Вержская резьба

Размер шрифта: - +

14

- Здравствуйте, - тяжело дыша, произнесла она, глядя на удивленного Каплю, - ваша…

- Вам, кажется, доходчиво объяснили, что мы не собираемся с вами сотрудничать, - железным голосом произнес Каплин.

- Николай Алексеевич, у вас только за сегодняшний день и только у одного сотрудника было два вопроса о резных элементах!

- С чего вы взяли?

- Отловила менеджера с телефона в курилке. Не спрашивайте, кого, я все равно не скажу. Хотите продавать – собирайте информацию, что называется, - довольным тоном сообщила Оксана, посылая улыбку угрюмому Стасу, с вялым интересом взиравшему из-за своего стола на происходящее.

- Не скажете вы – скажут его коллеги, и этот менеджер вылетит вон.

- Хотите, я вам скажу кое-что? Они и так от вас скоро разбегутся с вашим подходом к работе…

- Вы еще работать меня поучите, нахалка. Вон.

- И это я еще нахалка?

- ВОН!!! – оглушительно гаркнул Капля, с грохотом поднимаясь из-за своего стола. – Немедля покиньте кабинет, иначе я вызываю полицию, и объяснять, что вы не верблюд, вы будете уже им!

- Ты чего на девушку орешь, Николай Алексеевич? – хмуро осадил его Стас, - своим продаванам позволяешь все, чуть ли не заставляешь, а когда пришли по твою фирму, выгоняешь вон?

Каплин молча показал ему кулак.

День из тягучей жвачки становился чем-то сумасшедшим и непредсказуемым.

- Я уйду, но я могу позвонить в центральный офис, обсудить эти условия с ними, - невозмутимо сказала Оксана, взирая на Каплина с легким разочарованием во взгляде.

Это был удар ниже пояса. Эта мерзавка, настырная липучка, откуда-то узнала, что сотрудничать с региональными филиалами «Рескома» можно и в обход руководителей самих этих филиалов – достаточно связаться с контактным отделом головного отделения фирмы, с Москвой, и те уже сами возьмут у просителя контакты и велят региональному начальнику назначить ему встречу. В Москве считали, что ценен каждый подобный контакт, и, как правило, давали добро на встречу и обсуждение сотрудничества, а с начальников филиалов потом спрашивали, почему в сотрудничестве отказано, если начфил принимал решение отказать просителю. Каплин строго-настрого запрещал продажникам и отделу согласования кому-то говорить об этом, ибо в таком случае он бы уже ничего не решал – все решили бы за него, и его имидж всемогущего босса бы просто рухнул. И посмеяться над ним счел бы допустимым каждый цыпленок с телефона, пристающий к частным домовладельцам с предложениями купить ондулин по скидке.

- Они знают, что в Керыльской области сейчас высокий спрос на традиционную вержскую резьбу. Понимаете, мы же не резными фигурками предлагаем вам торговать. Мы предлагаем вам совершенно строительный товар, просто уже готовый. У вас – база клиентов и высокий спрос, у нас – товар при слабом отделе продаж, я просто физически не могу обзвонить всех желающих, и нет денег на рекламу, так почему бы нам не помочь друг другу? – почти ласково заглянув ему в глаза, разъяснила перспективы Оксана.

- У нас. Сейчас. Нет. Времени. Заниматься. Этим. Вопросом, - делая паузу после каждого слова, раскатывая во рту каждый слог, произнес, как будто разъясняя что-то умственно отсталому ребенку, проворчал Каплин, садясь на свое место, - вы понимаете? Мы разошлись в пятницу на условиях, что на неделе я вам позвоню. На неделе – это, вполне возможно, вечером в четверг. Так понятнее? Вы приходите после обеда в понедельник, в обход секретаря лезете к начальнику и чуть ли не претензии выдвигаете, что мы до сих пор не вспомнили про ваш свечной заводик. Оксана, вам не кажется, что это просто верх наглости? Хотя, мне тогда понятно, почему этими делами в вашей фирме занимаетесь именно вы…

- Верно, - согласилась она, - я наглая. Кушать, знаете, хочется.

- Выйдите замуж.

- Не хочу.

- Каждая женщина хочет замуж, если она еще не замужем, не выдумывайте. Я позвоню вам в четверг. И говорить с вами я буду только и только в четверг. Не раньше и не позже. У нас нет вре-ме-ни!

- Николай, - подал свой усталый голос Стас, невозмутимо поправлявший галстук, - давай я займусь. У меня есть.

- Займись.

- С тебя только резолюция.

- Лады, действуйте. Я к транспортникам, - вспомнил Капля о покинутом муже выгнанной Симоновой: надо бы его проведать.

Транспортники обычно даже толком не замечали по понедельникам, как они проходят – на этот день всегда было очень много доставок. Огромный бородатый добродушный медведь Мишка Симонов, отличный муж и отец, но, по мнению его уже не жены, слишком бедный, чтобы обеспечить этой фифе «достойное» существование, сидел в углу, диктуя кому-то список наименований, заказанных на погрузку. Дождавшись, пока он закончит, Капля похлопал его по плечу и сделал немой знак рукой: пойдем, выйдем в курилку.

Бесшумно, как тень, Симонов последовал вслед за боссом.

- Какие подвижки? – спросил Капля, садясь на скамейку. Михаил остался стоять, сунув руки в карманы пиджака.

- Никаких.



Федор Ахмелюк

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться