Вержская резьба

Размер шрифта: - +

12

День тянулся, как прилипшая сначала к асфальту, а потом к подошве сапога жвачка – Каплин уже и сам не мог дождаться, когда он закончится. Устроив небольшую распеканцию мужикам-транспортникам за задержку какому-то магазину небольшой поставки – нескольких ящиков керамической плитки и пары десятков рулонов пароизолирующей пленки – он прошел к себе в кабинет и уставился в окно, за которым тягостно сгущался серый октябрьский воздух.

Завести, что ли, радиоприемник на работе? Ну так по радио давно уже не гоняют ничего пристойного: лишь один немелодичный попсовый долбеж да всем набившие оскомину хиты перестройки и девяностых. Но и сидеть в тишине под щелканье клавиш и хруст колесика мыши сил нет.

- Захворал, что ли? – подал голос ненадолго оторвавшийся от монитора заместитель Стас. У него было сегодня много работы, и он, зайдя в кабинет, еще ни разу не покидал рабочего места, хотя был уже третий час дня, рабочее время плавно подползало к «экватору» - четырнадцати тридцати.

- Да нет, - отмахнулся Капля, - думаю о графике.

- Каком?

- Рабочем. Ты как считаешь, может, нам рабочий день перенести?

- В смысле? – не понял заместитель.

- Границы в пределах суток, в смысле. Вот начинаем в десять, кончаем в семь вечера. Везде работать начинают в восемь, в пять вечера – домой…

Стас недобро посмотрел на него.

- В восемь утра Керыль еще спит.

- И это плохо.

- Вселенную под себя не переделаешь. Плохая идея, я против. Но решать, конечно, товарищу полковнику…

Когда Каплин занял пост начальника и принял у предшественника дела, на рабочем столе его компьютера красовалась какая-то мутная картинка с тремя звездами, за которую Стас, тоже назначенный замом начальника тем же приказом – до этого он возглавлял транспортный отдел – незамедлительно прозвал его «полковником». Даже несмотря на то, что Капля на следующий день сменил фон на однотонный – неприлично отвлекать себя от работы разными картинками, на рабочем компьютере не должно быть абсолютно ничего лишнего. Никаких звезд, космических бубликов (такая картинка была на компе Стаса), саперов и пасьянсов.

- Решу, - твердо сказал Каплин, - посоветуюсь только с центром и решу. Так что будь готов вставать на два часа раньше. Я уверен, они одобрят. Это только в Керыле такая ересь. Все нормальные города в восемь утра уже на ногах, уже час пик и тот кончился.

На самом деле, такая ересь была по всей области, кроме нескольких райцентров на ее крайнем юге, на границе с Нижегородской областью, просыпавшейся, как положено, к восьми – Капля пару раз ездил в командировки в нижегородский офис.

Стас, состроив боссу угрюмую рожу, снова повернулся к своему компьютеру. Минуты ползли не быстрее улиток. Без пятнадцати три, без пяти, две минуты четвертого… В восемь минут Капля не выдержал и встал.

- Пойду проветрюсь. Будут искать – скажи, до магазина пошел, дома не завтракал, проспал.

Стас вытаращил глаза.

- Он проспал, а теперь хочет сдвинуть начало рабочего дня на восемь утра. Какие-то взаимоисключающие параграфы получаются.

- С кем не бывает, - усмехнулся Капля, накидывая куртку.

Через дорогу от бизнес-центра было небольшое кафе в первом этаже жилого дома – Капля иногда заходил туда с Дианой во времена их конфетно-букетного периода. Конфетно-букетный период был долгим и монотонным: сначала она не отказалась, уйдя из отдела продаж, прогуляться с ним и поговорить о том, как современной молодежи надлежит строить свою жизнь, затем Капля уговорил ее оставить телефон, через три дня вызвонил снова…

Ему нравилось, что она держала дистанцию. На свидания приходила, как на пары – строго одетой, с уложенными волосами, с минимумом косметики. Она вообще почти не красилась – немного туши на ресницы, немного пудры, если цвет лица неровный, и все. Скудно и сжато рассказывала о себе с упором на «я самая обычная». Ей было как будто все равно, и только на второй месяц появилась перспектива на брешь в этой стене приличий. Капля не любил беспечных и беззаботных девиц, не умеющих засунуть свои чувства в железный ящик с завинченной болтами крышкой и уже на первых свиданиях готовых «делать шаги дальше». Ему всегда надо было присмотреться, притереться к человеку, понять, стоит ли вообще иметь с ним какое-то дело, не говоря уже о таком важном деле, как семья, а на мелкие интрижки, как ему казалось, взрослому работающему мужчине размениваться неприлично и постыдно.

Это студенту еще можно – студенчество – время учебы не только своей профессии, но и взрослой жизни. Но когда тебе двадцать пять или больше, и ты уже имеешь свой стабильный, позволяющий жить и откладывать на будущее доход, недопустимо тратить свое время на безалаберных стрекоз, которых интересует только чувственная сторона отношений. Надо думать о том, что ты должен стать мужем, отцом, быть примером своим детям и суметь наставить их на правильный путь без тех синяков и шишек, что набил их отец в годы становления личности. Не допустить повторения ими его ошибок. И Капля закономерно интересовался только серьезными девушками, ориентированными на создание крепкой, моногамной, обязательно с детьми – никаких чайлдфри – семьи. Такими, как Диана.



Федор Ахмелюк

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться