волчьей шкурой где ты найдёшь всё необходимое для приготовления зелий и заклинаний.  

Я ни капли не удивился осведомлённости Сильвестра о тайнике брата Никифора, хотя там у него имелись весьма опасные вещи, типа сушёных глаз василиска и лапок водяного чёрта, а уж зубов коростомысла я там вообще найти даже и не надеялся.  

- Приступим к работе. И перестань каждую минуту хвататься за голову, забудь про боль и она отступит!  

Легко сказать забудь. У меня в черепе, словно кто-то взрывал фейерверки, и отвлечься от такого сомнительного удовольствия было ой как нелегко. Однако, он оказался прав и постепенно, я втянулся в работу.  

Первым делом мы приготовили десяток Огненных всполохов. Последний я чуть не уронил на пол за что получил подзатыльник от Сильвестра. И ведь знал, зараза, что у меня болит голова! Затем очередь дошла до Кислотных бомб, которые я делал ещё во время обучения, но изготовленные сегодня были в разы сильнее моих. Далее последовали Сумрачные гематомы и Синие воронки, рецепт которых знал каждый инок, вот только в каждый бутылёк бы добавляли кровь царского шипохвоста, что по словам моего наставника увеличивало эффект в разы.  

Прожжённый рукав, опалёные брови и позеленение большого пальца на моей правой руке стали следствием моей невниматильности на лекциях брата Ермолая, преподававшего у нас прикладную химию. Когда на столе осталось пара пустых склянок, а на сплетённой из моего пояса самодельной перевязи закончились петли для новых бутыльков, Сильвестр, сказал:  

- А теперь мы сделаем нечто опасное и запрещённое.  

Как-будто раньше мы делали микстуры от кашля и мазь от прыщей.  

Передо мной на стол упала книга без названия на обложке, но с серебряным окладом.  

- Это то о чём я думаю? – зябко передёрнув плечами, спросил я.  

- Да, это «Последний вздох». Нужно торопиться, нет времени думать о наказании, - раскрыв фолиант, произнёс протоиерей.  

- Нас накажут ...  

- Победителей не судят, - безаппеляционно прервал меня протоиерей.  

В течении получаса мы взывали к Господу нашему концентрируя нашу энергию и направляя её в сферу парящую над столом, расплавляли в серебряной чаше чешую горыныча и кости оборотня, а затем добавив туда пучок волос кикиморы поместили всё это внутрь зависшего в воздухе шара.  

Я совсем не был уверен в эффективности того, что мы тут наколдовали, но моё доверие к Сильвестру не давало причин для сомнений. Когда всё находящееся внутри сферы смешалось, в сиреневую, вязкую массу протоиерей щёлкнул пальцами и энергетический кокон исчез без следа. Я еле-еле успел подставить чашу под громко шлёпнувшееся на стол субстанцию.  



Владимир Сединкин

Отредактировано: 27.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: