Вержская резьба

Размер шрифта: - +

5

Хотя Каплин был пунктуальным до крайностей, сделки иногда срывались. Как правило – не по его вине. На наиболее важные переговоры он ездил лично, не доверяя этого дела даже своему заместителю. Даже когда голова раскалывалась, тело тряслось, а из носа хлестал Ниагарский водопад – он часто простужался, но все свои недуги переносил на ногах, стиснув зубы, отпуская потом заразившихся подчиненных на больничный.

Так произошло и в этот раз. Нет, не потому, что Капля болел, просто из-за аварии – незадачливый водитель кредитного «корейца» въехал в грузовик, в виновника аварии – еще один водятел, потом еще и еще… – встал весь Курышковский проспект, важнейшая транспортная артерия города, соединявшая две его части, начинавшаяся с моста и заканчивающаяся другим мостом через другую реку, Керыль, как и многие города, стоял у слияния двух крупных рек, имел в центре «стрелку» и набережную, вернее, даже две.

Объехать пробку не было никакой возможности, даже если ехать по окружному кольцу – Керыль окружала кольцевая автодорога, позволяющая попасть в другой район в объезд центра, и Каплин, матерясь про себя, позвонил клиенту и перенес встречу на понедельник. Тот коротко ответил, что в курсе – сам стоит в той же пробке, разве что возле самого места аварии, а не в хвосте, как Каплин. А нужных документов у него с собой нет.

В офис он вернулся через полтора часа, разъяренный и уставший. День близился к концу, но ни одного из запланированных на вторую половину рабочего дня дел сделано не было. Устало вполз на шестой этаж по лестнице, не позволив себе воспользоваться лифтом. Вошел в странно шумный офис.

«Реском» занимал несколько смежных помещений. Центральный зал, в котором бубнили в телефонные трубки менеджеры по продажам, налево – кабинет начальника регионального подразделения, то есть его, Капли, и его заместителя, рядом с ним – почти всегда пустующая переговорная, Каплин старался не дергать важных клиентов, а собеседования проводил в своем кабинете. Направо – помещения для прочих: работа с крупными клиентами, согласование договоров, транспортный отдел… Продаваны сидели на своих местах, но их монотонный бубнеж с трудом перекрывал многоголосый и, судя по всему, радостный гам из отдела согласования.

Он прошел к себе, скинул куртку, расстегнул пиджак. Уставился на ничего не замечающего заместителя.

- Стас, - осторожно подал голос Каплин, - что у нас здесь происходит?

Стас – тощий, бровастый и с невероятно желчным и язвительным характером типок лет сорока, пришедший в фирму еще до Каплина и зачем-то отказавшийся от должности начальника подразделения, хотя ему ее предлагали, - откинулся на спинку кресла, отъехал от рабочего стола и тоскливо взглянул на босса.

- У нас тут праздник, маленький переворот. Торжество женской сущности тут у нас! – Стас состроил многозначительно-умную рожу и поднял вверх палец.

К его саркастически-издевательской манере общения даже с начальником Каплин привык. В конце концов, открыто хамить и троллить Стас себе не позволял, а работал за пятерых. Капля иногда подумывал – а не распустить ли ему вообще отдел согласования договоров, взвалив эту обязанность на зама. Но поберегся – мало ли, сбежит еще. Где второго такого Стаса найдешь?

- Не язви, - буркнул Каплин, поднялся с места и широким тяжелым шагом направился в отдел согласования. По мере приближения к двери шум нарастал – за дверью явно шла пирушка.

Он не ошибся. Мониторы и клавиатуры, папки с документами и органайзеры сдвинуты на край стола к стене, за столом – вся женская половина фирмы, кроме телефонных продажников, считавшихся чернью: все равно убегут через пару месяцев. В углу уставился в монитор единственный, кроме них со Стасом, мужчина, за вычетом транспортного отдела – Игорь изобретал для фирмы юридические способы отмазаться, если вдруг что-то пошло не так, и проверял разные спорные с точки зрения прибыли и законности договора.

Галдящие прелестницы его даже не заметили. Быстрым шагом Капля проскользнул к Игорю и внимательно уставился на него.

Юрист развел руками:

- Пойдем, выйдем.

Мужики друг друга называли на «ты». Этот порядок здесь появился еще до Каплина, а ломать его и менять на более почтительный он не стал, так как не любил чинопоклонства.

В конце коридора на каждом этаже была небольшая комната с одной остекленной стеной и здоровенной вытяжкой – курилка, место сборов лодырей и бездельников из других фирм. В «Рескоме» курил мало кто – только Стас, юрист Игорь и кто-то из транспортного отдела. И, разумеется, часть роботов с телефонов, но те забегали в курилку тайком, по пути в уборную и из уборной: регламентировать их режим работы Капля поручил супервайзеру, а тот радостно гонял свою «пехоту» в хвост и в гриву.

Капля еще не отошел от некоторого шока, вызванного таким открытым попранием всего внутреннего распорядка фирмы. Хотя до него уже начало доходить, что делать – кажется, у всех этих бездельниц будет рабочее воскресенье. И суббота тоже. Или – вон.

Игорь достал из кармана брюк пачку «Мальборо», закурил и недоуменно уставился на начальника.

- И что я должен был сделать, по-твоему? – снова развел он руками.



Федор Ахмелюк

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться