Вержская резьба

Размер шрифта: - +

2

Когда Каплин парковал свою «Крету» во дворе – надо бы, наверное, снять бокс в расположенном неподалеку гаражном комплексе, но все руки не доходят, - сверкающий бок его новехонькой колесницы едва не задела такая же сверкающая, но темно-серая «Лада Веста». Новинка русского автопрома Каплину категорически не нравилась, и он был свято уверен, что внутри у нее точно та же рухлядь, что у «классики», «десяток» и разных Грант с Приорами – два года ездишь, потом либо двадцать лет чинишь, либо вообще выбрасываешь. С виду новая повозка тоже была не ахти – женственное название «Веста» мало подходило машине с такой суровой «мордой».

Впрочем, находящаяся в салоне «прокладка между рулем и сиденьем», как Каплин сразу же прозвал обладательницу лохматой длинноволосой головы, едва заметной в вечерних сумерках в свете панели приборов – вовремя пресекла опасную ситуацию, дав по тормозам, отъехав чуть назад и со второй попытки проведя маневр уже абсолютно спокойно и безопасно.

Из машин они оба вышли одновременно: помятый тяжелым нервным днем Капля, в подмокшем костюме, на который не стал накидывать куртку утром – еще довольно тепло – и похожая на воробья на морозе растрепанная черноглазая девица в коротком платье. Жили они в одном подъезде, Каплин пару раз видел ее по утрам, но не знал ни имени, ни номера квартиры.

- Простите, - отозвалась соседка, - я…

- Водить не умею, - саркастически усмехнулся Каплин, брелком запирая «Крету» и включая сигнализацию, - ничего страшного, научитесь. «Веста» сложная машина, длинная.

Ему довелось как-то раз провести тест-драйв этого чуда автопрома – один из товарищей купил на время, пока откладывает деньги на что-нибудь поприличнее, не желая связываться с кредитами. Каплин, всю жизнь предпочитавший короткобазные машины с рублеными формами и короткими свесами, счел «Весту» ужасающе неудобным седаном: по его заключению, хуже была только «Волга», на которой он учился водить – она мало того что длинная, так еще и широкая, как баржа, и с чрезмерно мягкой подвеской, не позволяющей чувствовать неровность дороги и подобрать ради сбережения покрышек оптимальный скоростной режим.

Черноглазка покраснела.

- Я торопилась. Впрочем, если вам удобнее думать, что я просто не умею водить…

Капля подумал совершенно другое слово, грубое, но очень распространенное среди мужской прослойки водителей в отношении таких вот девочек-припевочек, усевшихся за руль даже не бешеных табуреток, а машин, которые и мужики-то порой стороной обходят. Пару недель назад в него чуть не въехало хрупкое большеглазое существо на огромном неуклюжем «Ниссан Патрол», впрочем, девчонка тоже успела вовремя вывернуть руль и уйти от столкновения. Каплин мысленно заапплодировал. Заметив кировские номера, махнул рукой – ну, бывает, человек города не знает…

Больших машин он тоже не любил – чувствовал себя в них неуверенно, они казались ему неуклюжими утюгами на колесах, следить за габаритами которых ненамного проще, чем за огромным седельным тягачом с полуприцепом, в просторечии именуемым «фурой», и «Крета» оказалась тем, что ему нужно.

- Она просто длиннее, чем кажется, и не всегда хватает места для маневра. Это нормально, привыкнете, - отбрехался Каплин и, пропустив соседку вперед, вошел в подъезд. Та отодвинулась к стене, предлагая ему идти впереди – видимо, боялась ненароком засветить то, что ему видеть не надо. Проглотив совет искать платья подлиннее, а машины покороче, а не наоборот, Капля двинулся вперед, сзади цокала каблуками незадачливая автоледи.

Планировка их дома не оставляла незнакомцу или гостю никаких возможностей сообразить, на каком этаже находится квартира с определенным номером. Это была пятиэтажка, построенная в конце шестидесятых по какому-то экспериментальному проекту: в первом подъезде было всего по две квартиры на этаже, во втором – по четыре, в третьем – опять по две, в четвертом и пятом по три. Причем если в первом подъезде было по две «трешки», то в третьем – одна «трешка» с более просторными комнатами, чем в квартирах из первого подъезда, и одна «однушка». В их третьем подъезде нечетные номера отводились трешкам, четные – однушкам, Каплин вообще не хотел снимать такую огромную хату, но Диана настояла, заявив, что с детства не выносит тесноты. Впрочем, стоила она недорого, и он махнул рукой на капризы жены.

Он остановился напротив своей пятьдесят пятой и принялся лениво искать в кармане ключи: если быть честным, особого желания идти домой не было. Капля бы еще с удовольствием поработал, но такой возможности режим работы организации не оставлял.

Черноглазая автоледи, едва он свернул к своей двери, фурией влетела на площадку, едва не впечатавшись в дверь пятьдесят шестой квартиры, и, гремя содержимым сумочки, рылась в ней обеими руками, ища ключ. Покачав головой, Каплин отпер дверь в квартиру и шагнул внутрь, мысленно прощаясь с сегодняшним днем.

Наверняка жена уже спит, она всегда ложилась рано.

 

- Как ты? Лучше не стало? – встревоженным голосом осведомилась Ирина, скинув туфли и проходя в комнату.

Лежащий на диване человек – красный, как вареный рак, со страдальческим выражением на румяной физиономии – помотал головой.



Федор Ахмелюк

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться