Вержская резьба

Размер шрифта: - +

6

В дверь всунулась все еще рыжеватая от дикого смешения покраснения и дурацкого цвета пудры физиономия еще час назад начальницы отдела согласования договоров.

- Николай Алексеевич, можно?

- Войдите, - Капля отодвинул мешающий контакту органайзер: он предпочитал, чтобы между ним и собеседником не находилось ни одного предмета выше трех сантиметров.

Симонова изящно проскользнула в приоткрытую дверь, опустилась на стул перед начальственным столом, кокетливо поправила выбившийся из прически локон.

- Могу я узнать, в чем я виновата и за что меня прогоняют? Я никого не просила устраивать это застолье…

- Ага, оно само, - кивнул Каплин.

- …я просто рассказала коллегам о том, что развожусь с Мишей, и почему я так поступаю!

- Опустим этот момент. Дела семейные, - Капля шумно выдохнул, - с кем и как жить, решать вам и только вам.

- Вот видите!

- Не перебивайте, - хмуро сказал Каплин, - я не закончил. Итак, вы решили развестись. Вы встретили нового мужчину. Судя по тем обрывкам разговоров, что я слышал, восторг вызвали не личные качества мужчины, а его доход. И на повестке дня у вас стоит даже не выбор курорта для свадебного путешествия и не фасон платья, а выбивание имущества и алиментов из бывшего мужа. Будете спорить?

Симонова промолчала.

- Ольга Викторовна, знаете, почему именно вас я держу в фирме в качестве начальника отдела согласования договоров?

- Ну… я давно здесь работаю, я знаю тонкости…

- Нет. Этим вообще могли бы заниматься Стас и Игорь. Вы же за копейку удавитесь, Симонова. У вас удивительный дар к выколачиванию денег. Я бы вообще оставил вас в продажах, если бы у нас не хватало людей, которые хорошо продают основной продукт, но мало уделяют внимания дополнительным услугам. Вас не интересует вообще ничего, кроме денег, денег и еще раз денег. И именно поэтому ваша премия, Ольга Викторовна, прямо пропорциональна сумме, на которую ваш отдел заключил договоров. Как у продажников с телефона, которых вы за людей не считаете. Мне известно, сколько зарабатывает ваш, гм, кандидат в мужья. Вы можете вообще не работать. Но вам очень интересно, сколько вы можете слупить с несчастных Мишиных тридцати тысяч. Как бы вам полностью отжать у него купленную в браке квартиру, как забрать недостроенный дом, а в идеале еще и ухитриться взыскать средства на завершение строительства с него же. Вам не кажется, что вы настолько заигрались в успешного продавца, что продали саму себя и не заметили?

- Я…

- Ну? Я слушаю вас, Симонова. Не надо оправдываться. То, что вы сделали, иначе, чем продажностью, не назвать. Моя жена Диана не работает. Хотя очень хочет. А знаете, почему? А чтобы в ней не проснулся вкус к деньгам. Впрочем, это уже мои семейные вопросы. Вам их знать не обязательно.

Каплин приукрасил события. Конечно, Диана не собиралась совсем уходить из профессии, но решение мужа восприняла без огорчения. Дома сидеть – так дома сидеть, чего уж там. Она замужем, а обеспечивать семью – мужская головная боль, с нее спрос небольшой, так как в быту Капля был неприхотлив, ел что дадут, носил что выстирано и спал где постелили.

- Вы можете считать меня кем угодно, это ваше право. А это моя жизнь и мне решать, как с ней поступать… Я пришла прояснить другой вопрос, - Симонова нервно кашлянула, - за что вы меня увольняете?

- Ваш уже практически бывший муж и отец вашего ребенка сидит через стенку. В соседнем отделе. Ему, в отличие от вас, без работы никак – ему еще платить алименты… э-э… двенадцать с половиной лет, достраивать дом, который он вам отдаст, и как-то оплачивать съемное жилье, вы же не позволите ему жить на купленной на его же деньги в браке квартире. Вы переедете к новому мужу, а квартиру будете сдавать – это же деньги. И чтобы сохранить в организации здравый психологический климат, исключить взаимные нервотрепки, сберечь в первую очередь Мишино здоровье, вы с завтрашнего дня отправляетесь вон. По статье. И я приложу все усилия, чтобы вы никуда больше не устроились приличнее кассира в супермаркете за тринадцать тысяч в месяц. Смертный грех алчности должен быть наказан. Я не бог, но я пытаюсь. А теперь, госпожа Симонова, покиньте мой кабинет. Я не желаю находиться с вами в одном помещении.

В дверь снова постучали – сунулась всклокоченная бородатая голова Михаила, теперь уже без нескольких месяцев разведенного отца-алиментщика.

- Мишка, дай ключи от машины! – вскрикнула вскочившая с места Симонова. Муж машинально сунул руку в карман и протянул ей. Она схватила их и была такова. Обернувшись назад, к окну, Каплин безучастно смотрел, как женская фигура в оранжевом, несмотря на шпильки, бегом устремляется к стоящей на краю парковки серебристой «Приоре», распахивает дверь, заводит мотор и уезжает в неизвестном направлении.

Михаил все это время продолжал безучастно стоять в дверях.

- Проходи. Садись, - бесцветным голосом произнес Капля, показав ему на стул.

Тот понуро сел.

- Что делать планируешь?

Симонов помотал головой.

- Подожду. Ей моча в голову ударила. Ну не может же она просто так…



Федор Ахмелюк

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться