Вержская резьба

Размер шрифта: - +

4

Самые жестокие пробки в Керыле бывали в десятом часу утра.

Город просыпался поздно – большинство из расположенных в центре и на крупных улицах учреждений работали с одиннадцати или десяти часов утра, на периферии и окраинах рабочий день мог начинаться в девять, но никак не раньше. С восьми утра, как во всех нормальных городах, работали только школы и больницы. Поэтому Капля на работу приезжал за час до начала рабочего дня – около девяти утра, чтобы проскочить час пик. Открывать и закрывать офис входило как раз в именно его обязанности, следить за соблюдением подчиненными рабочего графика – тоже, и он охотно устраивал выволочку всем явившимся позже девяти сорока пяти утра: приготовления, чаек-кофеек, намалевывание физиономии, перекуры и прочее в рабочий день не входят. Ровно в десять все должны уже сидеть за своими столами, за уже включенными компьютерами с уже загрузившейся операционной системой. Точно так же в конце дня: в девятнадцать часов одну минуту все еще должны находиться на рабочем месте, компьютеры включены, рабочие программы запущены. В две минуты восьмого можно начинать сворачиваться.

Иногда он подумывал – не начать ли ему ездить на работу на общественном транспорте, но вовремя останавливал себя простой мыслью, что тот тоже стоит в пробках – раз, и явиться на встречу, вылезая из ржавого «ЛиАЗа», а не из сверкающей иномарки, работник его должности не может себе позволить ни при каких обстоятельствах – два. В крайнем случае – такси, и ни в коем случае не дешевый «Яндекс»: все должны видеть, что фирма цветет, на таких мелочах не экономит, направленный на встречу сотрудник заказывает себе самое лучшее и самое дорогое в городе такси.

Нервно барабаня пальцами по рулевому колесу своей «Креты», Капля тоскливо разглядывал зад стоящего впереди него «Рено Флюенс» и думал, что его бы воля – он бы навел порядок в этом неразумном городе. Что за идиотская мода – начинать рабочий день в десять утра, когда вся страна начинает его в восемь, а производства – самое позднее в семь? Что за порывы некоторых организаций обвалить цены на индивидуальный извоз? Чернь не должна пользоваться такси, для нее предназначены автобусы и маршрутки, а в идеале – тротуары. Да, звучит, конечно, по-снобски, но какая у нее, черни, ответственность? За все отвечают начальники. Финансовые убытки из-за их косяков несут начальники, акционеры, владельцы. Самим же им грозит в самом страшном случае увольнение, но сейчас не девяностые, и найти работу не составляет вообще никакой проблемы, если ты не совсем уже законченный вонючий бич или дышащий на ладан, потерявший всякий интерес к работе без трех-пяти лет пенсионер.

Капля начал работать еще студентом.

В свою фирму пришел простым продажником «в поля». Его задачей было обойти часть вверенного ему участка, собрать информацию о клиентах, представляющих интерес для фирмы, и организациях, с которыми она может так или иначе сотрудничать. Прояснить – в ряде случаев – такую возможность самому, и взять контактные данные. Вернуться в офис в строго определенное время. Сдать заполненные карты клиента в отдел активных продаж. Если кто-то из женщин-продажниц отсутствует – самому сесть на телефон и обзвонить собранную базу. Тоскливая, эмоционально выматывающая работа, тем не менее, дающая недурные перспективы.

Через четыре месяца он дорос до старшего «полевого» сотрудника, через восемь – сам тренировал новичков: в фирме была страшная текучка, сдельная оплата труда и отсутствие желания сотрудничать у большинства потенциальных клиентов не прельщала сотрудников, и те, отбегав по полям месяц-два за мизерную оплату, сливались в неизвестном направлении. Спустя год его перевели в отдел работы с корпоративными клиентами – крупными фирмами, а спустя еще три месяца Николай Каплин покинул свою должность по собственному желанию.

Образование у него было бесперспективное – заурядные «Финансы и кредит», Капля уже к третьему курсу окончательно понял, что получает его «для галочки», так как каждая себя уважающая контора человека без высшего образования на должность выше кассира-продавца, дворника, грузчика или вышибалы при воротах и не подумает брать. При этом фирме абсолютно неважно, на кого учился кандидат – на заурядного экономиста или физика-ядерщика. Главное, что он вытерпел четыре-пять лет учебы, довел главное дело жизни до конца, способен себя организовать и заставить работать. Уволившись, Каплин успешно сдал экзамены за последний курс, получил диплом бакалавра и отправился искать работу в той же сфере, с которой и начинал.

Ему повезло. Первая фирма официально оформила его и дала хорошие рекомендации – своим напором, трудовой настойчивостью, умением отключиться во время работы от всего сопутствующего, Каплин сумел подать пример нескольким не обремененным учебой коллегам, которые за считанные месяцы сумели существенно увеличить прибыль фирмы. В трудовой книжке Каплина уже красовалась запись о зачислении в штат, нескольких переводах на вышестоящую должность и увольнении по собственному желанию. Когда Каплин пришел в «Реском» - огромную сеть, осуществляющую поставки стройматериалов и инструментов – его без вопросов взяли в отдел, работающий с «теплой» базой, то есть списком клиентов, УЖЕ готовых к сотрудничеству, а не заставили унизительно навязываться людям, которые об этой компании даже не слышали, и капать на мозги в духе «мы вам скидку дадим» и, подпрыгивая на лапках, умоляюще вопрошать «а что вас не устраивает в предлагаемых нами условиях?».



Федор Ахмелюк

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться