Вержская резьба

Размер шрифта: - +

31

Жена буравила его неодобрительным взглядом. «Ну сколько можно?» - читалось в нем. Причем по каким-то признакам угадывалось, что она сама только что явилась домой, а значит, Каплина очередь устраивать разнос.

- Ты сама-то где была? – фыркнул он, убирая ботинки на полку – надо не забыть завтра с утра их почистить. – Вижу, что меня опередила хорошо если на полчаса.

- У мамы.

- Ладно, охотно верю, - махнул рукой Каплин, вешая на пластиковые «плечики» пиджак – тот бы надо на выходных отправить в стирку, рядом с ним в маршрутке сидел какой-то алкаш, и его куртка и пиджак пропитались вонью немытой туши опустившегося маргинала.

- Охотно веришь? – процедила сквозь зубы Диана, - а если я тебе вру?

Капля, направившийся было в ванную, застыл посреди прихожей.

- А к чему, собственно, вот этот спектакль? – невозмутимо спросил он, вернее, стараясь сделать это невозмутимо, но чувствовал, как в голосе проскакивают раздраженные нотки.

- Каплин, я вообще не понимаю, что между нами происходит, - медленно, нараспев, произнесла она.

Капля пожал плечами.

- Да ничего вроде не происходит.

- Хорошо, зайду с другой стороны. Когда ты займешься покупкой жилья?

- Когда будут деньги.

- У тебя есть деньги!

Капля замялся. Стоит ли сказать ей про отпуск? Наверное, стоит намекнуть, что такой вариант событий возможен. А значит, стоит сильно ужать бюджет: отпускные «Реском» рассчитает из одного оклада, который ненамного выше средней зарплаты по региону.

- Есть, но в следующем месяце нам нужно будет урезать траты, - сказал он, - ты сколько сейчас тратишь?

Диана задумалась.

- На еду примерно пятнадцать за сентябрь ушло, квартира – двадцать две, квартплата – четыре с половиной, ну, по мелочи еще тысяч пять-семь… ну и…

Капля знал о пункте «шоппинг»: вообще, Диана не была шмоточницей, но материальное положение позволяло, и новые предметы в гардеробе она себе покупала куда чаще, чем большинство женщин в России. И даже «расходники» старалась покупать подороже, продолжая верить, что, может быть, колготки за триста рублей не порвутся завтра же, в отличие от тех, что стоят сто пятьдесят.

- Примерно восемьдесят тысяч, - прикинул Капля, - и на день рождения я тебе отдал свою кубышку на всякий случай, было у меня немного. Так вот. Сейчас Москва решает, выслать меня в отпуск на месяц или пока не надо. Они думают, что я себя загнал и плохо работаю, у нас недавно был ССБшник, нашел кучу нарушений, даже юбки линейкой мерял – злой был, что ему отпуск сорвали. Естественно, в центре недовольны. И если меня отправят в отпуск, отпускные рассчитают из голого оклада. А он – тридцать тысяч грязными, то есть на руки – двадцать пять. Кубышка пустая. И надо нам на эти двадцать пять тысяч как-то скрипеть месяц. А у нас одна квартира дороже стоит. Понимаешь, Ди, в какой мы жопе?

Легкая тень пробежала по ее лицу.

- Ты серьезно сейчас?

- Нет, шучу. Есть мизерный шанс, что меня не отправят в отпуск. Есть шанс, что не отправят, а уволят сразу. Давай думай, что будем делать.

- А с чего я должна думать? – развела руками Диана, - ты мужчина, обеспечивать семью – твое дело, ты и думай. В долг возьми, продай что-нибудь.

- Да чего мне продавать-то, - вздохнул Каплин, чувствуя, что до этой минуты недооценивал масштаб задницы, в которой оказался.

- Хорошо. Кушать будешь?

- Ди! Черт возьми! Сколько раз я просил тебя не произносить это деревенское слово?

- Прости. Ты голодный? – переформулировала она вопрос.

- Нет, - бросил Капля, развернулся и направился в ванную – чистить зубы и умываться перед сном: идти в душ отчего-то не было сил.

- У нас еще остались деньги! – крикнула ему вдогонку Диана.

- Сколько?

- Я сейчас посмотрю. Ты мыться или только руки помыть?

- Да ничего уже. Пошли, посчитаем, - ему стало немного легче, хотя мысленно Капля уже вывешивал на «Авито» объявление о продаже совсем нового, не прошедшего и пяти тысяч километров, корейского кроссовера. С припиской «срочно нужны деньги». Влезть в долги он не мог. Это непристойно. Это недостойно нормального мужика.

Обычно он, получив зарплату, оставлял на карте десять-пятнадцать тысяч на бензин и свои карманные расходы, а остальное отдавал жене наличными, все хозяйство было на ней. Ну и та, естественно, не жмотилась на покупки для себя любимой. Иногда у Капли чесались руки сгрести в мешок все баночки и бутылочки, которыми она заставила ванную, и выкинуть вон, но душила жаба при мысли, сколько за все это было уплачено. Наверное, хоть какая-то мелочь у Дианы остается? Хотя бы по паре тысяч с каждой зарплаты… Капля прикидывал, на какую сумму она ежемесячно закупалась шмотьем и дамской чепухой, пока Диана доставала откуда-то со шкафа жестяную коробку из-под печенья: деньги она хранила так же, как ее занудная мамаша, по старинке.



Федор Ахмелюк

Отредактировано: 17.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться